Владимир Путин одерживает так много побед, что он, наверное, устал от них. Это слова президента Дональда Трампа.

Российский президент заполнил вакуум, оставленный США на северо-востоке Сирии. Всего за несколько дней при его посредничестве находившиеся в союзе с Америкой курды заключили сделку с союзником Путина сирийским лидером Башаром Асадом. По его приказу в этот богатый нефтью регион была направлена военная полиция. Сам он по телефону обработал и смягчил турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана. А потом Путин совершил победный круг почета по дворцам Персидского залива.

Трамп пытается наверстать упущенное, направляя высокопоставленных руководителей в Анкару, которые требуют прекратить огонь в Сирии. Но геополитический конь встал на дыбы и поскакал прочь. А Путин взял и запер дверь конюшни.

Вмешивается ли Путин в американские выборы или ведет шахматную игру на Ближнем Востоке, все внешнеполитические усилия этого бывшего агента КГБ целиком и полностью направлены на восстановление утраченного после холодной войны влияния и престижа России. Он питает отвращение к НАТО и получает удовольствие от того, что отдаляет Турцию от других членов альянса, начав с поставок российского оружия в эту страну.

Наверное, самое большое удовлетворение он получает, когда доказывает, как неправы были грозящие пальцами американские президенты. Барак Обама пять лет назад предупреждал, что Сирия станет для России «трясиной», в которой она завязнет, а Трамп намекал, что Москва там разорится, как Советы в Афганистане. А Путин идет и идет вперед. Неплохо для человека, который как-то назвал распад Советского Союза «величайшей геополитической катастрофой 20 века».

Тем временем в Америке…

«Самая большая ошибка за весь его президентский срок»

Это сенатор Линдси Грэм (Lindsey Graham) сказал, что Трамп в Сирии совершил «самую большую ошибку за весь свой президентский срок». Трамп в ответ заявил, что этому республиканцу из Южной Каролины хотелось бы остаться на Ближнем Востоке «на тысячу лет».

Побольше записей разговоров, пожалуйста

Самая большая неожиданность в скандале с Украиной состоит в том, что Трамп подумал, будто все удастся утрясти, опубликовав вызывавшую подозрения запись его разговора с президентом Владимиром Зеленским. А мы начали думать о других записях разговоров, хранящихся в совершенно секретной компьютерной системе ситуационного центра. Вот какие из них мы бы очень хотели послушать:

1. Любой разговор с Владимиром Путиным.

Отношения Трампа с российским лидером являются одной из загадок его президентства. Судя по встречам с Путиным, на которых Трамп демонстрирует самодовольную улыбку, а иногда неуважительно высказывается об американских разведслужбах, это было бы очень интересно.

2. Разговоры с Реджепом Тайипом Эрдоганом о Сирии.

Трамп отрицает, что дал Турции зеленый свет на наступление в северо-восточной части Сирии. Но аналитики предполагают, что Эрдоган перехитрил его во время одного из таких разговоров, и Трамп был вынужден внезапно вывести войска, которые помогали там курдам.

3. С Мухаммедом бен Салманом после смерти Хашогги.

Те чиновники, которые обычно получают черновые записи бесед, не увидели таковой после того, как президент и саудовский наследный принц Мухаммед бен Салман в прошлом году провели беседу на тему убийства обозревателя «Вашингтон пост» Джамаля Хашогги. А администрация так и не поддержала предположения своей разведки о том, что ответственность за это убийство несет Салман. Такая запись в случае ее публикации многое бы объяснила. Как и телефонные разговоры и обмен СМС-сообщениями между принцем и зятем и советником Трампа Джаредом Кушнером (Jared Kushner).

Если не будет масштабной утечки, эти записи вряд ли когда-нибудь увидят свет. По крайней мере, пока Трамп президент. Но вы можете посмотреть на президента в деле, если почитаете записи его разговоров с бывшими лидерами Австралии и Мексики, которые «Вашингтон пост» опубликовала с аннотациями.

А если вам по душе телефонная политика, вы узнаете много интересного из разговоров мастера этого вида искусства — 36-го американского президента Линдона Джонсона.

«Приступ истерии»

Выступая перед прессой после встречи в Белом доме на тему Сирии, спикер палаты представителей Нэнси Пелоси сказала, что у Трампа был «приступ истерии». А лидер демократов в сенате Чак Шумер обвинил Трампа в том, что тот назвал Пелоси «третьесортным политиком». Но Белый дом утверждает, что «президент вел себя сдержанно, решительно и опирался на факты».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.