Эксперты замечают, что чтобы понять, каким образом охлаждение отношений между Соединенными Штатами и Китаем изменяют ландшафт международного бизнеса, достаточно внимательно присмотреться к интернет-гиганту Алибаба (Alibaba). На сегодняшний день, это самая авторитетная и дорогостоящая китайская компания, — ее стоимость в 400 миллиардов долларов впечатляет. Последние 5 лет она также представляет собой гибрид, охватывающий обе сверхдержавы, поскольку акции фирмы включены в биржевые списки только в США. По информации агентства Блумберг (Bloomberg), сейчас компания рассматривает возможность эмиссии своих ценных бумаг на сумму 20 миллиардов долларов в Гонконге. Этот процесс, однако, происходит на фоне повышения рисков от принимаемых американцами мер против китайских интересов, а также возрастающего влияния гонконгских рынков капитала. Британские эксперты верно подмечают, что осуществление листинга в Гонконге будет означать, что китайские компании страхуют свои риски для снижения зависимости от западных финансов.

В 2014 г., когда Алибаба впервые вышла на открытый рынок, мир выглядел совсем иначе. Несмотря на то, что фирма базировалась в Ханчжоу и 91% ее продаж осуществлялся в материковом Китае, было принято решение включить акции компании в биржевые списки в Нью-Йорке, месте самых глубоких и ликвидных рынков капитала в мире. Банки Уолл-Стрит выступили в качестве гарантов размещения ценных бумаг. Более того, владельца компании Алибаба, Джека Ма, — уже тогда он был настоящей звездой в Китае, высшее общество Манхеттена восприняло как открытого и раскованного бизнесмена, с которым американцы вполне могут вести бизнес. Однако, эксперты замечают, что Д. Ма отнюдь не исключение. Сегодня 174 китайские компании, совокупной рыночной стоимостью в 394 миллиарда долларов, включая технологических гигантов Байду и Джи-ди (JD.com), держат основной объем своих ценных бумаг в США. Совсем недавно на американский рынок ценных бумаг вошла перспективная компания Лакин кофе (Luckin Coffee), копирующая бизнес модель Старбакса (Sturbucks), которая в мае разместила акции на сумму 4 миллиарда долларов.

При всей этой внешне оптимистичной картине, «Алибаба» одной из первых компаний неожиданно осознала, что США в последнее время стали менее гостеприимными. В январе 2018 г. попытка компанией финансовых сервисов Ант файненшл (Ant Finencial) — дочерней компанией Алибаба приобрести своего американского конкурента Мани Грэм (MoneyGram) была заблокирована, согласно официальному определению американской стороны, по соображениям национальной безопасности. А уже в ноябре, замечают британские эксперты, исчез и ореол над самим Джеком Ма, когда американцы узнали, что он, как и многие другие китайские магнаты, состоит в Коммунистической партии КНР. Кстати, в этом году Ма должен покинуть свой пост в Алибаба. Как пишет «Экономист», топ-менеджеры из Силиконовой долины шепчутся о том, что, дескать, глобальный облачный бизнес компании представляет угрозу для американских интересов.

Алибаба инвестирует в стартапы, а это означает, что ее деятельность может вступить в противоречие с новым законом Соединенных Штатов, известным как ФИРРМА (FIRRMA), который требует осуществлять проверку всех иностранных закупок «технологий особой важности». Пока что, в отличие от Хуавэй (Huawei), прямых угроз деятельности Алибаба пока нет, однако, даже британские эксперты замечают, что обстановка вокруг компании сложилась довольно напряженная.

Американо-китайская торговая война охватывает не только сферу тарифов, но охватила такие области, как правовая экстрадиция, венчурный капитал и глобальную систему расчетов в долларах. В этой связи эксперты считают очевидным тот факт, что китайские листинговые компании становятся крайне уязвимыми. Если бы, к примеру, Китай захотел бойкотировать Эппл (Apple) или Боинг (Boeing), Соединенные Штаты могли бы ответить на это «заморозкой» купли-продажи акций китайских фирм и созданием барьеров для мобилизации капитала.

Обширные, но неразвитые рынки капитала в материковом Китае не заменят Уолл-Стрит. Гонконг, мол, офшорный хаб КНР — далек от совершенства, причем не в последнюю очередь из-за стремления Китая шаг за шагом наносить ущерб верховенству права в специальном административном районе. Тем не менее, он уже стал достойной альтернативной площадкой для китайских транснациональных компаний. После пересмотра в 2018 г. правил биржевого листинга, Гонконг приветствует компании, обладающие ценными бумагами двух классов. В районе расширены функции кондуита, с помощью которых инвесторы из материкового Китая могут покупать акции, а глобальные инвесторы — иметь доступ в КНР. В прошлом году листинг в Гонконге принес прибыль объёмом 34 миллиарда долларов, что, между прочим, выше, того, что получили Насдак (Nasdaq) или Нью-Йоркская фондовая биржа (NYSE).

Британские эксперты справедливо замечают, что взлет Гонконга идет параллельно с процессом ослабления западной гегемонии в азиатском финансовом секторе. Еще десятилетие назад китайские банки находились на периферии. Сейчас же компании с Уолл-Стрит больше не имеют такого определяющего веса как раньше. В прошлом году семь из ведущих двадцати агентов-страхователей в Азии представляли Китай. Китайские банки входят в число крупнейших азиатских трансграничных кредиторов. США по-прежнему контролируют систему расчетов в долларах, однако, как считают эксперты, в самой ближайшей перспективе, здесь также возможны изменения.

Листинг в Гонконге позволил бы Алибаба увеличить капитал и специалисты отмечают здесь высокую динамику роста — в прошлом году продажи выросли на 51%. В Лондоне уверены, что, даже если китайские компании значительно снизят свою активность в США, Нью-Йорк, без сомнения, останется процветающим финансовым центром.

В более широком же понимании, главная мысль, которую эксперты «Экономист» хотят донести до читателей заключается в том, что сложнейшая глобальная сеть финансовых и коммерческих связей уже адаптируется к условиям набирающей обороты торговой войны. Так, крупные компании по производству техники вносят коррективы в цепочки поставок. Ритейлеры смещают источники снабжения с тем, чтобы товары, продаваемые в США, не производились в Китае. Банки сокращают свою фактическую задолженность перед контрагентами, которые могут попасть под американские санкции. Даже наиболее успешные мировые компании, такие как Алибаба, ощущают потребность в наличии плана «Б». А эта концепция, заключают эксперты, разительно отличается от той, которую Джек Ма представлял себе, когда ударял в церемониальный колокол на Нью-Йоркской фондовой бирже в 2014 г.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.