Пока все внимание обращено на саммит по Сирии, который состоится 16 сентября в Анкаре при участии лидеров Турции, России и Ирана, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров сделал интересное заявление.

Накануне российский министр сказал: «Война в Сирии закончилась. Только на востоке от Евфрата и в Идлибе напряженность сохраняется».

Оценивая это утверждение с точки зрения целей, а не средств, мы видим, что реальность является полной противоположностью тому, что говорит российский министр.

Россия и США в некотором смысле ждут, что Турция согласится на нынешний статус-кво в Сирии.

Однако борьба Турции как с силами, находящимися в Сирии, так и с игроками, которые строят планы на Сирию извне, только начинается.

И, судя по всему, в новом процессе эта борьба еще более накалится.

Ведь, как и раньше, сейчас речь идет о нации, которая не принимает навязываемых извне империалистических рецептов.

***

На трехстороннем саммите по Сирии, проводимом президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом, на передний план выходят три важных темы… Восток от Евфрата, судьба Идлиба и мигрантский кризис.

Президент Эрдоган встречается с российским и иранским лидерами Владимиром Путиным и Хасаном Роухани в пятый раз для урегулирования кризиса в Сирии.

Первый саммит состоялся 22 ноября 2017 года в Сочи.

Затем три лидера встречались 4 апреля 2018 года в Анкаре, 7 сентября 2018 года в Тегеране и в последний раз 14 февраля 2019 года в Сочи.

На пятом саммите в президентском дворце в Анкаре будут обсуждаться не только текущие проблемы, но и такие жизненно важные политические темы, определяющие будущее Сирии, как создание конституционного комитета.

Приоритетной целью Турции, которая играет активную роль в астанинском и женевском процессах, является обеспечение в Сирии нерушимого мира и территориальной целостности.

А для этого в первую очередь необходимо положить конец обстановке конфликта, создать необходимые условия для возвращения беженцев и обеспечить устойчивое политическое решение.

В этой связи по итогам переговоров между режимом и законными представителями Сирии предполагается как можно скорее запустить работу конституционного комитета.

***

Достичь этих целей совсем не просто.

Потому что весьма проблематично найти золотую середину между разными геостратегическими целями США, России и Ирана.

Турция ведет многомерную борьбу против России и США, которые с 2015 года поделили между собой Сирию, приняв Евфрат в качестве границы, и одновременно против Ирана, объявившего Асада «красной линией».

Турция, задействовавшая свою сопоставимую силу, со временем реализует свои цели одну за другой.

Сейчас наибольший интерес представляет вопрос о том, какую позицию Россия и Иран займут в отношении военной операции на востоке от Евфрата.

Сразу заметим, что ни Иран, ни Россия не захотят сталкиваться с Турцией в этом вопросе ввиду ее геополитического веса. И к тому же на таком этапе, когда США выбрали их мишенью.

Поэтому в новый период, когда глобальная борьба постепенно обостряется, для Москвы и Тегерана отношения с Турцией имеют стратегическое значение, которое выходит за пределы Сирии.

Похожий подход характерен и для США. На востоке от Евфрата американская администрация в конечном счете придет к тому, что говорит Турция.

США, которые сейчас тянут время, не допустят такой ошибки, как разрушение отношений с Турцией ради защиты Рабочей партии Курдистана / Отрядов народной самообороны.

Но и от своих игр против Турции они не откажутся.

Для России и Ирана существует такая же реальность. В этом смысле, вопреки словам российского министра Лаврова, война в Сирии не закончилась. Особенно для Турции — настоящая борьба только начинается. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.