Профессор Виля Гельбрас, кремлевский эксперт, занимающийся отношениями Москвы и Пекина, сказал однажды, что поляки за долгие годы «научились спать в одной постели с медведем» (разумеется, российским). «А мы, россияне, не можем научиться спать с драконом», — сетовал ученый.

В 1940-е годы, когда товарищей Сталина и Мао связывали теплые отношения, в СССР пользовалась популярностью песня «Русский с китайцем братья навек», а Москва могла дружить с соседом, находящимся за южной границей длиной в 7 250 километров, так, как она любит, то есть как с младшим братом и клиентом.

Советский Союз тогда опережал КНР в военной и экономической сфере, а также обладал большим весом на международной арене. В целом, он был сильнее по всем параметрам, кроме количества жителей. Сейчас ВВП «дракона» в 7,6 раз больше ВВП медведя, при этом Россия вот уже шесть лет пребывает в состоянии стагнации (если не рецессии). Китайская экономика, в свою очередь, в прошлом году выросла на 6,6%, что очень обеспокоило китайских руководителей, поскольку это был самый слабый результат за последние 30 лет. Население Китая в десять раз превосходит по размеру население России, а в случае войны китайцы могут мобилизовать больше военных, чем в мире существует россиян. Китайская армия, правда, значительно слабее российской, но она быстро сокращает отставание. Пекин, например, располагает большим количеством авианосцев, чем Москва, и, в отличие от нее, уже создал истребители пятого поколения, производство которых никак не могут запустить россияне.

Россия, конечно, как и раньше, возвышается над Китаем благодаря своей вдвое большей территории и богатству природными ресурсами, но это как раз может вызвать (и вызывает) у перенаселенного соседа, нуждающегося в сырье, греховные мысли.

Против кого будем дружить

Кремль хочет выступать в более тяжелой весовой категории, чем та, к которой можно отнести Россию в соответствии с ее реальным весом на международной арене. Российские пропагандисты любят повторять, что «мы вместе с Китаем и Индией» «представляем почти половину человечества» (это сейчас 2,9 миллиарда человек, доля россиян составляет меньше 5%) и превосходим по демографическому показателю Запад.

Следует признать, что китайские политики умело оказывают Владимиру Путину услуги, питая его великодержавную манию величия. Китайский лидер Си Цзиньпин принимает приглашения на все проводящиеся в России ритуальные мероприятия вроде Восточного экономического форума. Он выражает соответствующие восторги и показывает, как того хотят организаторы, что Москва отнюдь не находится в изоляции. Также он прощает хозяевам их оплошности.

На прошлогоднем Восточном форуме Путин перед камерами угощал Си Цзиньпина лучшим медом из Сибири. Это было весьма нетактично, поскольку, как всем известно, противники упитанного председателя КНР подшучивают над ним, называя Винни-Пухом. Си это очень не нравится, поэтому он не позволяет распространять в китайском интернете мультфильмы о любящем мед медвежонке.

Цементирует российско-китайскую дружбу сегодня враждебное отношение к Соединенным Штатам. Пекин и Москва демонстрируют, что они способны совместно лишить Вашингтон доминирующей роли и возглавить антиамериканский интернационал. Таким показом силы стали прошлогодние масштабные учения российской армии «Восток-2018», в которых принимали участие 3 тысячи военных из Китая, а также 30 китайских самолетов и более 20 кораблей. Москва стремится, чтобы представители армии Поднебесной хотя бы символически присутствовали на всех маневрах в азиатской части России.

Россияне и китайцы наверняка продлят Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, который был рассчитан на 20 лет. Они создают и активно развивают такие совместные организации, как ШОС или БРИКС. Также Пекин остается для Москвы важным партнером в контексте конфронтации с Западной Европой. После аннексии Крыма и введения европейских санкций против России Кремль заявил, что он возьмет курс на экономическое сотрудничество с Китаем. Туда будет, в частности, проведен газопровод «Сила Сибири», по которому пойдет газ с вводимых в разработку сибирских и дальневосточных месторождений.

Объем торгового оборота между Россией и Китаем быстро увеличивается. Три года назад он составлял 69,5 миллиардов долларов, а год назад — уже 107 миллиардов. Пекин таким образом обогнал Германию и стал основным экономическим партнером Москвы.

Острые углы

Создавая видимость гармоничных отношений, Пекин и Москва умело обходят щекотливые темы. В марте отмечалась 50-я годовщина кровавых столкновений между советскими и китайскими военными на острове Даманском, однако, официального резонанса не последовало. Кремль не хотел напоминать россиянам, что сейчас Драгоценный, как называют его китайцы, принадлежит Китаю, который открыл там музей в честь своих героев.

Другой острый угол, который умело обходят обе стороны, это музей «китайского позора» в городе Хэйхэ на пограничной реке Амур. Там напоминают о словах бывшего лидера КНР Дэна Сяопина, который говорил, что на основании несправедливых договоров, заключенных в XIX веке, Россия лишила Китай как минимум миллиона квадратных километров земель. В музее можно увидеть школьные учебники с картами «отобранных» территорий.

Россияне знают о территориальных претензиях «дракона» и опасаются, что Москва, которая категорически отказывается возвращать японцам оккупированные в 1945 году Южные Курилы, продолжит и дальше уступать наращивающему потенциал Пекину. Уже при Путине она, проведя корректировку границы на реках Уссури и Амур, отдала Китаю острова общей площадью в 337 квадратных километров. Многие в России сочли это предательством национальных интересов.

Россияне уже давно боятся заливающей их страну волны китайских переселенцев. Эти страхи питаются слухами о миллионах китайских мигрантов, уже якобы расселяющихся по Сибири, из которой уезжают местные жители. Никаких миллионов нет, но китайцы, мастерски умеющие подкупать алчных российских чиновников, действительно безжалостно эксплуатируют Сибирь.

Китайцы оставят нам от тайги пустое место, предупреждают Путина в своем письме, под которым поставили подписи 200 тысяч человек, жители Томской области. Китайская компания получила там за бесценок в аренду на 49 лет 1 300 квадратных километров леса, обязавшись возвести целлюлозно-бумажный комбинат. Она ничего не построила, вырубила тайгу и вывезла необработанную древесину в Китай. Подобных историй множество.

В Москве говорят, что охватившие в этом году сибирские леса масштабные пожары (горело более 3 миллионов гектаров тайги) — дело рук поджигателей, которые уничтожали улики, чтобы скрыть незаконную вырубку леса, попадающего в итоге в Китай.

За фасадом добрососедских российско-китайских отношений скрывается также то, что китайцы, развивая экономическое сотрудничество с россиянами и эксплуатируя их ресурсы, практически не инвестируют в их экономику. Сумма, которую они в последние годы вложили в «друзей», составляет всего 0,6% от всех иностранных инвестиций в России. В первом полугодии 2018 года бизнесмены из Китая, которые все активнее инвестируют в разных странах мира, вывели из РФ более миллиарда долларов.

Немецкая газета «Хандельсблат», подводя несколько дней назад итоги двадцатилетнего правления Путина, отметила, что поссорившийся с Западом российский президент «превращает свою страну в младшего партнера новой мировой державы — Китая».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.