За последние годы в турецко-российских отношениях было несколько переломных моментов.

Уничтожение российского военного самолета турецкими истребителями, непреднамеренный удар российской авиации по турецким военнослужащим в ходе операции «Щит Евфрата», убийство посла России в Анкаре в результате покушения — это лишь некоторые из событий, которые вовлекли или могли вовлечь отношения двух стран в кризис.

В Сирии две страны часто сталкиваются друг с другом, но в рамках астанинского процесса, реализуемого с начала 2017 года, и на саммитах президентов Эрдогана и Путина, которые регулярно проводятся в Сочи, прилагаются значительные усилия для урегулирования противоречий путем диалога.

Две страны имеют конфликтующие интересы в Сирии. Москва желает воссоединения Сирии под властью Асада. При этом Анкара настаивает на формировании устройства, при котором от этой страны не будет исходить угроз ее безопасности. Кроме того, Турция выступает за создание в Сирии такой администрации, которая обеспечит возвращение беженцев в их дома и гарантирует оппозиции право голоса.

Турция полагает, что при нынешней администрации Асада / Баас невозможно будет ни решить проблему Рабочей партии Курдистана (РПК) / Отрядов народной самообороны (YPG), ни создать обстановку мира и спокойствия, необходимую для возвращения беженцев в страну.

Как видно, в результате давления Турции на американское руководство, сотрудничающее с РПК / YPG, США начали выводить своих военных с севера Сирии. Россия вместе с Дамаском поспешила заполнить освобождаемые США территории. РПК / YPG, которые пребывают в разочаровании от того, что администрация Вашингтона так легко их предала, и ищут нового союзника для защиты от Турции, готовы сотрудничать с Москвой и Дамаском, что облегчает работу России.

Сегодня чрезвычайно важно, какую позицию Россия займет в отношении РПК / YPG.

Чтобы увидеть, как политика России относительно этой террористической организации повлияет на ее отношения с Турцией, достаточно обратить внимание на ход развития турецко-американских отношений в последние годы.

Одной из главных причин возникновения кризиса в отношениях Анкары и Вашингтона было то, что США сделали выбор в пользу РПК / YPG и вооружали эту организацию. Попытки некоторых американских игроков, настроенных против нас, разработать политику на основе сотрудничества с РПК / YPG положили конец стратегическому партнерству Турции и США и привели к сближению Анкары с Москвой.

С точки зрения России существенным достижением было то, что один из важнейших членов НАТО сотрудничает в урегулировании региональных проблем больше с ней, чем с США, и приобретает стратегические вооружения противовоздушной обороны у нее, а не у США.

Судя по интенсивности проведения двусторонних саммитов между президентами Эрдоганом и Путиным в последнее время, становится очевидным, что Турция придает большое значение связям с Россией и желает сохранять рациональные отношения с этой страной.

И вот эти рациональные отношения требуют от двух стран рассматривать террористические организации в качестве общего врага и проводить политику, исходя из этого.

Для России крайне важно сохранить свое влияние в Сирии, которая является ее союзником со времен Советского Союза. В ходе гражданской войны в САР Москва существенно нарастила свое военное присутствие в регионе. Для России Сирия — дверь в Средиземное море, и Турция соглашается с ее присутствием тут.

Поэтому сейчас две страны должны продолжать сотрудничать для установления прочного мира, который положит конец нестабильности в Сирии. Этот мир может стать прочным только в том случае, если две страны будут принимать во внимание интересы друг друга в сфере безопасности.

Не может быть прочным мир, который не гарантирует военного присутствия России в Сирии, и также невозможен мир, который не застрахует Турцию от угрозы террористической организации РПК / YPG и не даст 3,6 миллиона сирийских беженцев возможности вернуться в страну.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.