Управление по энергетической информации США (EIA) «прогнозирует, что потребление природного газа в Азии будет продолжать опережать поставки». Учитывая будущий рост потребления природного газа, сконцентрированный в Азии, EIA «ожидает», что страны Азии, не входящие в ОЭСР, будут потреблять 120 миллиардов кубических футов (3,8 миллиарда кубометров) в день к 2050 году, опережая региональную добычу на 50 миллиардов кубических футов в день. Потребление природного газа в Китае «увеличится втрое в период с 2018 по 2050 годы». Большая часть долгосрочных проектов развития инфраструктуры природного газа, мирового строительства терминалов для импорта и экспорта сжиженного природного газа (СПГ), а также прогнозы спроса ориентированы на рост в Азии.

В конце октября сообщения в российских СМИ подтвердили, что российская группа энергетических компаний «Роснефть» планирует включить государственную нефтяную компанию Венесуэлы PDVSA (Petroleos de Venezuela) в корпоративную структуру «Роснефти» в обмен на списание долгов. Это помешает американским, канадским и мексиканским нефтегазовым компаниям удовлетворить спрос на природный газ из стран, не входящих в ОЭСР. Кроме того, это позволит Москве использовать закупки венесуэльского природного газа компанией «Роснефть» в качестве геополитического инструмента мягкой силы путем приобретения некоторых из крупнейших извлекаемых запасов нефти и природного газа в мире.

Источники в венесуэльском правительстве, «Роснефть» и Кремль в один голос отрицают, что энергетические активы PDVSA могут быть поглощены ради соблюдения условий российского банковского займа режиму Мадуро. Российские эксперты по энергетике посетили PDVSA, чтобы проанализировать возможность слияния с «Роснефтью». То, что российский энергетический гигант выкупает у Венесуэлы лучший источник твердой валюты и самый мощный движущий внутриэкономический фактор, — иллюстрация «тяжелых последствий американских санкций». Венесуэльская экономика, зависящая от режима и основанная на добыче нефти и природного газа, находится на грани краха.

Помимо помощи Запада, предложение «Роснефти» — лучший способ для Венесуэлы смягчить разрушительные последствия санкций, и оно подразумевает «облегчение долгового бремени страны, которая задолжала более 156 миллиардов долларов внешним сторонам — причем долг Венесуэлы на 740% выше стоимости ее экспорта». По данным Всемирного банка, это в четыре раза больше, чем обычно бывает в странах с формирующимся рынком и экономикой.

Специальный посланник США в Венесуэле Эллиот Абрамс (Elliot Abrams) указал, что у «Роснефти» есть совместные проекты с PDVSA, где она приобрела лидирующие доли меньшинства, и что эти предприятия не «нарушают» санкции США. Это хорошая новость для рядовых венесуэльских граждан, страдающих из-за экономического кризиса. Казалось бы, долг Каракаса перед Москвой прощается с благословения США. Тем не менее администрация Трампа ясно обозначила, что применит максимальное бремя «санкций в отношении Венесуэлы», что равноценно стратегии санкций в отношении Тегерана. Возможно в будущем трехсторонние отношения Вашингтон — Москва — Каракас ждут карательные меры со стороны США, если «Роснефть» попытается ликвидировать активы PDVSA и уволить тысячи сотрудников, чтобы обойти западные санкции под руководством США.

Режиму Мадуро также нужно будет разобраться со своей «задолженностью в размере 20-60 миллиардов долларов» Китаю. Получат ли китайцы долю в PDVSA? Если да, то как это повлияет на текущие торговые переговоры между США и Китаем? Эти геополитические решения указывают на то, что слияние «Роснефти» и PDVSA порождает больше вопросов, чем ответов.

Вполне логично, что Россия становится субъектом влияния в Венесуэле. Сходным образом Россия является безопасным с дипломатической точки зрения вариантом в ближневосточной постсирийской гражданской войне. Согласно журналу «Форин афферс» (Foreign Affairs) Россия сейчас — «незаменимое государство для Ближнего Востока». Для спасения режима Асада были задействованы вооруженные силы и техника, а теперь в Венесуэле именно нефть, природный газ и нефтепродукты обеспечат России прочную опору в западном полушарии. PDVSA — одна из «самых богатых нефтяных компаний в мире» с крупнейшими в мире извлекаемыми запасами нефти и газа — около 300 миллиардов баррелей — а предполагаемый капитал PDVSA — «примерно 186 миллиардов долларов».

Передача этого энергетического портфеля под влияние Кремля дает «Роснефти» и другим энергетическим компаниям прочную опору для контроля цен и поставок на мировые рынки нефти и нефтепродуктов. Правительство Мадуро хочет оставить в силе прежние договоры о создании совместного предприятия между PDVSA и «Роснефтью», а в случае слияния хочет «передать контроль „Роснефти" без необходимости приватизации». В результате этой договоренности возникают финансовые вопросы: кто отвечает за сроки исполнения долговых обязательств; каким образом Китай может оценить эту сделку; и будет ли капитал оформлен как частная компания, государственная и нечто среднее между частной и государственной? Вот некоторые из наиболее важных проблем, которые нужно будет решить.

Мадуро, возможно, сможет обойти эти проблемы, поскольку он взял под свой контроль верховный суд Венесуэлы. Это позволит Мадуро игнорировать демократически избранное Законодательное собрание, Национальную Ассамблею, контролируемую оппозицией, и ее председателя Хуана Гуайдо (Juan Guaidó). Г-н Гуайдо утверждает, что он является законным президентом Венесуэлы, но, вероятно, «Роснефть» при поддержке Москвы будет вести переговоры только с правительством Мадуро. Верховный суд может отменить решение Национальной ассамблеи и помочь завершить слияние. Режиму Мадуро важно погасить долги, так же как и вернуть финансовое здоровье экономики.

Американская компания «Ситго» (Citgo) которая является ценным активом для PDVSA, является еще одной проблемной областью для предполагаемого слияния наряду с американскими санкциями.

Американские официальные лица заморозили все венесуэльские активы, расположенные в США. Вашингтон одновременно с введением санкций привел в исполнение указ, защищающий интересы «держателей облигаций и других сторон», рассматривающих продажу активов и конфискацию имущества в счет неоплаченных долгов. Правительственные и финансовые чиновники по всему миру хотят, чтобы этот шаг американцев способствовал дипломатическим решениям по поводу конфискации активов. Недостаток этого шага заключается в том, что он укрепляет власть Мадуро над избранным лидером венесуэльского Законодательного собрания и Национальной ассамблеи, Гуайдо.

Держателям долга, которым принадлежит компания «Ситго», тогда придется вести переговоры с Венесуэлой и «Роснефтью». Это затруднит получение выплат держателям облигаций — или, возможно, из-за этого международные кредитные рынки менее охотно будут выдавать кредиты на будущие проекты «Роснефти» и PDVSA? Альянс между Москвой и Каракасом, по мнению Вашингтона, может лишь усилить геополитическую напряженность между всеми тремя странами. Вероятно, из-за напряженности между Москвой и Вашингтоном «Роснефть» предпримет последний рывок по приобретению PDVSA, облегчив долговое бремя Каракаса и получив контроль над крупнейшими в мире запасами нефти, — а Каракас окажется меж двух огней.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.