Очевидно, что союз этот должен быть направлен против Ирана. Предполагается, что в него войдут 6 государств региона, также входящих в Совет сотрудничества арабских государств Персидского Залива (ССАГПЗ) — Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн, Кувейт, Катар, Оман, а также Египет и Иордания. Целью этого нового союза Вашингтон назвал «необходимость противостоять опасности, исходящей от Ирана». Не секрет, что эти государства были до самого последнего времени фактически партнерами Вашингтона по вооруженной, финансовой и политической поддержке терроризма в регионе. Хотя официально новый блок получил название «Стратегическое партнерство государств Ближнего Востока», мировые СМИ уже поспешили окрестить его «арабским НАТО», и это, очевидно, также неслучайно.

Хотя официальные лица США и арабских стран утверждают, что целью нового военного союза будет, как это ни парадоксально, поддержка «мира в регионе Западной Азии», всем ясно, что нацелен он будет, прежде всего, на сдерживание Ирана. Оговорка насчет «борьбы за мир» предусмотрена лишь в качестве оправдания новому агрессивному объединению, которое Вашингтон торопится сколотить из стран региона. Вспомним о прошедшем в феврале нынешнего года саммите в польской столице, Варшаве, пришедшемся на дни торжества по случаю 40-летней годовщины победы в Иране Исламской революции. Тогда тоже было очевидно, что форум стал попыткой втянуть как можно больше государств мира в политику сдерживания  Ирана, проводимую в интересах Вашингтона. Нынешний же союз, о котором идет речь, на словах создается якобы в пользу арабских стран, но на деле его целью будет вновь содействие в регионе интересам Израиля и Вашингтона. Так случалось уже не раз после окончания Второй мировой войны, когда Белый дом начинал использовать свою излюбленную тактику «блоковой дипломатии».

Это американцы, а вместе с ними и израильский режим, ведут в регионе  политику агрессивных войн, оккупации территорий суверенных государств, поддержки терроризма, инициируют убийства мирных жителей, женщин, детей, мусульман. Но в данном случае, якобы из соображений миролюбия и человеколюбия, они выступают с обвинениями против Ирана и Сил арабского сопротивления, приписывая им собственные грехи, называя их то «пособниками терроризма», то «главной угрозой безопасности» не только для Ближнего Востока, но и для всего человечества. С помощью подобных нелепых обвинений, порой опускаясь до откровенной лжи и клеветы, США и Израиль пытаются решать собственные проблемы. А будущее «арабское НАТО» последние рассматривают как средство решения возникших перед ними в последние годы неразрешимых трудностей в ближневосточном регионе.  

Вот уже 5 лет, как большинство государств арабского Ближнего Востока, прежде всего, лидеры Саудовской Аравии и ОАЭ, покорно повинуясь США и их целям, проводят политику геноцида в Йемене и спонсирования терроризма по всему региону. А за последние годы, пока пост президента США занимает Дональд Трамп, всем стало совершенно ясно, что США пытаются примирить своих сателлитов в регионе с Израилем, одновременно раздувая и поддерживая во всем мире исламофобию и иранофобию, и, таким образом, обосновывая необходимость создания в Западной Азии и регионе Персидского  Залива крупного военно-политического объединения. Одновременно они хотят добиться значительных экономических выгод, покрыть свои растущие (прежде всего, из-за ситуации в Сирии) военные расходы, оправдать открытие новых военных баз, навязывая местным государствам и политическим режимам огромные контракты на закупку вооружения.

На самом деле, американцы остро нуждаются сейчас в преданных партнерах на  Ближнем Востоке: ведь если они их потеряют, очевидно, что им будет заказан вход в Персидский Залив, так нужный им для оказания давления на Иран с моря. Им придется закрыть все свои военные базы, чего они категорически не хотят допустить. Именно для того, чтобы это не произошло,  американцы навязывают местным режимам закупку дорогостоящего вооружения. А последнее нужно им по двум причинам: во-первых, оказывается давление на Иран, а во-вторых, все это оружие затем «таинственным образом» перетекает к местным террористическим и экстремистским группировкам. Таким образом, американцы оправдывают свое долгосрочное присутствие в регионе, якобы для противостояния терроризму, который сами же косвенно поддерживают. (…). Параллельно они ведут постоянную информационную войну и массированную пропагандистскую кампанию, утверждая, что главным спонсором терроризма в регионе является Иран.  

Но всего этого, как показали события последних лет, американцам, для достижения их целей, оказалось явно недостаточно: американско-арабо-израильский заговор против Ирана имел очень мало шансов на успех, в силу того, что множество арабских государств региона имеют много противоречий друг с другом, которые им никак не удавалось урегулировать без помощи и посредничества извне.

И потому США и Израиль, для реализаций своих целей всячески пытаются внушить местным многочисленным арабским лидерам мысль, что военно-политический союз, или то самое «арабское НАТО» поможет им решить все противоречия, а также сплотит их против «общего» врага. А этот «общий враг» — ни кто иной, как Иран! Но парадокс в том, что эта антииранская стратегия Вашингтона начала вдруг неожиданно буксовать из-за одной арабской страны, которая вдруг не захотела присоединяться к «антииранскому заговору». (…) И название этого государства — Арабская Республика Египет.

Дело в том, что, начиная с того момента, когда президентом страны стал Абдул-Фаттах Ас-Сиси, Египет, хоть и не начал испытывать какие-то особые дружеские чувства к Ирану, тем не менее, не склонен и вступать в напряженные отношения с Тегераном. В одном из недавних репортажей информагентство «Рейтер» сообщило, что официальный Каир начал рассматривать создание «арабского НАТО»  в данный момент как лишний фактор напряженности в отношениях с Ираном. Именно поэтому Каир сейчас не готов к сотрудничеству с США, если целю такового является оказание давления на Тегеран посредством «арабского НАТО».

С другой стороны, еще одной целью создания военно-политического блока на Ближнем Востоке является стремление противодействовать влиянию России и стран Восточной Азии (прежде всего, безусловно, КНР). И это тоже вызывает возражения в Каире. Египет с давних пор, еще во времена существования СССР, стремился таким образом выстраивать свою внешнюю политику, чтобы не приносить сотрудничество с Москвой в жертву отношениям с США. Следовательно, создание на Ближнем Востоке военно-политического блока типа «арабского НАТО» и в настоящий момент идет вразрез с основой внешнеполитического курса Египта.

Как уже говорилось, США стремятся сформировать в регионе новый военно-политический союз, основной целью которого называют противостояние «иранской гегемонии» в регионе. И прежде всего, именно по этой причине появления нового союза не хотят в Каире. Но не все ограничивается только Египтом. Есть и некоторые собственно ближневосточные арабские государства, которые тоже не хотят оказаться втянутыми в противостояние с Ираном. В данном случае, прежде всего, следует указать на Катар и вспомнить о той напряженности, которая возникла в отношениях между этим полуостровным государством и другими странами Залива в 2017 году. Тогда, напомним, ряд государств региона даже ввели против Катара санкции. И из-за разразившегося кризиса в отношениях Катара с США и арабскими государствами, баланс сил в регионе претерпел некоторые изменения. Вот и сейчас Доха уведомила Вашингтон, что если целью нового военно-политического объединения будет противостояние Ирану, в этом случае Катар от участия в нем категорически отказывается.

Помимо Египта и Катара, следует сказать и о позиции такого стратегически важного для региона государства, как Оман. До сих пор Оман, в отличие от Египта и Катара, не заявил о своей позиции относительно создания нового военно-политического блока. Однако проводимый этой страной последние годы внешнеполитический курс также демонстрировал отсутствие желания быть вовлеченной в региональное противостояние, ни с Ираном, ни с другими арабскими странами. Следовательно, можно ожидать, что и там откажутся от присоединения к новому союзу, если США будут настаивать на его антииранской направленности. Таким образом, можно заключить, что вопрос о политике будущего блока в отношении Ирана является ключевым для большинства стран Персидского Залива и Ближнего Востока в целом, когда они пытаются выработать по нему свою позицию.

Отсутствие единого мнения среди стран региона в связи с перспективами и целями «арабского НАТО» заставил Саудовскую Аравию, по сути, главного сторонника создания этого союза на Ближнем Востоке, предпринять дипломатические усилия, чтобы согласие все-таки было достигнуто. В частности, некоторое время назад официальный Эр-Рияд поставил вопрос о проведении саммита с участием США и арабских стран, для которого была предусмотрена следующая повестка дня: достижение согласия относительно целей будущего «арабского НАТО» среди стран Ближнего Востока.

В итоге, переговоры прошли в столице королевства Саудовская Аравия, Эр-Рияде. На них присутствовали и представители США. Американцы и организаторы саммита, представители королевства, очень надеялись на успех переговоров, в ходе которых они хотели убедить всех возражающих и до сих пор не определившихся представителей региона вступить в ряды будущего блока. Однако инициаторам проведения саммита в итоге так и не удалось убедить всех его участников в необходимости создания подобного союза.      

Причиной того, что успех не сопутствовал переговорам, стало, прежде всего, отсутствие на них представителей Арабской Республики Египет. Представители официального Каира были приглашены на участие в саммите, однако в итоге Египет так и не выразил готовность к переговорам с подобной повесткой дня. Было, однако, очевидно, что без участия в переговорах представителей одного из ключевых государств региона, они были обречены на неудачу.

Кроме того, неудача переговоров продемонстрировала мировому сообществу, что между Вашингтоном и Эр-Риядом, и, с другой стороны, представителями остальных арабских стран, существуют довольно глубокие противоречия, которые всячески стремились скрыть от общественности и СМИ и американцы, и представители королевства.

(…)

Противоречия, которые  в последнее время проявились в отношениях между Вашингтоном и рядом арабских государств, вовсе не сводятся лишь к вопросу об «арабском НАТО». Вопрос более глобален и заключается в фундаментальном развороте в политике многих государств региона с западного направления на восточное. Этот разворот носит постепенный характер, однако сейчас его уже нельзя не замечать. В частности, как показал ряд последних событий на международной арене, арабские страны начали уделять значительно большее внимание укреплению отношений с Россией, что категорически не устраивает американцев.

Впрочем, даже они не могут этого не осознавать. Так, бывший посол США в Саудовской Аравии Ричард Мерфи недавно написал, что перспективы создания в регионе нового военно-политического блока пока остаются неясными. Причиной этого он назвал отсутствие среди арабских стран единого мнения, указав, в частности, на позицию Египта. Но при этом американский дипломат, наверняка, подразумевал и другое: нежелание  многих ближневосточных стран покорно следовать в своем внешнеполитическом курсе интересам Вашингтона и Эр-Рияда.

 

* Для удобства читателей перевод публикации приводится в сокращении

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.