Когда казалось, что безумнее предвыборная борьба демократов быть уже не может (Билл де Блазио со своей злосчастной попыткой высоко задрал планку), на сцену вышла Хиллари Клинтон и обвинила члена палаты представителей Тулси Габбард в том, что она российский агент. Ну, или что-то в этом роде.

Если быть точнее, то в подкасте бывшего аппаратчика Обамы Дэвида Плуффа (David Plouffe) Клинтон сообщила, что Габбард — «любимица русских», а также высказала предположение о том, что Москва поддерживает ее кандидатуру фейковыми постами в социальных сетях.

А поскольку по данным агрегатора опросов «Риал Клир Политикс» (Real Clear Politics), Габбард набирает в среднем всего 1,2 процента, выходит, что от российского вмешательства проку ей было мало. Но важнее другое: объем доказательств пресловутого вмешательства Москвы у Хиллари Клинтон равняется нулю.

Что, черт возьми, заставило Клинтон выдвинуть такое странное обвинение? Для начала надо вспомнить непреходящую уверенность Клинтон в том, что это русские стоят за ее поражением в 2016 году. А еще в этом виноват Джеймс Коми, женоненавистничество, Берни Сандерс, коллегия выборщиков, плохие средства массовой информации и еще куча других злодеев. Хиллари так и не приняла, не смирилась с фактом, что она на самом деле — не пользующийся доверием народа, никудышный кандидат. В достатке у этого политика — только высокомерие, не позволяющие увидеть себя просто персоной, проигравшей выборы.

И это печально, так как ее неспособность взять на себя ответственность за неожиданное поражение в 2016 году раскололо страну, а саму ее превратило во всеобщее посмешище. В отличие от большинства бывших кандидатов, рейтинги одобрения Клинтон после избирательной кампании упали, особенно среди демократов. В сентябре 2018 года, то есть спустя пару лет после выборов, ее рейтинг снизился до рекордно низкой отметки в 36 процентов. Это на семь пунктов ниже высшего достижения во время голосования в 2016 году. Среди демократов ее рейтинг опустился на 11 пунктов.

После того как госпожу Клинтон в речение 17 лет все опросы обозначали как самую любимую народом женщину в стране, ныне она уже отстала от бывшей первой леди — Мишель Обамы, оказавшись наравне с Меланией Трамп. Понятно, что это больно и досадно.

Винить в этом можно ее нескончаемую и плаксивую книгу, бесконечные и малопочетные турне с выступлениями, цель которых — не дать публике забыть о ней, пополняя ее и без того пухлый банковский счет. Не повысило рейтинг и внимание общественности к источникам пополнения Фонда Клинтонов, который снизил свои котировки, как только исчезли доноры.

Но в основном виной всему ее неспособность забыть случившееся и идти дальше, из-за чего Клинтон выступила с довольно странными нападками на Габбард. В этой взаимной вражде нет ничего нового. В 2016 году Габбард совершила непростительный грех, поддержав Берни Сандерса. В то время она была заместителем председателя Национального комитета Демократической партии, который впоследствии обвинили в том, что он склонил чашу весов на праймериз Демократической партии в пользу Клинтон. Следовательно, Габбард в глазах Клинтон совершила грех вероотступничества. И этот грех утраты веры в божественную Хиллари очень тяжел.

А еще Габбард бросила вызов Хиллари и демократическому истэблишменту в вопросах внешней политики. Когда эта участница войны в Ираке выступила на стороне Берни, она назвала Хиллари человеком, который «приведет нас к новым интервенционистским войнам с целью смены режимов».

Габбард ответила на заявления Клинтон насчет своей связи с Россией, назвав ее «королевой военщины, олицетворением коррупции и символом гниения, которое давно уже поразило Демократическую партию».

Габбард утверждает, что ее сторонники уже давно обнаружили «целенаправленную кампанию по уничтожению моей репутации». И теперь у Габбард нет сомнений: за этой кампанией стоит Клинтон, которая «действует через своих ставленников и влиятельных союзников в корпоративных СМИ и в машине развязывания войн, страшащихся той угрозы, которую я для них представляю».

Такое утверждение кажется надуманным. Зачем Хиллари Клинтон уничтожать репутацию товарища по партии, который намного отстает в предвыборной гонке от стаи?

Может быть, причина этой ненависти — та, что обозленная Хиллари уже на дух не переносит ни одного другого кандидата, и в особенности ни одну другую женщину, который или которая могли бы поучаствовать в гонке и одержать победу в 2020 году?

Габбард как раз и высказала такое предположение, написав в Твиттере: «Теперь понятно, что эти первичные выборы (праймериз) на самом деле — борьба между вами и мной… Вступайте в гонку напрямую».

Кое-кто предполагает, что Хиллари не терпится ввязаться в драку в надежде на то, что третья кампания окажется для нее успешной. Подобно многим демократам, она может думать, что сенатор из Массачусетса Элизабет Уоррен, быстро превращающаяся в фаворита, слишком радикальна, чтобы победить на всеобщих выборах Дональда Трампа.

Давая недавно интервью Джуди Вудрафф (Judy Woodruff) из службы телевизионного вещания Пи-Би-Эс, Клинтон сказала: «Наверное, матч-реванш все-таки должен состояться. Я имею в виду, что совершенно очевидно смогу его опять победить». Позже она назвала свои слова шуткой.

Недавно, когда президент Трамп начал подзуживать ее в Твиттере, Хиллари ответила: «Не искушайте меня. Займитесь своим делом».

Прежде чем вступить в гонку, Хиллари следовало бы оценить, что об этом думают избиратели. Проведенный недавно опрос общественного мнения показал, что 71 процент избирателей считают, что ей не следует баллотироваться. Среди них 58 процентов сторонников ее собственной партии. Не лучший показатель для старта.

Хотя Хиллари с уверенностью говорит, что победит, если ей дадут шанс, а в интервью Си-Би-Эс заявила, что на ее выборах «произошло много непонятного, что ни в коем случае не повторится», — опросы института Расмуссена представляют ситуацию совсем по-другому.

По данным проведенного недавно опроса, в случае матча-реванша прямо сейчас они сыграют вничью. Но вспомните, что накануне выборов 2016 года опросы были однозначно в ее пользу. В то время «Дейли Бист» опубликовал ликующую статью под заголовком «Хиллари Клинтон лидирует по данным всех последних опросов», отметив, что, согласно опросам Монмутского университета, бывший госсекретарь опережает Трампа на шесть пунктов, а по данным опросов «Эй-Би-Си Ньюс» и «Вашингтон Пост», она впереди него на четыре пункта. С учетом явной тенденциозности опросов в отношении Трампа, можно сказать: чтобы победить его, Хиллари мало начинать с ничьей. Ей нужно явное преимущество.

Есть еще три вывода, которые должны заставить ее задуматься. Первый вывод состоит в том, что в воображаемой гонке Клинтон получит всего 60 процентов голосов чернокожих избирателей. В 2016 году она получила 88 процентов. Такое ослабление поддержки со стороны афроамериканцев представляет реальную опасность для Хиллари и для демократов.

Во-вторых, только 42 процента опрошенных считают, что ситуация в стране была бы сегодня лучше в случае избрания Клинтон. Не разделяют эту позитивную для Хиллари точку зрения 48 процентов опрошенных. Это поразительное заключение с учетом того града ударов, который ежедневно получает президент от СМИ, а также низкого уровня оценки его работы.

И наконец, лишь 54 процента демократов считает, что Хиллари в 2016 году выиграла номинацию честно. Представьте себе сегодняшнюю реакцию, если она решится присоединиться к гонке, или если ее выдвинут в случае патовой ситуации. Остальная дюжина кандидатов просто взорвется от возмущения, и, скорее всего, многие избиратели останутся дома.

Пора Хиллари уйти на покой, заняв место на обочине политики. Хватит ставить в неловкое положение демократов и саму себя.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.