Наша статья, вышедшая в этой колонке в прошлую субботу, 17 августа, носила название «Сложная ситуация в Идлибе между Турцией и Россией». Мы отмечали, что в период невероятного сближения в турецко-российских отношениях на фоне прибытия С-400 в Турцию события в Идлибе контрастируют с этой картиной, и здесь две страны косвенно противостоят друг другу.

С воздушной атакой на конвой вооруженных сил Турции, передвигавшийся в районе Идлиба, вчера, 19 августа, и без того тревожная ситуация на поле боя подошла к новому опасному порогу, на что мы и хотели бы обратить внимание в этой статье.

*

Вчерашнее событие беспрецедентно: турецкий конвой впервые подвергся атаке с воздуха в Идлибе.

С тех пор как режим Асада начал систематические военные действия в отношении радикальных групп в Идлибе в прошлом мае при открытой поддержке России, военные базы Турции, находящиеся в этом регионе, не раз становились мишенью атак. Но предыдущие атаки совершались с применением артиллерийского огня. Например, 27 июня сирийская армия обстреляла из артиллерии десятый турецкий наблюдательный пункт, находящийся в районе Завия на юге Идлиба. В результате этой атаки один турецкий военный погиб, трое пострадали.

Такие действия режима Асада каждый раз подвергали турецко-российские отношения стресс-тесту. После каждого инцидента Турция просила Россию обуздать своего союзника на поле боя, но поведение Дамаска не менялось. Становилось понятно, что Москва, имеющая такое влияние на Дамаск, что при желании могла бы без труда воздействовать на него, предоставляет режиму свободу действий. Эта ситуация создавала в Анкаре проблему доверия, которая открыто не выходила наружу, а оставалась в тени теплой атмосферы, создаваемой С-400.

Вчера эта проблема снова проявилась в связи с опасным развитием событий на поле боя.

Тот факт, что по турецкому военному конвою нанесли удар, а Россию проинформировали заранее, делает ситуацию серьезной со всех точек зрения. Показательна тональность вчерашнего заявления министерства национальной обороны Турции, в котором ответственность за произошедшее подспудно приписывается России.

*

На самом деле этот кризис доверия будет правильнее рассматривать как следствие того, что сочинский меморандум, подписанный президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом и российским лидером Владимиром Путиным 17 сентября 2018 года, фактически не действует.

В первом пункте этого меморандума говорится, что «наблюдательные посты Турции будут укрепляться и продолжать свою деятельность». На сегодняшний день наблюдательные посты подвергаются атакам.

В соответствии со вторым пунктом меморандума Россия «примет все необходимые меры, чтобы избежать военных операций и атак в Идлибе». В этом пункте также отмечается, что «в Идлибе сохранится нынешний статус-кво».

Согласно третьему пункту того же меморандума, в Идлибе должна быть создана «демилитаризованная зона глубиной 15-20 километров». Пятый и шестой пункты предусматривали «вывод из этой зоны всех радикальных групп и в то же время танков и артиллерийских орудий (в течение октября 2018 года)».

*

Но на практике Россия поддерживает военную операцию, начатую сирийской армией в мае этого года, и российские военно-воздушные силы де-факто участвуют в войне, и это открыто показывает, что второй пункт меморандума не выполняется. С другой стороны, у российской стороны были свои жалобы по поводу исполнения меморандума. Отмечалось, что радикальные группы не выходят из демилитаризованной зоны, атаки на российскую базу Хмеймим продолжаются.

В условиях такой взаимной критики Россия использовала свое влияние, чтобы ускорить переход Идлиба под контроль режима, то есть изменение статус-кво. Вслед за этим группы, связанные с поддерживаемой Турцией Свободной сирийской армией, более открыто вышли на сцену в Идлибе. Это давало сигнал, что Анкара не примет изменения статус-кво в Идлибе.

*

И вот накапливавшееся какое-то время напряжение достигло критического порога: на прошлой неделе режим начал наступление на Хан-Шейхун на юге Идлиба. Критического, поскольку в Морике примерно в десяти километрах к югу от Хан-Шейхуна находится девятый наблюдательный пункт ВС Турции. Если режим возьмет Хан-Шейхун под свой контроль, этот наблюдательный пункт будет окружен со всех сторон, и наземная связь с Турцией прервется.

Наблюдательные пункты были созданы в соответствии с меморандумом, заключенным с Россией в рамках астанинского процесса, так что их сохранение входит в обязанности России. С противоположной стороны границы зоны деэскалации есть и ее собственные наблюдательные посты.

После вчерашнего инцидента можно ожидать, что между Турцией и Россией начнется тонкий, критически важный дипломатический процесс. Неудивительно, если в ближайшие дни эта тема будет включена в повестку дня доверительного диалога, который сложился между президентом Эрдоганом и российским лидером Путиным.

Взять происходящий здесь кризис под контроль важно и с точки зрения судьбы трехстороннего саммита по Сирии, который состоится в середине следующего месяца в Турции при участии Эрдогана, Путина и президента Ирана Хасана Роухани.

Если взять кризис под контроль не удастся и в Идлибе будут происходить такие тревожные события, как вчерашний инцидент, это неизбежно бросит тень на процесс сближения между Россией и Турцией.

Ситуацию в Идлибе, очевидно, сопровождают высокие риски, которыми нужно очень внимательно управлять.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.