Статья Бориса Джонсона, где он обещал доказать, что «Путин неправ», выйдя из ЕС

Господин председатель, Ваши Превосходительства, дамы и господа, верная аудитория, собравшаяся так поздно вечером.

Стало традицией, что британский премьер-министр приезжает в ООН и обещает отстаивать наши ценности и защищать наши правила, правила всеобщего мира, начиная с защиты свободы судоходства в Персидском заливе, и кончая важнейшей задачей обеспечить двухгосударственное разрешение конфликта на Ближнем Востоке.

И конечно же, я горжусь тем, что делаю все это.

Но никто не может игнорировать нарастающую силу, которая меняет будущее каждого члена этой Ассамблеи.

Ничего подобного в истории не было.

Когда я думаю о великих научных революциях прошлого — о печати, о паровом двигателе, об авиации, об атомной эпохе — я думаю о новых средствах, которые мы получили, и которыми мы пользовались.

И которыми мы управляли.

Но в цифровую эпоху это не совсем так.

Можно сохранить тайну от друзей, родителей, детей, лечащего врача и даже личного тренера. Но потребуются немалые усилия, чтобы скрыть свои мысли от Гугла.

И если так сложилось сегодня, то в будущем нам просто негде будет спрятаться.

Умные города будут кишеть датчиками, все будет объединено в «интернет вещей», а оградительные тумбы будут невидимо общаться с фонарными столбами.

Для вашего электромобиля всегда найдется парковочное место.

Ни одна мусорная корзина не останется неочищенной, ни одна улица не останется не подметенной.

А городская среда станет такой же безукоризненно чистой, как аптека в Цюрихе.

Но эти технологии можно будет также использовать для круглосуточной слежки за каждым гражданином.

В будущем Alexa будет притворяться, что выполняет приказы. Но эта Alexa будет наблюдать за вами, щелкая языком и топая ногами.

В будущем громкая связь появится в каждой комнате и почти у каждого предмета. Ваш матрас будет следить за вашими ночными кошмарами, ваш холодильник будет сигнализировать, что в нем мало сыра. Ваша входная дверь будет открываться настежь при вашем приближении, как будто ее распахнул безъязыкий лакей. А ваш умный счетчик будет искать самое дешевое электричество — если его так запрограммируют.

И все они будут поминутно фиксировать каждую вашу привычку своей электронной скорописью.

И храниться эти данные будут не в их чипах и внутренностях, где вы сможете их отыскать, а в огромном облаке данных, которое будет все более угрюмо и деспотически нависать над человеческой расой.

Гигантская темная грозовая туча, ждущая своего часа, чтобы взорваться.

И мы не будем знать, как и когда она разразится ливнем.

Каждый день, когда мы что-то строчим в своих телефонах или работаем на айпадах — а я вижу, что кое-кто из вас занимается этим прямо сейчас — мы не просто оставляем нестираемый след в эфире. Мы сами становимся ресурсом.

Щелчок за щелчком, нажатие за нажатием.

Как каменноугольный период создал неописуемые углеводородные богатства, накапливая один увядший лист за другим, так и данные стали нефтью современной экономики.

А мы сегодня являемся средой, и нам непонятно, кто должен быть собственником этих новых месторождений.

Мы не всегда знаем, кто имеет право собственности на эти мощные денежные скважины. И мы не знаем, кто решает, как эти данные использовать.

Можем ли мы доверить этим алгоритмам свои жизни и свои надежды? Должны ли машины — и только машины — решать, можем ли мы получить страховку или ипотеку? Какие операции нам нужны, и какие лекарства?

Обречены ли мы на холодное и бессердечное будущее, в котором компьютер будет говорить «да» или «нет» с ужасающей категоричностью императора на арене для гладиаторов?

Как упросить алгоритм? Как уговорить его принять во внимание уважительные причины? И как мы можем знать, что машины не были злокозненно запрограммированы, чтобы одурачить или даже обмануть нас?

Мы уже пользуемся всеми этими мессенджерами, которые предлагают мгновенную связь за минимальную плату.

Эти же самые программы и платформы можно спроектировать для цензуры каждого нашего разговора в режиме реального времени, когда оскорбительные слова будут автоматически удаляться, что уже делается в некоторых странах.

Увы, цифровой авторитаризм — это не антиутопическая фантазия, а новая реальность.

Я выступаю сегодня с этой речью по той причине, что Соединенное Королевство является одним из мировых лидеров в сфере технологий. И я считаю, что государства просто застигнуты врасплох непреднамеренными последствиями интернета, научными прорывами, которые по своему психологическому воздействию намного масштабнее, чем любое другое изобретение со времен Гутенберга.

А когда мы задумаемся о том, сколько понадобилось времени, чтобы книги начали издаваться большими тиражами, то поймем, что приход интернета является гораздо более значимым событием, чем книгопечатание.

Чем атомный век.

Он как атомная энергия, которая способна приносить пользу и вред. Но конечно же, он не одинок.

Сегодня, когда новые технологии устремились к нам с далекого горизонта, мы напрягаем зрение, пытаясь понять, к добру они или к худу. Друзья они нам или враги.

Искусственный интеллект — что это значит?

Это услужливые роботы, моющие посуду и заботящиеся о стареющем населении?

Или это красноглазые терминаторы, направленные из будущего, чтобы выбраковать человеческую расу?

Для чего нужна синтетическая биология? Чтобы восстанавливать нам печень и зрение посредством чудесной регенерации тканей, подобно какому-то фантастическому средству от похмелья?

Или чтобы подавать к нашему столу устрашающих безногих цыплят?

Нанотехнологии помогут нам победить болезни или внедрят в наши клетки крошечных роботов, чтобы они там размножались?

Говорят, что боги наказывают за любое научное достижение. Это клише старо, как сама литература. Когда Прометей дал человечеству огонь, скрыв искру в полом стебле тростника, как вы все помните, Зевс наказал его, приковав к скале. А орел клевал его печень. И всякий раз, когда печень вырастала вновь, орел возвращался и снова начинал клевать.

Это длилось бесконечно — как Брексит в Британии, если некоторые наши депутаты парламента настоят на своем.

На самом деле стандартом поэтической практики было ругать и проклинать первооткрывателей — тех людей, которые совершали научные или технические открытия.

Если бы не изобрели корабль, Язон не отправился бы в Колхиду, и всевозможные бедствия и катастрофы ни в коем случае не произошли бы. Мощный человеческий инстинкт предупреждает, что надо с опаской относиться к техническому прогрессу любого рода.

В 1829 году люди думали, что человеческое тело не выдержит тех скоростей, которые развивал паровоз Стефенсонов.

Сегодня в мире есть люди, которые реально настроены против науки.

Есть целое движение под названием «Антивакцинаторство», приверженцы которого отказываются признавать, что благодаря прививкам была уничтожена оспа. И из-за своих предрассудков подвергают опасности детей, которых хотят защитить.

Я полностью отвергаю такой антинаучный пессимизм.

Я испытываю огромный оптимизм по поводу способности новых технологий давать свободу и дивно преобразовывать мир.

Во многих отношениях технологии уже делают это.

Сегодня нанотехнологии, как я уже упоминал ранее, совершают революцию в медицине, конструируя роботов, которые во много раз меньше красного кровяного тельца. Которые могут плавать по нашему организму, впрыскивая лекарства и атакуя злокачественные клетки подобно какой-нибудь армаде из «Звездных войн».

Технологии нейронного интерфейса производят кохлеарные импланты нового поколения, возвращая слух людям, которые уже не слышат голоса своих детей.

Одна лондонская технологическая компания придумала, как помочь слепым свободнее перемещаться при помощи простого приложения на смартфоне.

Новые технологии британского производства помогают глухим слышать, а слепым видеть.

Раньше мы думали, что печать служит для того, чтобы делать книги и газеты.

Теперь британская компания использует 3D-печать для изготовления двигателей, которые запускают ракеты в космос.

Теперь миллионы не имеющих банковских счетов людей в африканских странах могут переводить деньги при помощи простого приложения. Они могут покупать солнечную энергию и посредством одной-единственной операции получать экологически чистую энергию, хотя раньше у них вообще не было электричества.

Новые достижения удешевляют возобновляемую энергию, помогают нам в нашей общей борьбе с климатическими изменениями.

Секвенирование генома меняет наши представления о мире природы. Это открытие самой сущности жизни. Это тайный генетический код, который оживляет дух каждого живого существа. И позволяет делать такие прорывы в медицине, о каких мы прежде ничего не знали. Лечение, точно подогнанное под генетические особенности индивидуума.

На сегодня мы открыли секреты менее чем 0,3% сложной жизни на планете.

Задумайтесь, чего мы достигнем, когда (не если, а когда) мы поймем ее на один или два процента, не говоря уже о пяти или десяти процентах.

Однако то, как мы используем новые технологии, стоящие за этими открытиями, и то, какие ценности будут положены в основу этого использования, определят будущее человечества. В этом главный смысл моего сегодняшнего выступления перед вами, мои друзья, Ваши Превосходительства.

Унаследуем ли мы оруэлловский мир, предназначенный для цензуры, репрессий и контроля, или мир эмансипированный, мир дебатов и познания, где технологии угрожают голоду и болезням, а не нашим свободам.

70 лет назад Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека, против которой не выступил никто.

Она впервые и, пожалуй, единственный раз сплотила человечество вокруг единого набора принципов.

В нашей декларации, в нашей совместной декларации, утверждается «свобода мнения и выражения», «неприкосновенность дома и переписки», а также право «искать… и делиться информацией и идеями».

Если новые технологии не будут отражать дух этой декларации, я боюсь, что она перестанет что-либо значить и долго не продержится.

Так что миссия Соединенного Королевства и всех тех, кто разделяет наши ценности, должна состоять в обеспечении того, чтобы новые технологии изначально служили свободе, открытости и плюрализму, и чтобы существовали соответствующие механизмы защиты наших народов.

Из месяца в месяц в научных комитетах, в правлениях компаний и в группах отраслевых стандартов принимаются важные решения.

Эти люди пишут правила будущего, выносят нравственные суждения, выбирают, что будет возможно, а что нет.

Вместе мы должны сделать так, чтобы новые открытия и достижения по умолчанию отражали наши ценности.

ЕС, Британское содружество наций и конечно же ООН проводят отличную работу в этом направлении.

Эта работа исключительно важна в том плане, что ни одна страна не будет лишена удивительных преимуществ этих технологий и промышленной революции.

Но мы должны быть еще более амбициозны.

Нам надо найти точный баланс между свободой и контролем, между инновациями и регулированием, между частными предпринимательством и государственным надзором.

Мы должны настаивать на том, чтобы нравственные суждения, выносимые при создании новых технологий, были открыты для всех.

А еще мы должны заставить прислушаться к себе те органы стандартизации, которые пишут эти правила.

Прежде всего, нам надо согласовать общий набор всемирных принципов, которые будут определять нормы и стандарты, направляющие развитие новых технологий.

И вот хорошая новость. Я приглашаю вас в будущем году на саммит в Лондон, в этот замечательный город, где, между прочим, дождь идет не постоянно, и где мы однажды (когда я был мэром Лондона) обнаружили, что у нас ресторанов с мишленовскими звездами больше, чем даже в Париже. Французы, правда, тогда быстро нас догнали, хотя я не уверен, что все там было абсолютно честно и справедливо. Но у нас в Британии все равно самый крупный технологический сектор — финансовые технологии, биотехнологии, медицинские технологии, нанотехнологии, зеленые технологии. Всевозможные технологии. Это самый большой технологический сектор в Европе. В одной только технологической сфере работает, наверное, полмиллиона человек.

Надеюсь, вы приедете к нам в Лондон, где мы постараемся собрать обширнейшую коалицию для решения этой жизненно важной задачи.

Воспользоваться всем тем, что Британия может сделать для выполнения этой миссии как мировой лидер в области нравственных и ответственных технологий, и пойти дальше.

Если мы справимся с этим вызовом — а у меня в этом нет сомнений — то мы не только защитим наши идеалы. Мы преодолеем те ограничения, которые когда-то сдерживали человечество, и устраним напасти, которые когда-то уносили так много жизней.

Вместе мы можем победить смертельные болезни, ликвидировать голод, защитить окружающую среду, преобразить наши города.

Успех, как и всегда, будет зависеть от свободы, открытости и плюрализма.

Это формула, которая не только дает свободу человеческому духу, но и высвобождает безграничную изобретательность и прозорливость человечества. И которую Соединенное Королевство будет всеми силами сохранять и продвигать.

Ваши Превосходительства, дамы и господа, спасибо большое за ваше внимание

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.