Киев — Россия официально и полуофициально выдвигает все новые и новые условия проведения встречи глав государств в нормандском формате. Причем, большинство этих требований никак не касаются интересов «ЛДНР», не говоря уже о мирных жителях временно оккупированных украинских территорий, которых Путин якобы хочет защитить от возможных притеснений и преследований в случае возвращения захваченных районов под контроль Киева. Речь идет и о призыве «забыть обиды» и требование «простить» 22 миллиарда долларов, которые Украина хочет взыскать с Газпрома (почти 3 миллиарда долларов в пользу Нафтогаза по решению Стокгольмского арбитража, исковые претензии на 12 миллиарда долларов и 7 миллиарда долларов штрафа, наложенного Антимонопольным комитетом), и о кремлевских «поучениях» по достижению нашей страной параметров Третьего энергопакета ЕС. Кремль уже вбрасывал в информационное пространство все эти «идеи» по одной. А недавно появилась информация о якобы «пакетном» предложении Москвы к повестке дня предстоящей встречи. Речь идет о следующем:

1. «Полюбовное» урегулирования судебных споров между Газпромом и Нафтогазом, взаимный отказ от претензий и прекращение судебных разбирательств по контрактам на поставку и транзит российского газа, а также восстановление баланса кoммерческих интересов сторон;

2. Отмена решения Антимонопольного кoмитета Украины о взыскании с Газпрома штрафа за злоупотребление монопольным положением на украинском рынке транзита газа и «восстановление нарушенных имущественных прав кoмпании на Украине»;

3. Готовность Украины к прямым закупкам рoссийского газа с 2020 года и утверждение объемов такого импорта;

4. Обеспечение Киевом в рамках имплементации положений Третьего энергопакета ЕС реальной независимости национального регулятора и создание сертифицированного независимого газотранспортного оператора. Если Украина не успеет закончить эту работу до 1 января, Газпром «готов к продолжению на переходный период действующего транзитного контракта с учетом актуальных рыночных условий».

Должна ли наша страна соглашаться на такие предложения? На какие компромиссы можно пойти, чтобы не потерять поступления от газового транзита и — главное — отстоять при этом каждый важный для нас пункт будущего соглашения по деоккупации Донбасса?

«Мухи и котлеты — отдельно»: вопросы войны и газа надо разделить

Некоторые украинские политики и эксперты, комментируя сообщения о кремлевских «пакетных» газовых предложениях, — которое, кстати, активно тиражируют российские СМИ, — успокаивают, мол, без согласия украинской стороны эти вопросы в повестку дня «нормандской» встречи не попадут. И предостерегают от преждевременной паники. Другие же наоборот просят и украинских граждан, и власть как можно серьезнее отнестись к этим сигналам и подготовиться «держать удар».

Ведь попытки Кремля безосновательно расширить круг вопросов, которые вынесут на обсуждение глав государств, может свидетельствовать и о намерении максимально затянуть подготовку к встрече, или же полностью исключить ее (что уже понятно из последних заявлений официальных представителей Путина), и о надеждах на то, что, рассматривая десятки пунктов повестки дня, участники переговоров «заговорят» главные вопросы, связанные с возвращением Украине контроля над оккупированными РФ районами Донбасса.

При этом, тормозя «профильные» переговоры по газовому транзиту (при участии Украины, Евросоюза и России), Кремль делает все для того, чтобы у Киева не было другого выхода, кроме согласия на внесение «транзитного» вопроса в повестку дня встречи на высшем уровне. Тем более, что Украина заявляла об этом и раньше (прогнозируя деструктивные действия Кремля по блокированию трехсторонних газовых переговоров). Ведь все прекрасно понимают: речь идет не только об экономическом вопросе.

«Энергетическое» давление — одна из важных составляющих масштабной гибридной войны, развязанной Кремлем против нашей страны. Поэтому, как сообщил на днях министр иностранных дел Вадим Пристайко, участники нормандской встречи обязательно будут рассматривать «газовый» вопрос — но результаты этого обсуждения никак не отразятся на решении основной проблематики встречи: путей мирного урегулирования ситуации в Донбассе и реинтеграции оккупированных украинских территорий. То есть, ни о каких компромиссах вроде «транзит газа в обмен на ослабление украинской позиции на переговорах», речь идти не может. Экономические же условия транзита должны обсуждаться только на переговорах между субъектами хозяйствования при участии Еврокомиссии. Соответственно, в рамках трехсторонних переговоров будут подписываться и будущие контракты.

Вынося «газовый ультиматум» на встречу глав государств, Россия проигрывает

Пользователи соцсетей и эксперты обещают проконтролировать, чтобы власть соблюдала этих обещания. Тем более, что, по мнению аналитиков, вопрос газа — сфера, где у Украины сейчас гораздо лучшие позиции, чем у РФ. Москве же остается только «надувать щеки» и всячески затягивать решение этого вопроса. Один из инструментов в руках Кремля — ​​психологическое давление на Украину и Европу, в том числе — и путем вброса в прессу своих «идей», которые подаются словно свершившийся факт.

«Газовая игла», с одной стороны — важное оружие в руках Москвы, с другой — это Ахиллесова пята путинского режима», — говорит в комментарии Укринформу политолог, председатель Единого координационного центра «Донбасс» Олег Саакян. И поясняет: «В целом я скептически отношусь к тому, что российская сторона публично предложит такую ​​повестку дня для переговоров в нормандском формате. Эти темы фактически не касаются вопроса Востока Украины, горячей стадии конфликта, но, безусловно, они являются элементом российско-украинской войны. И для России невыгодно публично исходить из позиции скрытой войны („нас там нет"), выставляя себя активной стороной конфликта. Пусть даже и в «узком» энергетическом вопросе, привязывая его напрямую к агрессии на украинском Востоке и поиску путей ее прекращения». Тем более, что речь идет о сугубо деловом вопросе (что постоянно подчеркивает Москва). А в этой области все достаточно прозрачно. Поэтому любая попытка российской стороны «нагнать дыма» сразу же становится заметна и всем ясна. «Поэтому поле для гибридности существенно сужено. А там, где для Москвы нет возможности действовать гибридно, то есть исподтишка, нарушая правила и заявляя одновременно, что ни о каких нарушениях речи нет, у Украины есть все возможности привлекать Россию к ответственности», — считает Саакян.

Но если в Кремле все же решат играть «ва-банк», Украина, по мнению экспертов, должна действовать следующим образом:

1. «Не вестись» на провокации с объединением темы горячего конфликта и вопросов подписания газового контракта. Поскольку в таком случае Киев может потерять свои козыри.

2. Ни при каких обстоятельствах — ни на нормандских переговорах, ни на газовых переговорах в Брюсселе — не соглашаться на отказ от взаимных претензий. Ведь речь идет о разных вещах. С одной стороны, «высосанных из пальца» инсинуациях Газпрома, с другой, полностью обоснованных претензиях украинской стороны, по части из которых уже есть решения уважаемых международных судебных инстанций при хороших шансах добиться таких же решений и по другим искам. Единственная возможная уступка — рассрочка выплат.

3. Украине важно «продержаться» ближайшие месяцы. РФ крайне заинтересована, чтобы ее газ поставлялся в Европу. При этом ситуация с газопроводом «Северный поток — 2» все еще непонятна. Хотя Дания и согласовала прокладку «трубы» через свои территориальные воды, это решение вступит в силу только в конце ноября. Если же будет подготовлена обоснованная апелляция, процесс может затянуться на годы.

4. Даже в случае запуска СП-2 нужно время для налаживания транзита (не менее нескольких месяцев). Тем более, что возможности прокачки газа по этому маршруту ограничены — в частности, решением суда ЕС по иску Польши об ограничении допуска Газпрома к мощностям газопровода Opal. И это фактически делает невозможным полный отказ РФ от прокачки топлива через украинскую ГТС, тем более в зимний период.

5. Если Москва, чтобы «проучить» Украину, откажется от заключения транзитного контракта, речь пойдет о срыве части договоренностей Газпрома с европейскими потребителями. Невыполнение соглашений — это, с одной стороны, огромные штрафные санкции для российского газового монополиста, с другой — катализатор ускорения переориентации Европы на другие источники поставок «голубого топлива».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.