В Праге уже не раз обливали краской памятник советскому маршалу Коневу, а недавно кто-то обрызгал красным памятник Красной армии в Остраве и в Брно. В Центральной и Восточной Европе подобные вещи уже не редкость. В последние годы они происходили и на Украине, и в Польше, и в странах Прибалтики, и в болгарской Софии и в словацких Кошице. Так люди реагируют на противоречивую интерпретацию последствий Второй мировой войны, агрессивную политику России в отношении Украины и советскую оккупацию Чехословакии в 1968 году, а также Венгрии в 1956.

Памятники и мемориалы красноармейцам, с одной стороны, являются данью почтения к огромным потерям, которые понесла советская Красная армия во время Второй мировой войны при освобождении Центральной и Восточной Европы. Но точно так же эти памятники отражают нынешнюю агрессивную политику путинской России. Свою роль играют и послевоенные события, в том числе ликвидация реформаторского процесса в Чехословакии в 1968 году, а также очень жестокое подавление революции в Венгрии осенью 1956 года (официально те события унесли жизни трех тысяч человек по обе стороны, а еще 20 тысяч были ранены).

В 90-е годы ХХ века, когда Восточная Европа, включая Чехословакию, уже вырвалась из когтей коммунистической советской империи, многие воинские мемориалы были разрушены, перенесены или вывезены в хранилища. Почти исчезли вездесущие памятники Владимиру Ильичу Ленину, лидеру русской большевистской революции 1917 года. Однако Россия при Владимире Путине не отступила от своих великодержавных планов, пожелав влиять на Восточную Европу, и последствия этого мы и наблюдаем сегодня. Акты вандализма против памятников солдатам Красной армии — это как раз одно из последствий. Вот так остро люди реагируют на то, что происходит сегодня.

Законы против символов

Военные памятники советской эры напоминают об освобождении от немецкого нацизма, а также о защите свободы и независимости восточноевропейских государств. Но второе как раз и представляет собой серьезную проблему. О свободе и суверенитете многих государств после Второй мировой войны говорить было нельзя. Москва не позволяла. В Восточной Европе свободу заменили жесткими тоталитарными режимами. Многие граждане бывших советских сателлитов связывают десятки лет послевоенной истории с советской оккупацией и подавлением свободы и демократии. Именно из-за опасений, что нечто подобное может повторить и путинская Россия, люди нападают на символы советского военного периода.

Однако вряд ли можно говорить о мнении отдельных лиц, которые портят памятники. Это широкая институциональная проблема. Поэтому ситуацией вокруг памятника маршалу Коневу занимается, например, администрация района Прага 6. Это отражение времени и отражение того, что советские и русские символы люди связывают с настоящим.

В некоторых странах для этого даже приняли соответствующие законы. Девятого апреля 2015 года украинский парламент принял закон, который позволил устранять объекты с коммунистической символикой. Для военных памятников сделали исключение, но оккупация Крыма Россией и сепаратистские войны на востоке Украины, которые поддерживает Москва, создали такой политический климат, в котором участились акты вандализма против этих памятников. Например, это не раз случалось на западе Украины, где антироссийские настроения особенно сильны.

В Польше, в свою очередь, процесс демонтажа советских военных памятников ускорил обновленный закон, вступивший в силу в октябре 2017 года. Он позволил местным органам власти устранить около 230 советских военных памятников. Правда, принимать решение доверили органам регионального уровня (в этом сходство с ситуацией в Праге 6). Вообще для населения Польши это очень животрепещущая проблема. Поляков с русскими связывает очень негативный опыт прошлого. В качестве примера можно привести раздел Польши между Гитлером и Сталиным, отказ Красной армии помочь Варшавскому восстанию в августе 1944 года, а также отвратительное убийство польских офицеров и представителей интеллигенции в Катыни в 1940 году. Все это не забыто и забыться не может.

В 1940 году советская Красная армия, к примеру, вероломно аннексировала и оккупировала независимую Эстонию, Литву и Латвию. И нет причин пытаться стереть этот факт из памяти местного населения. До сих пор в тех краях красноармеец — это синоним оккупанта.

Воспоминания, как бумеранг

Во всех странах Восточной и Центральной Европы, где случаются акты вандализма и портятся памятники Красной армии, освободившей эти страны от немецкого нацизма, мы имеем дело не просто с напоминанием об ужасающих событиях Второй мировой войны. Речь идет о символах державы, которая на протяжении десятилетий разоряла большую часть Европы. Одобрять акты вандализма против памятников и мемориалов Красной армии нелепо и недостойно. Но, с другой стороны, эти действия отражают мнения и настроения части общественности, и ответственность за них несет бывший тоталитарный Советский Союз и агрессивная путинская Россия.

Как быть? Если эти символы не устранили в прошлом, давайте оставим их в Чешской Республике в покое. Пусть стоят там, где стоят. Однако мы не должны делать вид, что их не используют в ходе опасной пророссийской кампании, ведь тем самым поставим по сомнение и собственную историю, и положение дел сегодня.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.