Крым постепенно превращается в один из центральных пунктов противостояния Запада и России, являясь при этом одним из краеугольных камней новой холодной войны. В эти дни пять лет назад «зеленые человечки» захватывали государственные и военные объекты в Крыму, марионеточная власть под руководством Сергея Аксенова проводила подготовку к псевдореферендуму, мировая общественность выражала обеспокоенность, а завсегдатаи Кремля валяли дурака.

Сейчас уже ни для кого не секрет, что Москва давно готовилась к аннексии Крыма, фактически с момента развала Советского Союза. Просто раньше ей было не до того. А когда стало «до того», оставалось дождаться более-менее подходящего момента. Он наступил с провалом режима Виктора Януковича и революционными пертурбациями в Киеве.

Правда, в начале марта 2014 года многие даже из опытных международных экспертов не верили, что Москва все же решится на аннексию. Надеялись, она ограничится демонстрацией силы, своим влиянием на полуострове, улучшит переговорные процессы с новой украинской властью, возможно, выторгует для себя лучшие условия базирования флота. Не больше.

Для чего это было делать?

Здравый смысл подсказывал, России не выгодно ни в политическом, ни в экономическом аспекте воровать такой чемодан без ручки, как Крым. Это же нарушение Будапештского меморандума, нарушение Хельсинских договоренностей, нарушение Договора о дружбе и сотрудничестве между Украиной и Россией и еще многих международных соглашений и норм. Запад, если бы даже захотел проигнорировать такую наглость со стороны России, то не смог. Международные санкции последовали бы так или иначе. И они неизбежно ударили по социально-экономической ситуации в самой России, которая на тот момент переживала не самое лучшее время. Многим до сих пор не понятно: зачем Владимиру Путину это было необходимо? Ошибочно было бы верить в задекларированное российским президентом "сакральное значение Крыма для народа России".

В этом контексте хочу привести цитату из статьи российского независимого политолога Александра Морозова, опубликованную в газете «Нью таймс»: «Если бы Путин не взял Крым, а потом и не придумал "Новороссию", то страшно представить себе, какие превосходные шансы и ничем не ограниченный рост влияния были бы у него и у "банды стейкхолдеров" (стейкхоолдер — заинтересованная сторона, прим. ред.) в условиях трампизма и ослабления Европы Брекситом. Но теперь путинизм — это не просто "ковбои", а "ковбои, крадущие чужих лошадей". Поэтому кризисные явления в мире или какие-то факторы "наращивания неопределенности" не работают в их пользу, хотя они и вводят себя в заблуждение надеждой на эту неопределенность и всячески пытаются ее генерировать. Представительного вида у этой банды уже не будет. На деэскалацию они не пойдут. Неизбежно России в конце концов придется предъявить миру какую-то другую банду. Потому что конкретно эта не достигла долгосрочных перспектив России в мире».

Как видим, в Кремле решили вступить в борьбу с цивилизованным миром. Очевидно, у Путина были свои основания. Морозов называет их «наращиванием неопределенности», что, возможно, могло бы помочь России разрушить заключенный после холодной войны мировой порядок и сформировать новый, где она заняла бы видное место. То есть благосостояние страны бросалось в пасть глобальных амбиций российских политиков.

Уже неоднократно эксперты пытались подсчитать, сколько стоил России Крым. Суммы получаются просто астрономические. Издание «Эурэйшанте» представляет расчеты специалистов, согласно которым прямые расходы России на содержание Крыма (до конца 2018 года) достигали по меньшей мере 128,7 миллиарда рублей в год (около 2,3 миллиарда долларов). Однако в конце 2018 года правительство РФ продлило федеральную программу по развитию Крыма и Севастополя с 2020 до 2022 года, а также увеличило общий объем ее финансирования с 40,6 до 877,8 миллиарда рублей. Еще немного и дело дойдет до триллиона, пусть и рублей. Еще выше оценки косвенных потерь от аннексии Крыма, в частности от санкций, они варьируются от 10 до 50 миллиардов долларов в год.

Неубедительная мировая витрина

Можно предположить, что, отбирая у Украины Крым, Россия планировала превратить его в образцово-показательный регион. Примерно такой, который описан в альтернативно-историческом романе Василия Аксенова «Остров Крым». Что же получилось на самом деле, несмотря на безумные траты? Процитируем впечатления от поездок в Крым бельгийского евродепутата, члена группы «друзей Украины» Марка Демесмакера: «Я посещал Крым дважды, еще до его аннексии, понятно. В те времена это был бриллиант, жемчужина на Черном море. Был поражен его красотой и людьми, которые мирно жили вместе и уважали друг друга. После пяти лет российской аннексии это больше не жемчужина. Это выглядит как черная дыра. Изолированная, оккупированная, аннексированная Российской Федерацией. Там можно увидеть то, что и в Российской Федерации в целом — никакой свободы слова, преследование инакомыслия, всех, кто не согласен с официальной политикой аннексии и оккупации, где много политических заключенных находится в тюрьмах, как в Крыму, так и в России».

Кому-то может показаться, что господин Демесмакер сгущает краски. Возможно, но именно российское руководство и большинство россиян признают, что мировой витриной оккупированный Крым так и не стал. Особенно, если принять во внимание, что российская власть за эти пять лет не столько заботилась о гражданской инфраструктуре, сколько активно наращивала военное присутствие в оккупированном Крыму. Крым стал для России стратегическим пунктом для доминирования в черноморском регионе с потенциальным выходом в средиземноморский регион. Подтверждением агрессивных намерений Кремля стал инцидент с украинскими военными кораблями в Керченском проливе.

Четыре года назад Россия продемонстрировала себе и миру фильм «Крым. Путь на Родину». Главным сюжетом документальной ленты стало, безусловно, вмонтированное в него интервью Владимира Путина. Все сказанное им, вся его неожиданная откровенность относительно событий пятилетней давности может запросто послужить доказательной базой против него в Гаагском трибунале или в любом другом суде, который возьмется за дело аннексии Крыма.

Вот, например, Владимир Путин повествует о непосредственной операции по захвату Крыма и, абсолютно не скрывая, признается, что сам принимал активное участие в подготовке операции и сам ею руководил. «Я дал поручения и указания Министерству обороны, чего скрывать, под видом усиления охраны наших военных объектов в Крыму перебросить туда спецподразделения Главного разведуправления и силы морской пехоты, десантников», — признался президент РФ. Вот так на полуострове появились «зеленые человечки».

И самым впечатляющим для западного зрителя этого фильма стало, наверное, признание Путина о готовности применить ядерное оружие во время «крымской кампании». «Мы готовы были это сделать», — уверенно заявил Путин.

Повышение цены за оккупацию Крыма

Можно грубо предположить, на что рассчитывал Кремль, решившись на оккупацию украинского полуострова. Что Запад сначала повозмущается, а потом «поймет и простит». Причем, если не простит находившаяся на тот момент у власти политическая элита Запада, то есть достаточно рычагов, чтобы поменять ее на новую, более лояльную к Кремлю. Предполагаю, что так рассуждал российский лидер и его окружение. И следует отдать им должное, в деле продвижения на лидирующие позиции в западном политикуме «нужных» людей они достигли немалых успехов. Чего стоит хотя бы решающее влияние на результат президентских выборов в Соединенных Штатах. А смена руководства в Италии? А содействие в росте популярности правопопулистских (и одновременно прокремлевских) сил в Германии, Франции, Австрии, Нидерландах и тому подобное.

Однако довести дело до победоносного завершения Москве не удалось. Запад постепенно начал просыпаться и оказывать отпор «гибридной агрессии» России. Как оказалось, даже сейчас, через пять лет, оккупацию Крыма никто не забыл. Европа и Америка выставляют России все более высокую цену за перекраивание границ в Европе. Пятую годовщину тех событий, США ознаменовали принятием «Закона о непризнании аннексии Крыма» (Crimea Annexation Non-recognition Act). Он запрещает администрации США «юридически или фактически» признавать суверенитет РФ над территорией аннексированного у Украины Крыма. Между тем Европарламент принял критическую для Кремля резолюцию об отношениях между ЕС и Россией. Согласно резолюции, Россию больше нельзя считать стратегическим партнером Европейского союза. Одной из главных причин этого названа оккупация и аннексия Крыма.

В конце концов, нет ничего удивительного в том, что Запад не забыл и не забудет о Крыме. Москва сама постоянно напоминает об этом очередными актами агрессии в Черном или Азовском морях, нарушением прав крымских татар или других граждан полуострова. Крым постепенно превращается в один из центральных пунктов противостояния Запада и России, являясь при этом одним из краеугольных камней новой холодной войны.

Вряд ли полуостров в обозримом будущем удастся вернуть под украинскую юрисдикцию, тем более, что пока Киев не представил ни одного вменяемого плана его возвращения. Но вот костью в горле агрессора он еще будет долго: пока ее окончательно не проглотит, или подавится ею. Будем надеяться на второй вариант.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.