Объявленный вывод американских войск из Сирии отразился на саммите Владимира Путина Реджепа Тайипа Эрдогана и Хасана Роухани, который был организован в Сочи 14 февраля и стал четвертым по счету с 2017 года. Заявленный Дональдом Трампом уход 20 000 американских солдат (без уточнения конкретных сроков) был назван позитивным шагом российским лидером и может отразиться на равновесии сил в регионе. «Нам неизвестно, что произойдет», — осторожно подчеркнул президент Турции.

Трио России, Турции и Ирана, союзников в Сирии, провело в Сочи первую встречу после принятого Вашингтоном решения и, несмотря на улыбки и рукопожатия, столкнулось с трудностями в определении того, кто должен контролировать ключевые регионы опустошенной восемью годами войны станы.

С одной стороны, Кремль теряет терпение и давит на Анкару для начала наступления в Идлибе, где боевики связанной с «Аль-Каидой» группы «Хайят Тахрир аш-Шам» (обе организации запрещены в РФ — прим.ред.) укрепили свои позиции и теперь контролируют 90% территории, как утверждает российская дипломатия. Анкара же в свою очередь разместила войска у Манбиджа и хочет сформировать буферную зону на севере Сирии, а также отогнать курдские войска от своих границ, тогда как Москва и Тегеран стремятся, чтобы безопасность в регионе обеспечивали сирийские военные.

По словам Путина, «в провинции удается поддержать режим прекращения боевых действий. Но это не означает, что мы должны мириться с присутствием в районе Идлиба террористических группировок. Поэтому предлагаю рассмотреть конкретные практические шаги, которые Россия, Турция и Иран могли бы сообща предпринять для полного уничтожения террористического очага». Еще накануне министр иностранных дел Сергей Лавров дал выход раздражению России, раскритиковав сохранение этого «гнезда террористов». По всей видимости, в Кремле считают, что подписанный в сентябре договор о формировании зоны деэскалации не дал результатов.

«Убежден, что мы сможем придать новый импульс нормализации обстановки в Сирийской Арабской Республике, — отметил Путин перед встречей с турецким коллегой. — Мы многое сделали вместе с вами, уважаемые друзья, проделали огромный путь. Мы все знаем, что работа была непростой и сейчас она продолжается. Еще не все задачи решены, но если мы будем работать так же активно, так же слаженно и будем искать компромиссы, то, безусловно, нас ждет успех». Вывод американских войск представляет собой один из самых больших вызовов на будущее, ответил ему Эрдоган, добавив, что «территориальная целостность Сирии будет сохранена только в том, случае, если Манбидж и восток Евфрата будет освобождены от курдских отрядов самообороны» (Анкара считает их террористической группой).

Территория в квадратный километр

Эти отряды участвуют совместно с Сирийскими демократическими силами и американской коалицией в боях с джихадистами «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.), которые зажаты в последнем очаге сопротивления в районе Дейр-эз-Зора на территории площадью в чуть более квадратного километра. Их окончательное поражение представляется сейчас неминуемым.

Турецкий лидер отметил формирование совместных патрулей, которым поручено сдерживать радикальные группы в Идлибе. Как бы то ни было, это предложение озвучивалось еще в сентябре и не дало никакой конкретики. Эрдоган так и не отступился от него и подчеркивает, что сотрудничество в Идлибе подразумевает также совместные действия в Африне, к востоку от Евфрата. В частности он упомянул новый гуманитарный кризис, который может, по его мнению, спровоцировать наступление в Идлибе.

В ответ Владимир Путин вновь предложил вернуть договор о безопасности Турции и Сирии 1998 года и призвал турецкого лидера восстановить связи с Башаром Асадом, чего не хочет Анкара. Договор обязывает Сирию препятствовать на своей территории любой деятельности, которая может поставить под угрозу безопасность Турции и позволяет турецким властям пересечь границу в случае необходимости. Безопасность, разумеется, важна, однако сирийцы — единый народ, и курды являются его частью, отметил президент Ирана Хасан Роухани.

Наконец, российский лидер попытался в Сочи дать толчок формированию Конституционного комитета по Сирии и подчеркнул, что тот должен начать работу как можно скорее. Этот пункт фигурирует среди 16 других в совместном заявлении по итогам встречи, которая не привела к заметным подвижкам. Для Москвы приоритет явно заключается в ликвидации вооруженных групп в Идлибе и использовании сформированного уходом американских войск вакуума для давления на Анкару, чтобы та пошла на сближение с Дамаском.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.