Изначально предполагалось провести обычный франко-китайский саммит, но приглашение к переговорам Ангелы Меркель и Жан-Клода Юнкера привело к появлению новой стратегии Брюсселя в отношении Китая.

Многосторонний подход бывает разный. Можно иметь одну и ту же цель, но идти к ней разными путями, в зависимости от того, китаец вы или европеец. Несомненно, это то, что чувствовали в глубине души четыре лидера, сидящих рядом в Елисейском дворце 26 марта, когда пришло время изложить свои идеи в унисон многосторонности. Си Цзиньпин и три его европейских собеседника — председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Эммануэль Макрон — сделали то, что и ждали от них, хотя так и не сумели преодолеть все подозрения в отношении друг друга.

Ожидалось, что они подтвердят желание поддерживать мировой порядок в контексте сотрудничества перед лицом односторонних действий США. По крайней мере, на словах это было сделано. Подписанная лидерами Франции и Китая совместная декларация, состоящая из 37 пунктов (начиная от изменения климата до иранской ядерной сделки), звучит как манифест против Трампа.

Так же ожидалась демонстрация европейского единства перед лицом Китая, гиганта, которому уж очень нравится выстраивать отдельные отношения с каждым из 28 маленьких членов ЕС. Этот жест проявления единства был решающим.

Присутствие на переговорах в Париже Меркель и Юнкера придало визиту Си Цзиньпина историческое значение. За эту инициативу следует отдать должное президенту Макрону. Благодаря приглашению двух европейских партнеров к изначально планировавшемуся обычному франко-китайскому саммиту, Эммануэль Макрон доказал искренность своего европейского подхода и воплотил в жизнь новую стратегию Брюсселя в отношении Китая.

Еще предстоит многое сделать

В документе, опубликованном две недели назад, Еврокомиссия сделала важный шаг, признав «системный» характер китайской конкуренции, и предложила государствам ЕС последовательный и единый план действий в отношении Китая.

Во вторник в Париже три европейских лидера продемонстрировали президенту Си серьезное отношение к этой стратегии. И Меркель, и Юнкер открыто заявляли о необходимости взаимного открытия рынка, тогда как китайский президент доволен асимметрией в этом вопросе. Макрон положил конец существующей наивности в отношениях Европы и восходящего Китая: все это должно быть озвучено и не только одной страной.

Подозрения остаются. В первую очередь это касается оценки устремлений китайской державы и напревления ее «нового Шелкового пути». Призывая к преодолению «недоверия», президент Китая не предоставил, однако, серьезных гарантий для снятия подозрений, о которых он сожалеет.

Что касается европейцев, им еще предстоит многое сделать, прежде чем выступить действительно единым фронтом: присутствие Меркель, Юнкера и Макрона не оставило в тени подписание четырьмя днями ранее в Риме соглашения о «шелковом пути» между президентом Си и итальянским правительством, принявшим это решение в одиночку.

Что касается важной на данный момент темы, о китайском телекоммуникационном гиганте «Хуавэй», Еврокомиссия предложила каждому члену Евросоюза высказаться отдельно.

9 апреля китайцы и европейцы встретятся на саммите Китай-ЕС.

Дорога будет длинной, но в этот вторник был сделан правильный вираж.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.