Итоги региональных выборов в Восточной Германии стали потрясением для немецкой политической элиты: ультраправая «Альтернатива для Германии» (АдГ) стала второй по значению партией Восточной Германии (бывшей ГДР), набрав 23,5% (+11,3%) голосов в земле Бранденбург и 27,5% (+17,8%) в Саксонии. Прошедшие выборы имеют большое значение как для Германии, так и всего Запада, поскольку свидетельствуют о закате двухпартийной системы (левый и правый центр), сложившейся после Второй мировой войны и кризисе западной неолиберальной демократии в целом. Обе правящие партии значительно ухудшили свои результаты: в Бранденбурге СДПГ получила 26,2% (-5,7%), в Саксонии ХДС — 32,1% (-7,3%). Одновременно ослабли позиции Левой партии (бывшие восточногерманские коммунисты): 10,7% в Бранденбурге и 10,4% в Саксонии. «Зеленым» не удалось войти в тройку ведущих партий ни в одной из земель.

Реакция мировой прессы на земельные выборы в Бранденбурге и Саксонии однозначна: в результате выборов был нанесен серьезнейший удар по правящей коалиции. При этом наблюдатели выражают облегчение в связи с тем, что АдГ не вышла на первое место в обеих землях. «Шок, но не землетрясение!» — таков основной вывод итальянской «Репубблика» (La Repubblica). Хотя «Альтернатива для Германии» резко усилила свои позиции, выйдя на второе место, правым популистам не удалось сместить с первой позиции социал-демократов в Бранденбурге и христианских демократов в Саксонии. Этим партиям теперь будет поручено формирование новой правящей коалиции, хотя это может оказаться непростой задачей. Испанская «Паис» (El Pais) отмечает, что ХДС и СДПГ смогли сдержать натиск ультраправых, однако голландская «Телеграаф» (De Telegraaf) пишет о «двух пощечинах правящей коалиции». Парижская «Монд» (Le Monde) и итальянская «Коррьере делла сера» (Corriere della sera) называют итоги выборов «серьезным успехом, и даже триумфом крайне правых сил». «Нью-Йорк таймс» (The New York Times) считает, что прошедшие выборы углубили новый идеологический раскол между Востоком и Западом Германии. Австрийская «Штандарт» (Der Standard) пишет, что успех АдГ отражает «фрустрацию» восточных немцев, которые так и не смогли переварить современные западные ценности. «Монд» напоминает также, что «Альтернатива» уже стала второй по значению партией в двух других восточногерманских землях — Саксонии-Анхальт с 2015 года и Мекленбурге-Передней Померании с 2016 года. Таким образом, АдГ, возникшая в западногерманском Франкфурте, стала доминирующей силой на востоке страны.

Большинство наблюдателей приходит к выводу, что почти 30 лет спустя после падения Берлинской стены правящим евроатлантистским элитам Германии не удалось навязать восточным немцам неолиберальную идеологию. В Восточной Германии (бывшей ГДР) еще сохранилась память о социальной справедливости, равенстве и общественном интересе. Примечательно, что в советской зоне (ГДР) менталитет немцев не был так сильно переформатирован, как в американской зоне оккупации. Западногерманская пресса постоянно удивляется, почему у восточных немцев, или «оссиз» сохраняется такой анахронизм, как «национальное самосознание» и стойкое нежелание принимать тысячи мигрантов из мусульманских стран. Действительно, западные и восточные немцы — во многом разные люди по психологическим и мировоззренческим характеристикам, хотя формально и говорят на одном языке. Именно поэтому неолибералы опасаются, что консервативная революция, начавшаяся в Восточной Германии, перекинется и на западные земли. Это объясняет стойкое нежелание западногерманских элит пускать в свои ряды выходцев из Восточной Германии. «Монд» отмечает, что из 17 министров правительства ФРГ только Ангела Меркель представляет восточных немцев.

Вместе с тем поражение традиционных партий и успех правых популистов в Восточной Германии вписывается в общеевропейскую тенденцию. Подъем правопопулистских движений стал важнейшим симптомом кризиса либеральной демократии в странах Запада. Список европейских стран, где поднимают голову правопопулистские и националистические силы, достаточно широк. Это Германия («Альтернатива для Германии»), Италия («Лига»), Франция («Национальный фронт»), Нидерланды и Австрия («Партия свободы»), а также их побратимы в Венгрии и Польше. Граждане выражают таким образом протест против политики неолиберальных элит Европы, которые утратили связь с обществом и проводят политику в интересах всевозможных «меньшинств», вопреки мнению большинства. В послевоенной демократической Европе существовал неписаный социальный договор: рядовые граждане терпели не очень ими любимые либеральные принципы до тех пор, пока правящие элиты сохраняли основы социальной справедливости, защищали труд, семью и религию. Теперь этот договор нарушен. В Европе резко усилилось социальное неравенство, навязаны чуждые гражданам нормы сексуальной и семейной морали, национальные границы открыты для инородцев. Результат не заставил себя долго ждать и может привести в конечном счете к резкому поправению всего политического спектра стран Запада.

Переломным моментом для немцев и всей Европы стал 2015 год, когда канцлер Ангела Меркель открыла границы страны для миллионов беженцев из стран Азии и Африки, вызвав шок и смятение в рядах консервативно настроенных бюргеров. Это решение было воспринято ими как предательство национальных интересов. Действительно, Христианско-демократический союз превратился в период председательства Ангелы Меркель из защитника интересов среднего класса ФРГ в неолиберальное политическое образование, идеологически близкое «зеленым» и социал-демократам. Поэтому неудивительно, что «Альтернатива для Германии» была образована в 2012 году не «неонацистами» а правым крылом ХДС, возмущенным ревизионистской политикой Меркель. По мнению немецкого политолога Якоба Аугштайна, правящие элиты Германии обманули народ, они не защитили интересов рядовых немцев, а вместо этого сделали упор исключительно на либеральных ценностях. Это — историческая ошибка. Ведь когда АдГ придет к власти, она установит совсем другие правила игры.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.