Интервью с американистом профессором Збигневом Левицким (Zbigniew Lewicki).

Fronda.pl: Как сообщает газета «Жечпосполита», президенты Польши и США планируют подписать через две недели в Белом доме соглашение о наращивании присутствия американских войск в нашей стране. Глава президентской канцелярии Кшиштоф Щерский (Krzysztof Szczerski) в своем комментарии дал ясно понять, что дело уже решено, и в середине июня документ, скорее всего, будет подписан. Можно ли уже говорить об успехе или стоит еще подождать?

Збигнев Левицкий: Я бы предпочел говорить об успехе, когда он будет достигнут, чтобы не делить шкуру неубитого медведя. Прекрасно, что дело продвинулось, а Щерский считает его исход предрешенным, но, как подсказывает мне опыт, в сложных вопросах лучше немного выждать. Так что выскажусь тогда, когда соглашение будет подписано.

— Говорят, что американский президент сам предложил ускорить принятие решения по поводу «Форта Трамп». «Жечпосполита» пишет, что он стремится создать образец для других военных договоров и побудить к действиям Пентагон и Госдепартамент. «Создание образца для других военных договоров» — звучит довольно солидно. Насколько это может быть правдой?

— У меня, в отличие от газеты «Жечпосполита» и ее автора, нет доступа к Овальному кабинету, тем более я не знаю, что думает Дональд Трамп. Это все пока домыслы, мы пока не знаем, действительно ли подписание документа перенесли с сентября на июнь. Вполне возможно, что сейчас прозвучат только заявления, а официально о соглашении объявят только осенью. В настоящий момент мы оперируем исключительно предположениями, а попытки угадать намерения президента США — это, на мой взгляд, и вовсе неподкрепленные фактами излишне смелые журналистские спекуляции. Конкретных фактов у нас пока нет, а мне хотелось бы оперировать только ими.

— У американцев, по всей видимости, были какие-то сомнения: они опасались, что разместив в Польше «Форт Трамп», испортят отношения с Германией и Францией. В итоге Вашингтон, однако, принял положительное решение. Что это значит?

— Постоянное присутствие американских войск в Польше (именно это мы имеем в виду, когда говорим о «Форте Трамп») означает, что Соединенные Штаты решили больше не оказывать России любезностей, чем они занимались на основе принятых при объединении Германии соглашений о неразмещении сил НАТО в ГДР и Польше. В тот момент такой шаг навстречу был призван служить налаживанию отношений. Однако Москва не соблюдала свою часть обязательств и даже не пыталась сделать вид, что хочет их соблюдать, что ее интересуют хорошие отношения с Западной Европой. В итоге Запад решил, что эти обязательства его также уже не связывают.

США поддерживают с Францией и Германией хорошие отношения, такими они и останутся. Они ведут себя, как друзья: в каких-то мнениях совпадают, в каких-то нет, это совершенно нормально, так что несмотря на существование расхождений о каком-то конфликте говорить не приходится. Конфликт есть на линии Запад — Россия. Она старается любыми способами воспрепятствовать появлению натовских объектов на нашей территории или осложнить этот процесс. В таких шагах мы видим отражение ее мечтаний о восстановлении сферы влияний.

Это гораздо важнее, чем тот факт, что Германия или Франция могут выражать некоторое неодобрение. Мы знаем, что оба этих государства не предлагают никаких вариантов военного присутствия в Польше, которое бы гарантировало нам безопасность. Для нас все просто: мы нуждаемся в США, поскольку у Европы нет соответствующего военного потенциала, а мы сами не располагаем такими возможностями, которые бы позволили нам даже какое-то непродолжительное время отражать атаку с востока.

— Некоторые комментаторы, например Ежи Хащиньский (Jerzy Haszczyński) из «Жечпосполита», предупреждают, что после появления «Форта Трамп» нам, возможно, придется отправить польских военных в Иран. Неизвестно, насколько такое утверждение имеет под собой основания, но ясно, что американцы захотят получить что-то взамен. Вопрос, что именно?

— Не знаю, насколько уместно здесь слово «взамен». Если мы поддерживаем союзнические отношения, а суть союзов в том, что они действуют в обе стороны, то, разумеется, мы не можем ничего в них не вкладывать, это касается как экономической, так и политической или военной сферы. Раз мы хотим поддерживать тесные отношения с США и рассчитываем на их военную помощь, нам придется быть готовыми к сотрудничеству в других областях. Нельзя быть государством, которое ничего не дает само, но считает, что ему все должны. Неважно, будет ли это Иран или какой-то другой уголок мира: если союзники попросят нас оказать им поддержку, мы должны быть готовы это сделать, ведь мы ожидаем, что когда мы окажемся в опасности, они придут нам на помощь.

— Провоцирует ли Трамп кого-нибудь, принимая решение о постоянном присутствии американских войск в Польше? Кого провоцируем мы, решая претворить в жизнь этот план?

— Я бы не говорил здесь о «провоцировании». Это просто четкое заявление со стороны США и Польши, гласящее, что прошли те времена, когда Советский Союз или Россия могли использовать против нас право вето. Мы решили с этим покончить и перестать раздумывать, что понравится Москве. Мы просто будем по-своему делать то, что выглядит оптимальным с нашей точки зрения. Понравится ли это России? Вряд ли, но провоцирование ли это? Нет, о провокации могла бы идти речь, если бы мы находились в позиции слабого, который боится показать свою силу восточной державе. Мы не боимся России и претворяем в жизнь тем планы, которые считаем для себя лучшими, а то, что Москве это не нравится — не наша проблема.

— Есть ли у этого проекта какие-то минусы?

— Некоторые комментаторы считают, что мы слишком сильно свяжем себя с США, отвернувшись от Западной Европы. Этот тезис был бы справедливым только в том случае, если бы Западная Европа предложила нам какую-то альтернативную модель безопасности. Раз она этого не делает, сложно говорить о том, что мы выбираем не ее, а Америку.

— Значит ли это, что мы будем зависеть от американцев?

— Нет, хотя такие мнения звучат тоже. Их высказывают люди, которые не разбираются в геополитике. Польша — не то государство, которое может позволить себе не иметь друзей, союзников. Состоя в союзе, мы что-то даем и что-то получаем, это просто зрелый подход. Ни о каком провоцировании или повышенном риске речи не идет, хотя, конечно, наши «друзья», в особенности московские, хотели бы нас в этом убедить.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.