Подписано соглашение, которое даст Рабочей партии Курдистана (РПК)/Отрядам народной самообороны (YPG) отвести силы. Каждый причислил это соглашение к своим успехам.

YPG довольны, поскольку считают, что это будет некое тактическое отступление из региона, который, если верить обещаниям, затем снова вернется под их контроль, и они получат статус игрока.

Турецкие власти говорят: «Мы получили все, что хотели». Американские СМИ тоже так пишут, однако когда госсекретаря США Помпео спрашивают, правда ли это, он смеется и отвечает: «Мы выполнили поставленные президентом задачи и справились со своей функцией». Так что американская сторона тоже довольна.

Но для Турции может ли быть успехом соглашение, по которому она соглашается на отвод YPG на расстояние 30 километров? Соглашение было подписано и выполняется на крайне хрупких условиях. Подписи поставили Турция и США, но перед нами текст, который не возлагает на Соединенные Штаты никакой ответственности, никаких обязательств. США не дают никаких гарантий.

За четыре из пяти дней перерыва в операции «Источник мира» YPG не менее 36 раз нарушили режим прекращения огня. Мы понесли потери. К 21 октября были замечены 125 автомобилей, на которых, как считается, боевики YPG выехали из региона. Но кто забирает боевиков, кто и что находится в этих автомобилях, неясно. Они отступили или наоборот усилились? Сколько террористов было в городах на момент прерывания операции, точно не известно. И неизвестно, сколько из них выведены.

Вся эта неопределенность, похоже, сулит новые проблемы по истечении отведенных 120 часов. Однако вчера, 21 октября, обстановка на момент написания этой статьи (а ситуация настолько нестабильна, что может изменяться с каждым часом) указывала на то, что Турция через 120 часов будет близка к тому, чтобы полностью прекратить операцию. Или, по крайней мере, ей придется ее прекратить.

Трамп доволен: он думает, что в условиях так называемого перемирия все идет хорошо. Он говорит, что курды переместятся в новые районы Сирии, будет обеспечена безопасность нефтяных месторождений. Гнев Конгресса в отношении Турции, кажется, поутих. То есть там думают, что операция полностью прекратится.

Администрация Эрдогана говорит: «Если YPG не уйдут, мы возобновим наши действия на востоке от Евфрата, даже проведем операцию в Манбидже». Но от России поступают заявления, отнюдь не потакающие Турции, а скорее сдерживающие ее.

Российская сторона отмечает, что операция Турции ставит под угрозу стабильность и безопасность Сирии, наносит вред политическому процессу, борьбе с ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.), что игиловцы, освобожденные из лагерей или тюрем, бегут из Сирии, что если и нужно проводить операцию, то не дальше пяти-десяти километров от границы, а проблема безопасности турецкой границы может быть решена только в рамках Аданского соглашения.

Шойгу заявил: «Надеемся, что те шаги, которые предпринимаются сейчас и с нашими турецкими коллегами, и с американскими коллегами, позволят не понизить, а повысить уровень безопасности и стабильности в регионе».

Одновременно с этим на американском фронте сенатор Грэм, который уже фактически стал посредником Трампа, накануне высказался о том, что Трамп называет «историческими решениями». Грэм отметил: «Мы должны убедиться, что между турками и курдами создана демилитаризованная зона. На территории этой зоны, контролируемой международными силами, мы, используя американскую авиацию, можем предотвратить попытки пленных боевиков ИГИЛ бежать и обеспечить безопасность контролируемых YPG нефтяных месторождений».

Судя по противоречивым заявлениям США о выводе военных, а также по последнему сообщению о переброске значительной части американских сил на запад Ирака, становится понятно, что те военные США, кто останется в Сирии, будут прикреплены к Демократическим силам Сирии/YPG и снова разместятся здесь для защиты как курдских сил, так и нефтяных/газовых месторождений. К тому же США не откажутся от контроля воздушного пространства, особенно на востоке Сирии и на юге трассы М4 к востоку от Евфрата.

Также заметим, что Иран резко выступил против операции.

Заявления США и России постепенно усиливают впечатление, что между двумя странами существует некая договоренность о претворении в жизнь сценария, включающего следующие шаги: ограничить и прекратить операцию Турции; обеспечить контроль обстановки в Сирии под наблюдением России в Манбидже и на севере трассы М4 на востоке от Евфрата; создать десятикилометровую буферную зону вдоль границы на востоке от Евфрата.

Чтобы положить конец нынешней турецкой операции и не позволить стране начать новую, Россия может воспользоваться одним из своих лучших козырей — начать новую российско-сирийскую операцию в Идлибе. В этом случае новая волна миграции в сторону Турции и новые перемещения террористов станут большой угрозой.

Именно в этих условиях вчера, 21 октября, из уст Лаврова прозвучали опасные заявления. Лавров отметил: «Все структуры курдов на сирийской территории должны быть прочно вписаны в правовое поле Сирии, сирийскую конституцию. Таким образом на территории Сирии не должно остаться незаконных вооруженных формирований».

Аналогичный прецедент был создан в Ираке руками США. Нам известно, как администрация Барзани и пешмерга получили автономию.

С началом операции «Источник мира» США не бросили Демократические силы Сирии/YPG на произвол судьбы, а передали их в объятия России. Сделает ли Россия в Сирии то же самое, что США сделали в Ираке?

Похожий сценарий не должен реализоваться в Сирии. Нельзя допустить, чтобы Россия в Сирии совершила ту же ошибку, что и США в Ираке. В этом контексте большое значение имеет написание конституции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.