Если сегодня в Латинской Америке встречается все больше детей с такими именами, как Джастин (в честь канадского певца Джастина Бибера, популярного среди молодежи) или Икер (в честь Икера Касильяса, бывшего вратаря «Реал Мадрида»), то в 1960-е и 1970-е годы имена детям давали в честь других идолов, не из мира спорта или шоу-бизнеса. На фоне распространения по миру советского социализма и коммунизма в Латинской Америке появились тысячи Владимиров, Сталиных и Лениных.

Увлечение этими именами прошло (хотя и не до конца) только в 1990-х годах, когда СССР прекратил свое существование, а вместе с ним многомиллиардная поддержка таких стран, как Куба и Никарагуа, а также левое движение в Латинской Америке.

Новорожденная Российская Федерация была слишком занята своими собственными проблемами, связанными с изменениями в ее политико-экономической системе. Она ненадолго отвлеклась и быстро отстала от Америки в той гонке, которую она хотела выиграть во время холодной войны.

Только в начале нового тысячелетия, с приходом к власти политиков, которые считали социалистический путь единственно возможным для достижения социальной справедливости, началось восстановление России в статусе сверхдержавы благодаря ее огромным доходам от продажи нефти.

И когда начались разговоры о социализме XXI века, когда стали возникать такие блоки, как Боливарианский альянс для народов нашей Америки (Alba), тогда каким-то необъяснимым образом возродилось то, что экономист Владимир Давыдов назвал в своей статье «Россия в Латинской Америке и наоборот» «эффектом старшего брата» советских времен. Проще говоря, большая страна показывает маленьким странам по другую сторону Атлантики кратчайший путь к прекрасному будущему.

В журнале Испанского института стратегических исследований Мария Луиса Пастор пишет, что с момента прихода Путина к власти укрепляются не только дипломатические, но и экономические отношения с союзниками России в Латинской Америке.

Объемы продукции, экспортируемой из России в Латинскую Америку, ничтожно малы по сравнению с общим российским экспортом — всего 2%. Некоторые утверждают, что Латинской Америке никогда не удастся догнать в этом вопросе Китай. «Однако ясно одно — Москва хочет стать крупным игроком на мировой арене», — подчеркивает Мария Луиса Пастор.

И если до перестройки многие зарубежные профсоюзные лидеры могли поехать в СССР и поучиться борьбе с капиталистами, то сегодня существует программа «Новое поколение». «Россотрудничество», российское агентство по делам соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству, выбирает молодых латиноамериканских лидеров в возрасте от 20 до 40 лет, которые на неделю едут в Россию слушать лекции на испанском языке по вопросам политики и экономики России.

Кроме того, существуют многочисленные латиноамериканские учебные центры, созданные, чтобы российское правительство получало информацию о перспективах ведения бизнеса.

Игры власти

Не последнюю роль в том, что Москва сохраняет передовые позиции во внешней политике, сыграли визиты российских представителей в Латинскую Америку, проводившиеся с 2008 года.

Например, несколько месяцев спустя после войны с Грузией (в 2008 году) тогдашний президент Дмитрий Медведев и министр иностранных дел Сергей Лавров приняли участие в совещании Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) в Перу и воспользовались возможностью, чтобы побывать в Бразилии, на Кубе, в Колумбии, Эквадоре и Венесуэле. В разгар украинского кризиса (в 2014 году) Путин летал в Аргентину, на Кубу, в Бразилию и Никарагуа. В Гаване он простил Кубе 95% советских долгов, 35 миллиардов долларов.

Как говорит социолог Дэвид Смилде из Тулейнского университета в интервью для журнала «Newsweek», даже поддержка Николаса Мадуро — это нечто большее, чем просто идеологическая близость. «Путин использует Венесуэлу, которая отчаянно нуждается в его поддержке, чтобы обеспечить себе прибыльные контракты и заодно оказать давление на США». Дэвид Смилде добавляет, что это может привести к возрастанию военного присутствия в странах, занимающих антиимпериалистические позиции.

Как бы то ни было, на этой неделе Путин будет фотографироваться на саммите БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка) вместе с Жаиром Болсонару, своим новым бразильским коллегой, который не переносит ничего левого. Бразилия является единственной страной в БРИКС, которая признает в качестве законного президента Венесуэлы Хуана Гуайдо.

И, несомненно, во время своего третьего визита на Кубу Путин окажется на первых полосах всех латиноамериканских газет и в социальных сетях, в которых одновременно появятся сообщения об ужесточении миграционной политики США и о намерении Дональда Трампа переизбираться.

Как бы ни изменилась геополитическая карта Латинской Америки, Москва продолжит «предлагать то, что остальные не предложат», как написало агентство RT на испанском языке.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.