Александр Беглов, по назначению президента РФ Владимира Путина временно возглавлявший Петербург с октября 2018 года, набрал 64,4% голосов при явке 30%. В предыдущих губернаторских выборах 2014 года приняли участие 39% избирателей, а единоросс Георгий Полтавченко получил тогда 79% голосов.

Фоном петербургских выборов стало падение рейтинга единороссов после непопулярной пенсионной реформы — с 51% опрошенных в марте 2018 года до 31% в сентябре 2019-го, по данным ФОМ. Это привело к провалам кандидатов от «Единой России» на губернаторских выборах в нескольких регионах.

Беглов, ранее заседавший в высшем совете партии, пошел на выборы как беспартийный самовыдвиженец. При информационной поддержке лояльных СМИ градоначальник лично разгребал сугробы, распекал и увольнял подчиненных, обещал снизить тарифы ЖКХ, спасал парки и пирожковые и даже руководил тушением пожара. Неудачные публичные выступления врио служили поводом для зубоскальства.

Первого мая в центре Петербурга жестко разогнали санкционированное шествие демократов, участники которого скандировали: «Россия без Путина, Петербург без Беглова!» Полиция часто задерживала активистов, проводивших перфомансы и пикеты, направленные против главного кандидата в губернаторы.

Решающую роль в победе Беглова, по всей видимости, сыграл подбор конкурентов. Отсев начался в июне 2019 года, когда муниципальный фильтр (сбор подписей муниципальных депутатов в пользу выдвижения на должность главы региона) не прошли видные оппозиционеры — депутат Заксобрания от «Яблока» Борис Вишневский и градозащитник Красимир Врански. Другой известный региональный политик, Оксана Дмитриева, заранее отказалась от борьбы, заявив о непроходимости барьера.

В то же время заручиться подписями 10% депутатов муниципальных советов, контролируемых единороссами, смогли член Госдумы от КПРФ кинорежиссер Владимир Бортко и депутаты ЗАКС — экс-яблочник Михаил Амосов и Надежда Тихонова от «Справедливой России». Позднее она признала, что без «отмашки» из городского правительства муниципальные депутаты не дали бы подписей за ее выдвижение. Представитель ЛДПР Олег Капитанов получил от Беглова должность в правительстве города и отказался от участия в выборах.

В отличие от 2014 года, когда предыдущему кандидату в губернаторы (а впоследствии губернатору) Георгию Полтавченко противостояли технические кандидаты, соперниками Беглова стали умеренно-оппозиционные политики. Либерал Амосов, характеризующий себя как сторонника «не революционных, а эволюционных решений», покинул партию «Яблоко» из-за разногласий в вопросах принадлежности Крыма и необходимости пенсионной реформы, которую он считает неизбежным злом.

Сравнительно малоизвестная Тихонова представлялась скромным «депутатом-трудягой», поднявшимся с низов, в то время как СМИ связывали ее выдвижение с родством с лидером «Справедливой России» Сергеем Мироновым. Кандидатка не отрицала, что приходится племянницей Миронову, но утверждала, что всего добилась сама. Стремясь привлечь избирателей, склонных к социал-демократии, она выступала на митингах в защиту сестер Хачатурян и против строительства церкви в парке Малиновка. Наиболее опасным оппонентом Беглова мог стать консервативный коммунист Бортко, которому прочили выход во второй тур с результатом 30%. В этом случае был шанс, что либеральные избиратели последуют тактике «умного голосования» Алексея Навального и поддержат сталиниста против единоросса. Однако 30 августа Бортко внезапно снял кандидатуру, объяснив свой шаг планирующимися подтасовками.

Оставшиеся кандидатами Тихонова и Амосов не смогли перетянуть к себе электорат Бортко и получили 17% и 16% голосов соответственно.

Менее предсказуемыми оказались результаты муниципальных выборов. Хотя полномочия муниципальных депутатов, занятых преимущественно вопросами благоустройства, невелики, на 1560 мандатов претендовали 5,4 тысячи кандидатов против 3,8 тысячи в 2014 году. Это объясняют тем, что муниципальные выборы — последнее место, где еще осталась хоть какая-то конкуренция. К тому же выдвижению желающих способствовала оппозиционная технология «политического Uber-a», упрощающая подготовку к выборам.

Хотя многих желающих скандальным образом «срезали» на стадии регистрации, там, где этого не произошло, развернулась борьба за голоса и их правильный подсчет. О вбросах, «каруселях» (повторное голосование одних и тех же лиц на разных участках) и подозрительно массовом голосовании на дому в день выборов сообщали наблюдатели и СМИ. Подведение окончательных итогов голосования в ряде округов затянулось на двое суток (на момент публикации статьи оно еще продолжается). Оппозиционеры заявляют, что у них пытаются украсть победу, а горизбирком грозит признать результаты выборов недействительными.

Согласно предварительным итогам муниципальных выборов, оппозиция увеличила свое представительство в самоуправлении. Если в муниципалитеты старого состава в 2014 году не избрали ни одного яблочника, то в новых их, по предварительным данным, избрали 97. Платформа оппозиционных самовыдвиженцев «Объединенные демократы» заявила о 144 победителях. По обнародованным «Яблоком» данным, КПРФ завоевала 73 мандата против 24 в 2014-м, «Справедливая Россия» — 116 против 30.

В восьми советах оппозиция получила уверенный перевес. Еще в нескольких ситуация спорная. Новая расстановка сил ставит под вопрос эффективность муниципального фильтра на следующих губернаторских выборах. В силу ограниченности полномочий муниципальных депутатов, административного веса оппозиция, видимо, не получит. Однако для некоторых ее представителей муниципалитеты могут стать политическим трамплином. Так произошло в Москве, где муниципальные депутаты, избранные в 2017 году, боролись за места в Мосгордуме.

В новый политический цикл Петербург вступает с усилившейся оппозицией, представители которой на местах могут стать катализатором активистской и протестной деятельности и сильными претендентами на места в городское заксобрание, следующие выборы в которое пройдут в 2021 году.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.