Срок полномочий действующего руководства Европейского союза подойдет к концу в 2024 году, а это значит, что ему придется подготовиться к угрозам, которые будут исходить от России, переживающей период политической турбулентности.

Когда в мае 2024 года мы будем выбирать новых депутатов Европарламента (вопрос, останется ли Польша в ЕС), а Еврокомиссия, Европейский совет и европейская дипломатия получат новых руководителей, в России, если все пойдет там в соответствии с закрепленным в конституции календарем и порядком, уже состоится инаугурация преемника Владимира Путина.

Кажется, что времени еще много, но «проблема 2024», то есть вопрос перехода власти в новые руки (или отказа от этой процедуры), уже сейчас начинает ощущаться в российском государстве все сильнее. В этой стране такие периоды всегда таили в себе опасность, поэтому неудивительно, что над ней начинает кружить призрак кровавой или очень кровавой смуты.

В эпоху Бориса Ельцина о «проблеме 2000» (поиске и приведении на трон «преемника» президента) начали размышлять сразу же после выборов 1996 года, когда начался второй и одновременно последний президентский срок хозяина Кремля. Ельцин в течение нескольких лет проводил своего рода «кастинг», склоняясь то к либералам, то к силовикам. Одновременно он кропотливо формировал «приданое», готовя для «помазанника» финансовую, политическую и медийную базу.

Демократический костюм

Я помню, как 20 лет назад Кремль решил подвести итоги продолжавшихся несколько лет подготовительных мероприятий и собрал в Колонном зале дружественных олигархов, важнейших политиков и звезд СМИ, чтобы подсчитать, каков тираж их газет, насколько велика аудитория их телеканалов, сколько денег они могут выделить на поддержку «помазанника». Это было «свидание вслепую», ведь никто не знал, кого Ельцин сватает России. То, что избранником станет именно Владимир Путин, в тот момент никому, пожалуй, не приходило в голову.

Те перестановки не слишком тревожили российских соседей, поскольку Россия при старом президенте старалась сохранить демократическое лицо. Ельцин очень дорожил местом в «Большой восьмерке» и европейских институтах, которое Москва получила за его личные заслуги. Сейчас Владислав Сурков, один из главных архитекторов кремлевской политики, говорит прямо, что демократическая чепуха — это все равно что выходной костюм, который человек надевает, отправляясь в гости. «А у себя мы одеваемся по-домашнему», — говорит он. Между тем «домашним» нарядом становится сегодня в России военная, при этом все чаще полевая форма.

В Кремле задают тон силовики или, как метко называет этих людей главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, «мобилизационная партия». Она сколачивает свой политический капитал на милитаризации общества, которую мы видим в таких явлениях, как переодевание дошкольников в мундиры и привлечение подростков в ряды Юнармии, сакрализация при поддержке Церкви победы 1945 года и популяризация лозунгов в духе «можем повторить».

Такое «приданое» может позволить продвинуться преемнику в военной форме. Идеальным кандидатом выглядит пользующийся поддержкой Путина 47-летний Алексей Дюмин — губернатор Тульской области, генерал-лейтенант и бывший командующий Силами специальных операций РФ, которые под его началом в 2014 году провели блестящую с военной точки зрения операцию по захвату Крыма.

«Преемник» может, однако, и не появиться. Московские «ястребы» предпочли бы, чтобы у власти остался Путин. Не имеет значения, в какой роли: президента, премьера, спикера парламента… В России шутят, что Путин мог бы управлять страной, даже занимая должность директора Библиотеки имени Ленина.

Царь должен быть легитимным

Для того, чтобы привести к власти «преемника» или внести в конституцию такие изменения, которые позволят «лидеру нации» оставаться у руля, необходимо обладать политическим капиталом, то есть широкой общественной поддержкой. Как говорит историк и знаток традиций Александр Федута, «царь должен быть легитимным», то есть народным. Путин в последние два десятилетия таким человеком безусловно был, но постепенно начал терять свою «тефлоновую» популярность. Россияне чувствуют себя обманутыми из-за прошлогоднего повышения пенсионного возраста, роста цен и продолжающегося уже шестой год снижения реальных доходов.

Кремль реагирует на изменение общественных настроений нервно и пытается приукрасить действительность, веля социологам сообщать не результаты опросов, свидетельствующих, что Путину доверяет сейчас меньше трети соотечественников (тогда как он привык к поддержке на уровне 90%), а данные других исследований, которые появляются, словно кролик из шляпы фокусника, и доказывают, что любовь народа к верховному главнокомандующему ничуть не ослабла.

Драматург Антон Чехов учил, что если в первом акте спектакля мы видим на стене ружье, в третьем оно должно выстрелить. Актеры, присутствующие на российской политической сцене, обожают военные декорации. В ситуации, когда уровень жизни граждан повысить невозможно, а с рейтингом что-то нужно делать, «мобилизационная партия» предпочла бы обратиться к проверенному средству, то есть военной операции. Путина привела на вершину власти война в Чечне, а потом его рейтинг взлетел до небес благодаря конфликту с Грузией и нападению на Украину.

Дюмина с его репутацией специалиста по специальным операциям могла бы сделать национальным героем новая украинская экспедиция или вооруженный набег на эстонскую Нарву. Он бы с легкостью стал «легитимным царем» на волне военного воодушевления, если бы смог показать, что трусливый Североатлантический альянс не отважился защищать от России своего балтийского члена.

Новому руководству Евросоюза придется подготовиться к тому, что в предвыборном спектакле российское ружье в какой-то момент выстрелит. Это может произойти в Грузии, в Белоруссии или в Казахстане, где власть в результате прошедших в воскресенье выборов, по всей видимости, достанется занимающему, скорее, прокитайскую, чем пророссийскую позицию Касыму-Жомарту Токаеву. Европейскому союзу нужно будет на это реагировать.

Существуют и другие возможные сценарии. В России может возникнуть такой хаос, что в итоге на поверхность всплывут политики красно-коричневого толка, а это создаст новые угрозы, с которыми придется иметь дело Европе. Наименее вероятной кажется перспектива того, что верх над «мобилизационной партией» возьмут «либералы», до сих пор присутствующие в экономических ведомствах. Именно благодаря этим людям, которые не так слабы, как кажется иностранным наблюдателям, российская экономика, попавшая в «тотальный шторм» (санкции, контрсанкции, падение цен на нефть, военные расходы и прочие несчастья), до сих пор еще не рухнула. Сложно ожидать, что после всего того, чем занимался Путин в последние 24 года, в 2024 году он решится начать реформы и сделать ставку на «либералов», однако, ЕС следует быть готовым и к такому варианту развития событий.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.