Прошло четыре года с того момента, как Россия вмешалась в войну в Сирии. Когда Россия начала военную операцию в Сирии 30 сентября 2015 года, это было воспринято как продолжение ее военных шагов в отношении Грузии в 2008 году и в отношении Украины в 2014 году. Более того, вмешательство России в Сирии оценивалось с точки зрения наличия здесь единственной российской военной базы за пределами постсоветского пространства, а также желания России выйти к теплым морям, о чем говорилось с незапамятных времен.

В СМИ и научных кругах вмешательство России все время рассматривалось и обсуждалось как решение, принятое в одностороннем порядке. Даже утверждалось, что в Сирии, как в Афганистане, Москва тоже не сможет выбраться из болота, и, более того, ее экономика не так сильна, чтобы продолжительное время финансировать это вмешательство. Отмечалось, что Сирия в отличие от Грузии и Украины — не задворки России, при этом путь к российскому вмешательству открыла сирийская стратегия США, которая с самого начала была полна неопределенности.

Прежде всего мы должны заметить, что Россия вмешалась в войну в Сирии по официальному приглашению сирийского правительства. Сирия как независимая и суверенная страна, представленная в Организации Объединенных Наций (ООН), официально пригласила Россию. Не стану подробно касаться этого вопроса, я не преследую цель — оправдать вмешательство России в Сирии, я только пытаюсь дать оценку ситуации. Ведь в тот же период обсуждалось, что Россия вмешалась по требованию, приглашению США или с их одобрения. Всего за два дня до начала Россией операции в Сирии, 28 сентября 2015 года, президент США Обама (Obama), выступая в ООН и касаясь вмешательства России на Украине, заявил: «Мы на самом деле не хотим изолировать Россию, мы хотим, чтобы Россия работала вместе с нами для укрепления международной системы». Далее Обама отметил: «Для обеспечения мирного сосуществования народов Сирии США готовы работать со всеми странами, включая Россию и даже Иран». Тогда выступление Обамы комментировалось в том числе как «США дали России зеленый свет».

Более того, полезно вспомнить не только это выступление Обамы, но и контакты европейских лидеров, прежде всего Меркель, с Путиным в то время, особенно из-за угрозы наплыва беженцев из Сирии. Отныне для Европы сирийский кризис превратился в «проблему беженцев», и практически все (кроме Турции) единодушно полагали, что в Сирии должны набрать обороты поиски политического решения. Возникло ожидание, что эту проблему решит Путин…

В это время Турция, как известно, очень резко отреагировала на вмешательство России. Мы можем сказать, что в тот период, когда США и Европа присоединили Россию к игре и переключили скорость, Турция не смогла правильно понять эти события. Турция, идя по ошибочному пути как сторона, вмешавшаяся в гражданскую войну в Сирии, пропустила тот момент, когда война эволюционировала в другую фазу. Турция предпочла надеть маску «драгоценного одиночества». Эти события я считаю второй большой ошибкой в нашей сирийской политике. Между тем все независимые аналитики, которые беспристрастно следили за гражданской войной в Сирии, тогда предвидели, что больше всех в Сирии проиграет Турция.

Выступая на 16-м заседании клуба «Валдай», состоявшемся в российском городе Сочи на прошлой неделе, Путин коснулся также сирийского вопроса и отметил, что страна за короткое время была освобождена от террористов и уровень насилия во многом снизился. Вмешательство России полностью изменило военную картину в Сирии, и положение Асада как политического игрока усилилось. Путин заявил: «Совместно с партнерами по астанинскому формату нам удалось запустить политический процесс в Сирии, наладить тесные контакты с Ираном, Турцией, Израилем, Саудовской Аравией, Иорданией, другими странами Ближнего Востока и США». Эти слова подтверждают тот факт, что между Россией и США в Сирии наравне с конкуренцией, а может быть, даже еще в большей степени существует взаимопонимание.

Нет никаких сомнений в том, что в Сирии победила Россия. Если бы не вмешательство Москвы, Сирии, возможно, сегодня не было бы на карте. Операция России в Сирии подтвердила статус РФ как сверхдержавы и обеспечила ее возвращение на Ближний Восток.

Что касается актуальной на сегодняшний день ситуации в Сирии, то мы можем сказать, что сейчас Россия пожинает плоды успехов, достигнутых ценой немалых усилий. В дальнейшем события на поле боя будут порождать результаты в пользу России, даже не требуя ее непосредственного вмешательства. Поэтому сегодня Россия нажала на тормоз на поле боя в Сирии (не считая ее чувствительности к Идлибу) и в зависимости от развития событий проводит политику «поживем — увидим», имея высокие ожидания.

Как будет продвигаться работа конституционного комитета, которая, как ожидается, начнется в конце этого месяца в Женеве, неизвестно. Большой интерес вызывает вопрос о том, смогут ли члены комитета, состав которого был определен в результате трудного процесса переговоров, работать в согласии. Хотя создание этого комитета является очень важным политическим успехом, возможные сбои в его работе в дальнейшем на самом деле будут порождать различные благоприятные возможности для Асада и России. Ведь, когда было принято решение о создании этого комитета, ни Асад не был так силен, как сегодня, ни Россия не занимала такого доминирующего положения, как сейчас. Поэтому я думаю, что ожидания Асада и России относительно подготовки конституции невысоки, при этом, напротив, ожидается, что, пока эта работа будет идти, время будет создавать последствия в пользу Асада. Вопрос о том, на каком уровне будут представлены сирийские курды в работе конституционного комитета, сегодня является спорным, но мы можем предположить, что со временем курды будут играть более активную роль в этой работе.

Россия со сдержанным оптимизмом ждет и новостей с востока от Евфрата. Пытается предсказать, к какому результату придут переговоры между ее партнером по «Астане» — Турцией, с одной стороны, и США, находящимися в положении оккупанта, с другой. Прежде всего как прямая или косвенная сторона напряженности Турция — США, которая возникнет в случае вмешательства Турции на восток от Евфрата, Россия надеется еще более усилить свое доминирующее положение в Сирии. В этом процессе курдов может быть проще переманить под покровительство Асада. При этом предполагается, что курды, которые договорятся с Асадом, будут награждены усилением их положения в рамках конституционного комитета, и вариант с предоставлением им местной автономии будет более вероятен. Россия полагает, что возможное вмешательство Турции и дальнейшие работы по строительству жилья на территории 30-километрового пояса, который планируется создать, натолкнутся на реакцию прежде всего США, а также европейских стран и Лиги арабских государств. Иными словами, Россия ожидает, что эти события перерастут в атмосферу контролируемого кризиса в отношениях этих игроков с Турцией.

Гражданская война в Сирии дала очень важные уроки и породила очень важные последствия для всех участников. Стала в некотором смысле военной и политической лабораторией. Большинство вовлеченных стран были вынуждены столкнуться с совершенно неожиданными для них последствиями. И в первую очередь, несомненно, Турция…

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.