Интервью «Хало новины» с бывшим депутатом украинского парламента Аленой Бондаренко.

Haló novinу: В последний день марта в вашей стране состоятся президентские выборы. Какая ситуация сложилась сейчас?

Алена Бондаренко: Сейчас Украина находится на стадии активной предвыборной президентской кампании. 31 марта, когда мы будем выбирать нового президента, является для Украины своего рода поворотным моментом, после которого возврат будет невозможен или наоборот. Мы либо законсервируем режим, контролируемый агентами иностранных интересов, утратив суверенитет, либо вернем его себе. Вот что стоит на кону на этих выборах.

К сожалению, Украина утратила свой национальный суверенитет в 2014 году после Майдана. Чтобы понимать ситуацию в нашей стране сегодня, нужно ознакомиться с документами, которые утверждает парламент. Приведу вам несколько примеров. Что касается документов об энергетике, налогах и тарифах, то распоряжения насчет них нам дает Международный валютный фонд. Что касается стандартных вопросов, в том числе бесплатной медицины и среднего образования, то тут решают иностранцы, занимающие украинские министерские кресла. На Украине никогда еще не бывало, чтобы места в правительстве занимали иностранцы! А теперь все так и есть.

Когда речь идет о важнейших вопросах Верховной рады (украинского парламента), то распоряжения поступают из ложи для дипломатических представителей от дипломата Соединенных Штатов. Он говорит, за что голосовать. Поэтому большинство законов, которые утверждает парламент, вредит национальным интересам Украины. Большая часть экономических законов принимается в ущерб международному положению Украины и рынков, где работала Украина. Цель — ликвидировать национальных производителей. У нас не принимают предложений левых или центристов. А вот то, что поступает от правых или ультранационалистов, считается правильным.

Примечательно, что режим, который вынужден как-то все это объяснять, ссылается на войну с Россией и пользуется при этом националистическими и ультраправыми элементами.

— В чем это проявляется?

— Например, в том, что почти каждый месяц в столице Украины Киеве проводятся марши ультранационалистов, факельные шествия. В основном участие в них принимают молодые люди, которые придерживаются ультраправых и ультранационалистических взглядов, зачастую даже фашистских. К сожалению, ситуация такова, что несогласным угрожает смертельная опасность, или их могут выставить из страны. То есть некоторые группы людей или отдельные личности подвергаются насилию.

На дискуссии в Праге, в которой участвовала я, а также мои коллеги Олег Музыка и Руслан Коцаба, мы описали нашу сложную личную ситуацию. Я, к примеру, не могу находиться в собственной стране без телохранителя, потому что в мой адрес поступают постоянные угрозы. Мол, «со мной кое-кто разберется». Сначала я не хотела придавать этому значения, но после убийства журналиста Бузины я попросила предоставить мне личную охрану, и Министерство внутренних дел было вынуждено удовлетворить мою просьбу. Кстати, этот министр внутренних дел — мой политический оппонент, который, выступая по радио, позволяет себе, как будто он Геббельс, заявлять: «Когда я слышу Бондаренко, рука тянется к пистолету».

Мой коллега Коцаба является политическим заключенным, который отсидел сотни дней только потому, что призвал остановить войну на востоке страны. Музыка — человек, которого второго мая 2014 года чуть не убили в одесском Доме профсоюзов. В Германии он получил политическое убежище и теперь живет там, так как его преследуют. И таких историй, похожих на наши, на Украине десятки тысяч. На Украине убивают журналистов и общественных деятелей. У нас появился класс политических заключенных, и сейчас их более пяти тысяч. Из-за закона о люстрации пострадали более миллиона человек, которые лишились работы. А ведь все это люди, которые честно трудились, например, в местных органах власти.

— Каково экономическое положение большинства граждан?

— Очень сложное, так как описанные мною политические явления сопровождаются чудовищным обнищанием и обворовыванием людей. Согласно недавним социологическим опросам, 80% граждан Украины уже даже не бедные, а буквально нищие. Все реформы ограничились ликвидацией всего бесплатного (социальных услуг, оплачиваемых из бюджета), а призывы покончить с олигархами привели только к тому, что во главе государства встал олигарх.

Петр Порошенко — первый человек, который за последние годы, когда он пребывал во власти, накопил миллионы. Он нарушал закон, потому что совмещал предпринимательскую деятельность с работой в органах власти. Он первый украинец, который владеет собственным телеканалом и через своих людей контролирует другие СМИ. За последний год он увеличил свой капитал в 82 раза. Нет, я не оговорилась. В этом можно убедиться, обратившись к открытым украинским источникам.

— Как Вы объясняете все, что произошло в Крыму и на Донбассе?

— Мы все знаем про Крым, который россияне якобы отняли у Украины. Но они его отобрали не у Украины, а у американцев, которые уже собирались там строить свою военную базу.

Когда недавно проходил суд над бывшим президентом Януковичем, который бежал из страны, опасаясь за свою жизнь, выяснилось, что Крым никто не защищал. Люди, которые пришли к власти: Турчинов и остальные (после событий на Майдане Турчинова выбрали председателем парламента, а затем исполняющим обязанности президента — прим. авт.) — отдали украинским солдатам приказ оставить оружие на месте и покинуть свои военные базы в Крыму. Вот она — правда.

В Крыму присутствовали российские военные, и украинская армия боялась столкновений с ними. А вот на Донбассе россиян не было, поэтому украинские вооруженные силы с легкостью сейчас там воюют с украинскими же гражданами, повстанцами — теми, кто взял оружие в руки и пошел защищать свои дома. Гражданская война на востоке Украины идет потому, что жители Донбасса не приняли переворот и не согласились с тем, что в ходе переворота, когда проливалась кровь, к власти пришли те люди, которые сейчас управляют Украиной.

Крым и Донбасс — это регионы, которые никогда не голосовали за националистов и которые так и не приняли переворота на Майдане. Это десять миллионов избирателей. И эти люди отстранены от избирательного процесса — они сейчас не голосуют. В начале событий на Донбассе и в Крыму, националисты потирали руки, радуясь, что раньше у них не было националистического парламента, а теперь наконец будет.

— Как у вас воспринимается понятие «националисты»?

— Я объясню. Речь идет о националистах не в европейском понимании, то есть не о тех, кто преследует национальные интересы. Националисты на Украине распродают свою страну! Они призывают «сдать Украину Североатлантическому альянсу», не защищают собственную промышленность, собственный суверенитет. Странные националисты, не так ли?

— Какие инструменты есть у нынешней власти?

— Дискриминация. Во-первых, власти решили, что избавятся от голосов тех людей, которые уехали на заработки в Россию, а это четыре миллиона человек. Украинская власть просто закрыла все избирательные участки при посольствах и консульствах в России, так что голосовать просто негде. Делается это потому, что люди, которые работают в России, не будут голосовать за нынешнюю власть. Зато те, кто работает в Польше, США или Канаде, голосовать смогут. Это настоящая, стопроцентная дискриминация.

© REUTERS, Gleb Garanich
Президент Украины Петр Порошенко во время предвыборного митинга в Киеве
Также дискриминируются те граждане, которые бежали из районов боевых действий на Донбассе, то есть переселенцы. У этих граждан Украины просто нет права голосовать на местных выборах, а право отдать свой голос на президентских и парламентских выборах им вернули, однако сначала они должны пройти определенную проверку.

— Проверку?

— Да, сначала они сами должны проверить, внесено ли их имя в общенациональный список избирателей. Если их имени там нет, то начинаются проблемы. Таких переселенных лиц на Украине более полутора миллионов.

Если подсчитать, то, получается, это все равно что исключить из голосования всю Чешскую Республику. Право голосовать остается только у тех, кто поддерживает нынешний режим. Самое интересное, что те, кто в Соединенных Штатах, Европейском Союзе или Канаде громче всех кричит о демократии, не видят тут никакой проблемы и считают, что все нормально. Никаких правил нет, и миром правят двойные стандарты. Поэтому не стоит обращать внимания на комментарии организаций, которые теоретически должны помогать демократии на Украине. На самом деле они помогают узурпировать власть.

— Расскажите, пожалуйста, о настроениях избирателей.

— Люди деморализованы и перестали уже верить, поэтому готовы проголосовать хоть за клоуна. Одним из кандидатов в президенты Украины действительно является комик — Владимир Зеленский, который ездит по Украине со своей группой и показывает свои шоу. Поддержка Зеленского среди избирателей стремительно выросла. Люди могут проголосовать за него только потому, что сыты политиками по горло, поэтому они отдадут свой голос за комика, который пока не успел ничего сделать для страны. Думаю, это отлично иллюстрирует всю абсурдность ситуации.

Сейчас на Украине проходят выборы без особых вариантов, хотя зарегистрированы 40 кандидатов. Однако 80% из них — это те, кого мы называем «пятьдесят оттенков коричневого», то есть представители спектра от ультраправых до умеренных. Реальной альтернативы нет. То есть теоретически, конечно, она существует: это оставшиеся 20% левых или левоцентристских кандидатов.

— Какими возможностями располагают эти левые и левоцентристские кандидаты для проведения своей кампании? Мы знаем, что коммунистов просто не допустили…

— Противники и разные агрессивно настроенные активисты мешают им встречаться с избирателями, поливают их всем чем только можно, в том числе зеленкой. А известно ли вам, что если это вещество попадет в глаза, то человек может ослепнуть? Националисты же, как правило, целятся в лицо. Или они просто избивают кандидатов. Уже сам ход предвыборной кампании говорит о том, что эти выборы нечестные. Но когда читаешь доклады ОБСЕ, то критики в них не находишь. Мол, все в порядке.

Так что Украина выберет либо клоуна, и когда он встанет во главе страны, она, возможно, переживет очередной экономический спад. Но этот вариант оставляет хотя бы какие-то шансы на то, что нынешний режим не законсервируется. Второй вариант еще хуже: благодаря разного рода фальсификациям у власти останется Порошенко. Тогда будет достигнута цель транснациональных корпораций, которые хотят превратить Украину в бедную аграрную страну, где можно будет размещать ракетные системы прямо у границ с Россией. Это единственное, что им нужно. Ясно, что раз сегодня Украина не является суверенным государством, решать этот вопрос не ей. Ясно также, что есть две сверхдержавы, которые будут оспаривать друг у друга Украину. Речь идет о Российской Федерации и Соединенных Штатах Америки. К сожалению для Европейского Союза, включая Чешскую Республику, Украина в таком случае будет экспортировать в Европу насилие и терроризм. Уже сейчас в нашей стране полно нелегального оружия. По оценкам Министерства внутренних дел, в стране — пять миллионов единиц незаконного оружия.

Кроме того, на Украине есть те, кто воевал на востоке. Это люди с психическими проблемами, и никто не занимается их реабилитацией. Так они превращаются в угрозу для безопасности общества, не только на Украине. Более того, эти люди не умеют обращаться с оружием, поэтому в СМИ то и дело пишут, что у кого-то в транспорте или в собственной квартире взорвалась граната. Хуже всего то, что когда эти люди приходят с фронта и не находят работы, они едут в Европу. Весьма вероятно, что раз они привыкли «решать» свои проблемы с помощью оружия, они продолжат так делать и впредь.

И этим пользуется, к сожалению, нынешняя власть ультранационалистов. Вы, вероятно, тоже слышали о Степане Бандере и его сторонниках, которые во время Второй мировой войны истребили целые деревни евреев, поляков, русских, чехов…

— Конечно, мы знаем об этом и осуждаем поступки бандеровцев, считая их военными преступлениями.

— У нас практически завершилась целенаправленная программа по реабилитации фашистских коллаборационистов. Украина снова создает правила, которые чужды Европейскому Союзу. У нас огромные проблемы с правами человека. Я напомню, что в позапрошлом году украинский парламент принял дискриминационный закон, который запрещает получать среднее образование на родном языке. Это самый мощный удар по основным правам с точки зрения языка.

Другой вопрос — это создание так называемой автокефальной церкви. Якобы независимая церковь создается с помощью насилия, насильственного захвата церквей и монастырей. Каноническую православную церковь преследуют. Хулиганы выгоняют православных верующих из святынь, отнимают у них храмы. Им просто говорят: «Теперь это наша церковь…»

Как видите, все, что у нас происходит в последние пять лет, — за рамками демократии. И даже не хочется в это верить.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.