Несколько лет подряд политические лидеры Запада отказывались признавать реальность, в которую превратились отношения с путинской Россией. Год за годом политики отрицательно отвечали на вопрос о том, не вошел ли мир в новую холодную войну, и объясняли: мол, до отношений Советского Союза и Запада нам еще далеко, да и гонки вооружений, к счастью, нет. Теперь сторонники этой теории лишились еще одного аргумента.

На этой неделе, накануне Мюнхенской конференции по безопасности, ее организаторы обнародовали большое ежегодное исследование о ситуации с безопасностью в мире. Этот документ пользуется непререкаемым авторитетом, и в нем впервые признается, что ключевые государства действительно входят в период вооружения — с усилением роли ядерного арсенала.

Ядерный вызов — 2019

В Мюнхенском отчете, среди прочего, содержится анализ основных проблемных вопросов мировой безопасности. Это и вопросы торговли (в последнее время все чаще говорят о торговых войнах), и международная организованная преступность, включая наркоторговлю. Но на первое место в этом списке составители отчета поставили именно проблему вооружения, начав раздел цитатами Дональда Трампа и Владимира Путина.

«Мы модернизируем и создаем принципиально новые ядерные силы. И, скажу откровенно, мы должны это делать — потому что другие это делают. Как только они остановятся — остановимся и мы; но они этого не делают. А если они не планируют останавливаться, то мы должны быть впереди — на невиданном до сих пор уровне ядерного вооружения», — заявил президент США.

«Конечно, нужно будет обеспечить свою безопасность какими-то шагами. Пусть потом не пищат, что мы добиваемся каких-либо преимуществ. Мы не преимуществ добиваемся, а баланс сохраняем и обеспечиваем свою безопасность», — пояснил аналогичные действия его российский коллега.

Эти цитаты датированы еще прошлым годом, а после официальной «смерти» Договора о РСМД ситуация стала еще острее. Причем речь идет о «ядерной гонке» не только между Россией и США. Мир стал многополярным.

«Холодная война привела к появлению механизмов контроля за распространением оружия массового уничтожения и взаимному сокращению вооружений двух крупнейших мировых ядерных держав. Сегодня же, с созданием многополюсного ландшафта безопасности и с ускорением технологического прогресса, наступил кризис контроля над вооружениями», — констатирует Мюнхенский отчет.

Подготовка к 55-й Мюнхенской конференции по безопасности

Крах американо-российских ядерных договоров подливает горючего в эти процессы, поскольку «усиливает недоверие к тому, что ядерные державы стремятся к постепенному разоружению. «Роль ядерного оружия, похоже, растет», — констатируют в Мюнхене.

По данным исследователей, гонка вооружений уже сейчас не ограничивается парой США и России. «Все девять государств, обладающих ядерным оружием, добавляют или модернизируют свои арсеналы, наверное, намереваясь получить преимущество в период новой неопределенности». Общую атмосферу неопределенности усилило и то, что мир оказался «неспособным сдержать ядерную программу Северной Кореи», и «шаткое состояние иранского ядерного соглашения» после выхода из него США.

Все это способно спровоцировать «эффект домино распространения ядерного оружия», говорится в документе. Столь пессимистичных прогнозов Мюнхенский отчет не давал уже давно. Документ констатирует: проблема не только в том, что старые договоренности нарушены. Беда еще и в том, что практически никто не верит в появление новых соглашений вместо них — хотя политики и заявляют в необходимости подписания многостороннего договора о разоружении.

И тем более нет надежд на появление договора о новых типах высокотехнологичного оружия. «Есть мало оснований считать, что эффективные механизмы контроля над новыми и потенциально меняющимися технологиями вооружений находятся в пределах досягаемости», — говорится в Мюнхенском отчете. В документе приводится пример такого оружия, способного нести ядерные заряды: это «гиперзвуковые ракеты» (со скоростью в 6-12 тысяч км/ч, что в 5-10 раз выше скорости звука) с беспрецедентным сочетанием скорости и маневренности, способные обойти практически любую имеющуюся противоракетную оборону и радикально сократить время предупреждения о возможном ударе.

Не только Россия

Биполярный мир уже ушел в прошлое. Еще несколько лет назад об этом почти не говорили, но сейчас большинство ключевых столиц сходятся на этом мнении, констатирует документ. «Мир вступает в новую эру, где «большие силы» конкурируют друг с другом», — говорится в нем. Это — магистральная мысль, которая проходит через весь отчет. И главное, далеко не все эти большие силы является демократиями.

«Хотя некоторые западные аналитики еще более 10 лет назад предупреждали, что крупные авторитарные государства вернут статус важнейшего вызова для Запада и либерального мирового порядка, политики и наблюдатели в Вашингтоне осознали это только недавно», — отмечает отчет.

Ныне этот фактор превратился в ключевую проблему для США в сфере безопасности, вытеснив с этого «поста» терроризм, борьба с которым определяла оборонную стратегию Штатов почти два десятилетия.

Бывший глава Пентагона Джейс Мэттис, который ушел в отставку в конце 2018 года из-за разногласий во взглядах с Трампом, в своем прощальном письме назвал два государства, которые генерируют главную угрозу — это Россия и Китай. «(Они) хотят сформировать мир, соответствующей их авторитарной модели, и получить право вето на решения других стран в сферах экономики, дипломатии и безопасности, продвигая собственные интересы за счет интересов своих соседей, за счет интересов США и союзников», — говорится в письме Мэттиса.

Мюнхенский отчет приводит данные и цитаты высокопоставленных американских чиновников, которые подтверждают: в Вашингтоне осознают китайский вызов и готовы «противостоять настойчивости Пекина» — так же, как и Москвы.

Но между Китаем и Россией есть важное отличие. Аналитики считают, что российская угроза — это ненадолго. «В отличие от Китая, долгосрочные перспективы Москвы как геополитического соперника США не выглядят весьма значительными. Ее экономика страдает от нестабильной национальной валюты, от падения цен на нефть, а также от санкций, введенных ЕС и США в ответ на действия России против Украины. В 2018 году пятый год подряд снижались фактические (средние) доходы российских граждан», — считают авторы отчета.

В документе нет конкретных прогнозов о том, как долго, по их мнению, российская угроза будет сохранять актуальность для Запада. Причем агрессивные, а иногда (например, в Сирии) и успешные военные действия россиян за границей, по их мнению, не опровергают теорию о временном характере российской угрозы.

Лучше всего это иллюстрирует сравнение оборонных бюджетных расходов. На приведенном графике самая высокая линия — это уровень расходов США. Вскоре их могут догнать оборонные расходы Китая — это растущая полоса на графике. Линия России — далеко внизу, и непродолжительный рост расходов быстро сменился падением.

Почему же тогда сейчас Россию называют среди ключевых угроз? Прежде всего, потому, что именно ее действия ведут к новой гонке вооружений. Речь идет и о разрушенном договоре о РСМД, и о ядерном договоре о постепенном разоружения СНВ-III (по американской терминологии, New START Treaty), срок действия которого истекает в 2021 году. Шансы на его продолжение — близки к нулю.

Но, начав гонку вооружений, Россия вряд ли будет иметь шансы «соревноваться» с другими государствами. А вот Китай, по мнению Запада, уже является серьезным мировым игроком и останется в этом статусе еще долго. Российский же ядерный арсенал в результате гонки вооружений может утратить ключевое значение — если в РФ не найдут технологические решения, которые окажутся недостижимыми для американцев.

«Пересмотр (стратегии) ​​американской противоракетной обороны, обнародованный в середине января 2019 года, скорее всего, подкрепит распространенный в Москве страх, что со временем российское оружие окажется неспособным преодолеть американскую противоракетную оборону, и таким образом, в случае потенциального удара по России, у нее не будет уверенности в своей способности нанести ответный удар», — говорится в обзоре.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.