Администрация Трампа так и не ввела второй пакет санкций против России после отравления бывшего российского шпиона в Великобритании, хотя прошло уже восемь месяцев с тех пор, как ее представители заявили Конгрессу, что Москва их заслужила.

Чиновники госдепартамента неоднократно утверждали, что США намерены ввести новые санкции, необходимые по закону о ликвидации химического и биологического оружия, принятому Конгрессом в 1991 году.

Но вот уже несколько месяцев об этом нет никаких новостей, и, по словам членов Конгресса, они мало что слышали от администрации по этому вопросу.

Посвященный в тему бывший сотрудник правительства рассказал The Hill, что госдепартамент и министерство финансов завершили работу над новым пакетом санкций еще в марте, но высокопоставленные чиновники его пока не подписали.

«Разработанные варианты можно реализовать в течение нескольких месяцев начиная с сегодняшнего дня, но руководители администрации пока не приняли какого-то решения и не дали зеленого света на их воплощение», — рассказал этот бывший чиновник.

В конце марта Bloomberg сообщил, что Белый дом получил пакет санкций и что госдепартамент и министерство финансов ждут его подписания, прежде чем начать воплощать в реальность новое наказание за отравление Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в Солсбери.

Почему никаких действий за этим так и не последовало — загадка. Белый дом ситуацию комментировать не пожелал.

Официальный представитель госдепартамента заявил The Hill, что администрация считает «Россию виновной» в отравлении Скрипаля, а никакого «крайнего срока для реализации второго пакета санкций нет».

«Мы соблюдаем закон. Мы не рассказываем о сути санкций заранее», — сказал он.

Президент Трамп давно демонстрировал свою заинтересованность в улучшении отношений с Россией. Из-за новых санкций сделать это может быть сложнее.

Трамп встречался с российским президентом Владимиром Путиным во время саммита Большой двадцатки в японской Осаке в конце июня. Они обсудили контроль над вооружениями и прочие вопросы глобальной безопасности и пришли к обоюдному согласию, что улучшение отношений в интересах обоих государств.

Чтобы избежать второго пакета санкций, администрация к 6 ноября должна была определить, удовлетворяет ли Россия ряду критериев, обозначенных в законе от 1991 года, и в том числе удостовериться, что та больше не использует химическое оружие.

Между тем госдепартамент заявил, что Россия новые санкции заслуживает и что он «консультируется с Конгрессом» по поводу следующего шага. Однако никакие сроки после этого так и не были названы, чем был очень недоволен тогдашний председатель комитета по иностранным делам Эд Ройс (Ed Royce, республиканцы, Калифорния), который потом покинул Конгресс.

На слушаниях 15 мая высокопоставленный сотрудник госдепартамента сказал сенаторам, что санкции «в первом приближении подобраны», но сейчас все это «вопрос времени».

«Мы проанализировали тему санкций, сенатор. Мы их подготовили. Но, по моему мнению, дальше этим должны заниматься государственный секретарь и президент, поскольку это часть более обширной политической стратегии по России», — сказала помощник вице-президента США по национальной безопасности Андреа Томпсон (Andrea Thompson) сенатору Бобу Менендесу (Bob Menendez, Нью-Джерси), главному демократу в Комитете Сената по иностранным делам.

«Мы уже обратились к ним», — добавила Томпсон.

Менендес и другие демократы были разочарованы задержкой, но в целом конгрессмены высказывали по этому поводу меньше жалоб по сравнению с другими связанными с Россией вопросами, например, вмешательством в выборы.

«Есть много вещей, которые администрация не сделала по поводу России, и это меня очень беспокоит. Это лишь одна часть головоломки», — недавно сказал председатель Комитета Палаты представителей по иностранным делам Элиот Энгель (Eliot Engel, демократы, Нью-Йорк) газете The Hill.

На вопрос, обеспокоен ли он отсутствием прогресса в этом деле, член Комитета по иностранным делам Сената Конгресса сенатор Рон Джонсон (Ron Johnson, республиканцы, Вискосин) ответил, что администрация должна сосредоточиться на санкциях, которые наиболее «эффективно» накажут Москву.

«У нас ужасно много санкций против России, — сказал Джонсон. — И я думаю, нам на самом деле следует разобраться, какие из них наиболее эффективны, и, если мы собираемся усиливать санкции, сосредоточиться именно на них».

В конце января Менендес написал государственному секретарю Майку Помпео (Mike Pompeo), призвав его быстро ввести эти санкции, «чтобы гарантировать, что предусмотренный законом санкционный режим не будет подорван».

22 февраля государственный департамент ответил Менендесу и сказал, что департамент ведет работу над этими требованиями, но отметил, что «на это требуется время», согласно информации в письме, полученном The Hill.

«Как это было и с первым пакетом санкций, департамент тщательно обдумывает, какие именно санкции выбрать из полного перечня возможных мер, а также какое влияние они окажут на интересы национальной безопасности США», — написал заместитель помощника госсекретаря Чарльз Фолкнер (Charles Faulkner).

Первый пакет санкций администрация применила в августе, когда Помпео подтвердил, что Россия нарушила международный закон, устроив заговор с целью убийства Скрипаля с помощью нервнопаралитического яда «Новичок» в марте 2018 года. Россия свою причастность к отравлению Скрипаля отрицает.

Кроме того, администрация выслала десятки российских дипломатов, предположительно являющихся агентами разведки, и закрыла российское консульство в Сиэтле в марте прошлого года после отравления.

В декабре государственные чиновники также отметили, что администрация Трампа ввела санкции в отношении сотрудников ГРУ, ответственных за покушение с применением нервнопаралитического яда, наряду с другими офицерами российской разведки, которых наказали за их причастность к глобальным кибератакам.

Второй пакет санкций должен быть более суровым и потенциально может сильно навредить российской экономике. Вероятно, он также сильно обострит отношения с Москвой.

Администрация должна выбрать как минимум три из шести категорий санкций, перечисленных в подготовленном списке, куда входит дальнейшее ограничение экспорта США в Россию, ограничение импорта, приостановка дипломатических отношений и приостановка авиаперелетов между Россией и США, осуществляемых перевозчиками, которых контролирует российское правительство. Неизвестно, какие из этих мер предпочли государственный департамент и министерство финансов.

По словам критиков, бездействие администрации сигнализирует, что США несерьезно относятся к наказанию стран, нарушающих законы США, и в будущем это может подорвать усилия по ограничению использования химического оружия и политику санкций в более общем смысле.

Некоторые утверждают, что администрация пренебрегает законом, который был принят как раз для того, чтобы санкции можно было применять быстро.

«Поскольку россиян не наказывают, ничто им не помешает применить химическое оружие и в будущем, а другие страны, посмотрев на это, тоже станут меньше колебаться по этому поводу», — сказала Эвелин Фаркас (Evelyn Farkas), старший научный сотрудник Германского фонда Маршалла и бывший заместитель помощник министра обороны в администрации Обамы.

Нештатный старший научный сотрудник Совета по международным отношениям Карла Роббинс (Carla Robbins) также сказала, что это подрывает доверие к Помпео, который в своем февральском обращении к министру иностранных дел Сергею Лаврову подтвердил, что «Россию привлекут к ответственности», дав таким образом понять, что санкции неизбежны.

«Все это в очередной раз демонстрирует, что президент делает все, что ему вздумается, независимо от политической ситуации или требований закона. А наказывать русских он на самом деле не хочет», — сказала Роббинс, упомянув шутливое предостережение Трампа Путину, которое он сделал в июне по поводу вмешательства в американские выборы в 2020 году.

Также Роббинс сказала, что причины отсрочки санкций узнать нельзя, поскольку Белый дом «в этом отношении совершенно непрозрачен».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.