Бидзина Иванишвили — основатель партии «Грузинская мечта», ее бесспорный патрон и, что еще важнее, спонсор — демонстрирует склонность к ручному управлению верными ему людьми и практически полное отсутствие интереса к делам страны в целом.

Возникший в результате паралич власти — это как раз то, что имел в виду австрийский посол в Грузии Арад Бенко (Arad Benko), когда в своем июньском интервью он сказал, что иностранцам приходится иметь дело с «неспособностью принимать решения и нехваткой людей, которые должны эти решения принимать». Хотя позже посол попытался несколько смягчить это свое заявление, его посыл оказался верным. В конце концов, именно об этом часто говорят иностранцы, которые живут или работают в Грузии.

Решение Иванишвили официально вернуться на пост лидера партии «Грузинская мечта» в мае 2018 года и его решение внезапно уволить премьер-министра Георгия Квирикашвили в июне 2018 года не привнесли долгожданную новую динамику в грузинскую политику.

Напротив, с уходом Квирикашвили были свернуты почти все начатые им проекты. К примеру, реализация проекта строительства глубоководного порта Анаклия оказалась под угрозой срыва, когда государственные агентства начали проверять деятельность консорциума, который получил контракт на его строительство, — в первую очередь деятельность банка TBC. По словам некоторых источников, именно чрезмерное сближение с TBC и стоило Квирикашвили его должности, потому что его патрон забеспокоился по поводу верности премьер-министра.

Новый премьер-министр Мамука Бахтадзе представляет собой нерешительную и неэффективную фигуру, что особенно странно, поскольку его новая конституция делает его главным политиком в стране. Власть не терпит вакуума, поэтому политическая власть начала постепенно переходить в руки формально менее высокопоставленных чиновников, таких как министр внутренних дел Георгий Гахария и мэр Тбилиси Каха Каладзе.

Но действительно ли они обладают властью, или же это всего лишь видимость контроля? Квази-феодальная система, сформировавшаяся вокруг Иванишвили, не терпит делегирования полномочий. Она функционирует только на основании привилегий, распределяемых главой. «Правительство» служит интересам сторонников одного человека. Оно не может прислушиваться и не прислушивается к потребностям огромного множества грузин.

Пока в течение целого года под ногами правительства «Грузинской мечты» одна за другой взрывались мины, все члены правительства были заняты только тем, чтобы угодить своему патрону. Между тем грузины, многие из которых голосовали за «Грузинскую мечту» в надежде на какие-то улучшения, испытывали все больше разочарований.

Убийства на улице Хорава показали, что насилие в школах все еще остается серьезной проблемой, что сотрудники прокуратуры покрывают членов своих семей и пользуются услугами «умельцев», чтобы уничтожать следы. Что еще хуже, когда нескольких прокуроров вызвали на заседание парламентского комитета, им пришлось ответить на целый ряд вполне логичных вопросов, что показало обычным грузинам, насколько сильно прогнила система. Результаты опроса NDI показали, что, по мнению 84% респондентов, это дело не было расследовано должным образом.

Скандал вокруг аудиозаписей Субелиани показал, насколько сильно политика давит на бизнес. Он также показал, что резонансные дела решаются посредством закулисных сделок между политиками и судами/прокуратурой.

Ситуация с глубоководным портом Анаклия и TBC показала грузинам, что правительство готово пожертвовать международным престижем страны и ее геополитическими устремлениями ради прихоти его патрона.

Горячие споры вокруг процедуры назначений судей Верховного суда, которые стоили «Грузинской мечте» ее супербольшинства в парламенте (поскольку несколько ее членов покинули партию), показали, что даже самые коррумпированные судьи, которых предыдущая администрация поливала грязью, возвращаются, чтобы служить новой системе.

«Ночь Гаврилова» стала свидетельством того, как нигилизм в духе «все дозволено» перед лицом агрессора может ослепить политиков до такой степени, что они перестанут обращать внимание на символизм протокольных жестов. Жестокая полицейская операция по разгону демонстрантов в ночь с 20 на 21 июня показала, что полиция — это все еще инструмент политики. Молчание всего правительства в тот момент, когда кризис стремительно нарастал, и продемонстрированный им внезапный всплеск активности в тот момент, когда в игру вступила команда по связям с общественностью, — что процесс управления и независимость судебной системы остаются фикцией.

В связи с этим неудивительно, что сегодня рекордное число грузин — 46% респондентов, принявших участие в опросе в апреле 2019 года, — считают, что страна движется в неверном направлении. Для сравнения только 25% говорят, что ситуация улучшается.

Порицание со всех сторон. Однако «Грузинская мечта» продолжает побеждать на выборах.

Рост, подпитываемый ненавистью

Возвращение Иванишвили и вместе с ним бывшего премьер-министра Ираклия Гарибашвили ознаменовало собой новый виток спирали ненависти в политических баталиях. «Грузинская мечта» и ее злейший враг «Объединенное национальное движение» никогда не упускали возможности облить друг друга грязью. Но второй раунд президентской предвыборной кампании, когда «Грузинская мечта» неожиданно начала отставать от кандидата «Объединенного национального движения», превратил общение правящей партии с народом в машину по разжиганию ненависти. Когда посыл оказывался слишком жестким для того, чтобы представлять его международным обозревателям, правящая партия прибегала к услугам различных групп, пропагандирующих ненависть.

Националистический «Альянс патриотов» Ирмы Инашвили возглавил крупнейший митинг в поддержку кандидата в президенты от «Грузинской мечты». Более мелкие группы третировали оппозицию.

В сочетании с финансовой щедростью Иванишвили этого давления хватило для того, чтобы кандидат от партии «Грузинская мечта» стал президентом. Однако, если постоянно использовать группы, пропагандирующие ненависть, рано или поздно можно попасть в зависимость от их поддержки.

Последние несколько недель и месяцев правительство пожинало плоды своих действий. Во-первых, объявление о проведении «Тбилиси-прайд» спровоцировало бурную реакцию со стороны нескольких групп во главе с Леваном Васадзе, который пригрозил государству и которого за это лишь слегка пожурили.

Убежденность в том, что государство излишне осторожно и неспособно справляться с вызовом, внезапно исчезла, когда полиция начала жестоко разгонять демонстрантов ночью с 20 на 21 июня.

В ту ночь последняя символическая граница, при помощи которой «Грузинская мечта» отделяла себя от «Объединенного национального движения», — что она никогда не допускала жестокости полиции — рухнула.

Что теперь?

«Грузинская мечта» оказалась в сложном положении. У правящей партии есть серьезная структурная проблема: зависимость партии от воли ее патрона непреодолима, а стиль управления Иванишвили — который, возможно, подходит для управления приспешниками олигарха — абсолютно не подходит для управления государством. Ситуация усугубляется еще и тем, что за последние несколько дней эта партия растратила остатки своей легитимности в глазах народа.

Прогнозы довольно мрачные. Сейчас единственный более или менее надежным вариант — преследовать оппозицию в попытке ее ослабить и помешать ей создать сильную коалицию, а для этого необходимо и дальше накачивать ненавистью и без того перегретую политическую систему. Чем больше «Грузинская мечта» будет нуждаться в группах, разжигающих ненависть, тем сильнее будут расти их аппетиты, в результате чего Грузия окажется в таком положении, когда их требования будут несовместимы с принципами демократии.

Тот демократический и прогрессивный импульс, который возник в 2003 году, уже полностью сошел на нет. Ближайшие несколько месяцев станут решающими. Либо молодежь, собравшаяся на проспекте Руставели, сумеет раскрутить колесо демократии, либо вся страна погрузится в пучину нелиберального обскурантизма.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.