Правые националисты в польском правительстве могут праздновать крупную победу. В долгой войне за «историческую память», которую они ведут с 2015 года, когда пришли к власти, вчера был завоеван последний бастион. После того, как в прошлом году с польской идеологемой — а она всячески подчеркивает страдания польского народа и, наоборот, приуменьшает его собственную роль в причинении страданий другой нации — согласился Израиль, справедливость притязаний поляков признали Германия и США.

В череде мероприятий и церемоний, состоявшихся вчера в Польше по случаю 80-й годовщины вторжения нацистской Германии и начала Второй мировой войны, жертвы поляков и их страдания упомянули все без исключения ораторы — от президента Польши Анджея Дуды (Andrzej Duda) до президента Германии Франка-Вальтера Штайнмайера (Frank-Walter Steinmeier) и вице-президента США Майка Пенса (Mike Pence).

Поляков чествовали как героев и борцов за свободу, которые рисковали своими жизнями во имя всей Европы и заплатили в войне с Германией высочайшую цену: их страна перестала существовать как независимое государство, их города разрушили, а три миллиона их граждан — христиан — погибли.

Немецкий президент пошел еще дальше и попросил у поляков прощения за преступления, совершенные немцами против их народа и на их земле, а также засвидетельствовал свое почтение польским семьям, которые мужественно сражались с немецкими оккупантами и заплатили высочайшую цену. Вице-президент США назвал Польшу «нацией героев», а польский народ — «борцами за свободу».

Однако евреи — хотя именно они заплатили во Второй мировой войне высочайшую цену — в речах, на собраниях и траурных маршах оказались практически не упомянуты. Да, президент Дуда в одном предложении отметил, что еврейских граждан Польши заключили в гетто и отправили в лагеря смерти, но при этом сказал, что это была лишь часть «террора», коснувшегося «всего народа Польши». Он добавил, что Польшу «унизило» еще и то, что руины этих лагерей после войны остались на ее земле.

Вполне вероятно, что организаторы церемоний и ораторы сочли, что календарь и без того переполнен памятными днями Холокоста, и что настало время обратить внимание на страдания польского народа, на чьей оккупированной земле геноцид евреев и случился. О таком подходе свидетельствует прошлогодний комментарий посла Польши в Германии Анджея Пшилебского (Andrzej Przylebski): «Можно подумать, Гитлер занимался лишь уничтожением евреев».

Можно понять жажду поляков почтить страдания соотечественников в годы Второй мировой — сомнений они не вызывают. Но мы не можем не прийти в негодование от того, что на государственных мероприятиях в Польше обошли вниманием страдания еврейского народа — а всего во Второй мировой погибло шесть миллионов евреев, половина из которых были гражданами Польши. О них не промолвили ни слова — словно их никогда и не было.

Вполне возможно, организаторы и ораторы решили не открывать ящик Пандоры, поскольку всякое упоминание о еврейских страданиях и Холокосте заставило бы каждого из них решать сложную задачу — как говорить о пособничестве польских граждан в преступлениях нацистов. Польские и израильские историки считают, что таких случаев было предостаточно, другие польские историки и правительство — что крайне мало.

В любом случае, провести мероприятие на высшем уровне о Второй мировой войне с участием международных гостей и ни разу не упомянуть еврейские жертвы — это искажение истории.

Мероприятия, собравшие политиков со всего мира, прошли без единого высокопоставленного представителя Израиля, так что часть ответственности за эту несправедливость лежит и на нем. Прежде всего потому, что Израиль подписал совместную польско-израильскую декларацию, где антисемитизм приравнивается к антиполонизму (ненависть к полякам и всему польскому, прим. перев.), а также отмечается, что «многие поляки» спасали евреев, в то время как их роль в нацистских преступлениях, наоборот, принижается — декларация осуждает преступников «независимо от их происхождения». В довершение всего Израиль — вопреки обещаниям премьер-министра Биньямина Нетаньяху — не удосужился обсудить чреватые последствиями исторические противоречия, а спустил этот сложный вопрос на тормозах в надежде, что он скоро забудется.

Это позволило польскому послу в Израиле Мареку Магеровскому (Marek Magierowski) заявить во всеуслышание, что кризис миновал, не вдаваясь при этом в пространные объяснения для широкой общественности. В этой связи стоит упомянуть отдельно, что Израиль по сей день отказывается раскрыть имена ученых, составивших текст спорной декларации.

Официально это делается во избежание ущерба международным отношениям. Пусть так, международные отношения для Израиля в высочайшем приоритете. Но нет никаких сомнений в том, что такая политика подрывает кое-что другое — память жертв Холокоста.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.