Вспомним недавние события в Сирии: 15 октября 2019 года: «Американские военные покидали Манбидж, а бронеавтомобили с флагами России и сирийского режима въезжали в этот город».

16 октября 2019 года: «Военные базы, оставленные США, перешли под контроль сирийской армии. В важнейшие районы, из которых США ушли, такие как Манбидж, Табка, Айн-Иса и Тель-Тамир, находящийся к югу от Рас эль-Айна, в провинции Эль-Хасака, вошли сирийские военные и российские силы».

19 октября 2019 года: «Американские военные, покидая Кобани, встретились с военными режима и российскими силами».

США и Россия практически действуют по принципу «освобождай — заполняй». Российские военные занимают те территории, с которых США уходят. И делают это так синхронизированно, словно происходит смена караула между двумя подразделениями одной и той же армии.

В своей статье от 4 ноября 2019 года под заголовком «По каким вопросам мы еще не смогли договориться с Россией?» я передавал слова одного чиновника, которые были сказаны в 2016 году: «Мы чувствуем, что между США и Россией есть особое соглашение, которое держится в тайне от нас. Это показывают и события на поле боя. Они поделили Сирию».

Я писал об этом в Анкаре, но ответ пришел из Москвы. На пресс-конференции по итогам переговоров министра иностранных дел России Лаврова с его коллегой из Бурунди Нибигирой (Nibigira) корреспондент информагентства «Анадолу» (Anadolu) спросил главу российской дипломатии о предположениях, согласно которым между Россией и США существуют тайные договоренности по северо-востоку Сирии. Лавров, говоря об отсутствии каких-либо договоренностей с США относительно территорий, освобождаемых террористическими организациями в Сирии, отметил: «У меня нет такого ощущения, что сегодня с США можно о чем-то договариваться». Лавров также добавил: «Не вижу каких-либо оснований усматривать какие-то скрытые договоренности, помимо меморандума, достигнутого между Турцией и Россией в Сочи».

Согласие по четырем пунктам

Конечно, я не ждал, что Лавров скажет: «У нас есть тайное соглашение с США». Разве такой опытный министр иностранных дел, как Лавров, должен был сказать: «Мы договорились с США, мы поделили Сирию между собой»? США были активны в Сирии с 2011 года, когда началась гражданская война. Ровно до 30 сентября 2015 года. И, как мы понимаем, именно в тот период, когда США были активны в Сирии, Россия и была приглашена в эту страну.

Есть ряд важных пунктов, согласованных США и Россией в Сирии:

1) борьба с ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.);

2) использование карты «Отряды народной самообороны (YPG)»;

3) передел собственности на нефть;

4) сохранение Асада у власти.

Президент Эрдоган, словно подтверждая этот передел, рассказал: «В ходе наших переговоров мы поняли, что главной заботой США и России является нефть. США не захотели оставлять Дейр-эз-Зор, а Россия — Камышлы. Потому что и там, и там есть богатые нефтяные месторождения. Запасы нефти в Камышлы составляют порядка 50% от объемов нефти, потребляемых Турцией. Ни та, ни другая страна не желает оставлять эту нефть. На переговорах американская сторона заявила: "Мы не хотим, чтобы нефтяные месторождения перешли в руки ИГИЛ". Другие вопросы ее не волновали».

Встреча разведок США и России

Одним из событий, которое показывает, что у США и России есть некая скрытая сирийская повестка дня, была встреча разведок, состоявшаяся в январе 2018 года.

В период самого разгара споров о вмешательстве России в выборы в США руководители трех российских спецслужб провели переговоры со своими американскими коллегами.

Нынешний госсекретарь США Помпео (Pompeo) тогда был директором ЦРУ. Три высокопоставленных чиновника российской разведки отправились в США, имея на руках специальное разрешение на въезд. Возглавлял делегацию директор Службы внешней разведки России Сергей Нарышкин, его сопровождали директор Федеральной службы безопасности Александр Бортников и руководитель российской военной разведки генерал Игорь Коробов. Высшие руководители американской и российской разведок обсуждали Сирию.

Что говорила Хиллари Клинтон?

Я шаг за шагом подбирался к кулуарным сведениям, связанным с позициями США и России в Сирии. С моей точки зрения предупреждающими были две важные встречи, одна из которых состоялась в Турции, а другая — в Египте. 16 февраля 2016 года в газете «Ени шафак» (Yeni Şafak) я рассказал о закулисье этих переговоров.

Госсекретарь США Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) посетила Турцию. Когда обсуждалось будущее Сирии, она спросила: «Кто придет на место Асада?» Получив

ответ: «Тот, кого выберет сирийский народ», — она сказала: «Если будут выборы, придут "Братья-мусульмане" (запрещена в РФ — прим. ред.). Хотя в Сирии есть нусайриты, арабы-христиане, друзы».

Примерно в то же время, в период, когда обсуждалась судьба Асада, руководители Национальной разведывательной организации Турции (MİT) и «Моссада» встретились в Египте. Глава «Моссада» Тамир Пардо (Tamir Pardo), обращаясь к руководству MİT, спросил: «Кто придет на место Асада? Дайте мне имя».

Представители MİT сказали, что придет тот, кого сирийский народ выберет и пожелает видеть у власти. «Если Асад уйдет, придут "Братья-мусульмане". Мы не хотим этого», — ответил Пардо. Опасаясь прихода к власти в Сирии «Братьев-мусульман», они превратили эту страну в ад. Если бы не действия Эрдогана, они провозгласили бы террористическое государство Рабочей партии Курдистана у наших границ.

Да, президент Эрдоган тоже говорит, что в рамках договоренностей, заключенных с Путиным, достигается более быстрый прогресс. Но это не исключает наличия тайного соглашения между США и Россией.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.