В лицемерии Запада нет ничего нового, особенно если речь идет об американской внешней политике в отношении «распространения демократии» в арабском регионе. Часть политической и интеллектуальной элиты Запада продолжает считать, что арабские и мусульманские народы еще не готовы к демократии, потому что большинство из них исповедует ислам, который основывается на консервативных ценностях и священных текстах, что совершенно не способствует формированию демократической культуры. Ислам как монотеистическая религия выступает против плюрализма, а также не поддерживает акции протеста против лидеров, тем самым оправдывая тиранию.

Более того, в исламе неоднозначно относятся к женщинам, концепции гражданства и другим вещам, которые нельзя истолковать с помощью религии. Все вышесказанное надежно защищает арабский регион от демократии. Эта точка зрения практически не изменилась после волны протестов и восстаний, происходивших в арабском мире с конца 2010 года, как не изменилась и в настоящее время. Напротив, она еще больше укрепилась из-за превращения акций протеста в гражданские войны, как, например, это произошло в Сирии, Йемене и Ливии. Однако на этот раз оправданиями стали глубокий раскол в арабских обществах и авторитарные режимы, которые использовали насилие для сохранения власти (восточный деспотизм).

Поводом для возвращения разговоров о позиции Запада в отношении демократии стало подозрительное молчание американцев о кровавых репрессиях против демонстрантов в Ираке. В результате акций протеста погибло несколько сотен человек и более тысячи получили ранения, но Белому дому потребовалось шесть недель, чтобы сделать робкое заявление, призывающее положить конец репрессиям против демонстрантов и выполнить обещания, данные президентом Ирака Бархамом Салехом о проведении избирательных реформ и досрочных выборов. Напомним, что вторжение Вашингтона в Ирак под предлогом демократизации стоило американцам больших людских и финансовых потерь.

Позицию США в отношении иракских протестов нельзя оправдать присутствием Дональда Трампа в Белом доме, который как бизнесмен не видит важности в вопросах демократии и прав человека, поскольку он решительно критикует Китай за репрессии против демонстрантов в Гонконге, хотя не было зафиксировано ни одной смерти за почти пять месяцев массовых протестов. Это не означает, конечно, что Трамп заинтересован в будущем демократии в Гонконге или поддерживает мирную демонстрацию студентов, а скорее еще раз подтверждает избирательную политику американцев в вопросах демократии и прав человека во имя интересов США.

Позиция президента Трампа (правая, изоляционистская, популистская) в отношении протестов в Ираке, по крайней мере, существенно отличается от позиции его предшественника, президента Обамы (либеральной, прогрессивной и элитарной) в отношении массовых протестов в Иране, или как их называют СМИ, «Зелёной революции» или «Тегеранской весны», начавшихся после объявления результатов выборов в 2009 году, на которых победил Махмуд Ахмадинежад. Иранские либералы долго ждали, когда президент Обама осудит кровавые репрессии против демонстрантов, но они так этого и не дождались. Американский лидер был больше заинтересован в заключении соглашений с режимом мулл, начиная с просьбы помочь обеспечить вывод американских войск из Ирака и заканчивая ядерной сделкой, которая должна была наладить американо-иранские отношения. Кроме того, американцы заключили негласный союз с иранцами для борьбы с ИГИЛ. В последний год перед выборами Трамп, возможно, тоже заключит аналогичные сделки, ведь он бизнесмен! Только так можно объяснить его позицию в отношении протестов в Ираке.

На самом деле, нет ничего необычного в том, что с нами происходит, точно так же, как нет ничего особенного в неспособности демократизировать арабский регион или противостоять кровавой и жестокой арабской тирании, учитывая то, что сделал Сталин в России, Мао Цзэдун в Китае и режим Пола Пота в Камбодже. Также нет ничего странного во взаимодействии Запада с арабским регионом, учитывая западную колониальную политику в отношении Индии и унизительные условия, навязанные британцами Китаю во время Второй опиумной войны (1856-1860 гг.). Единственное, что вызывает удивление — это количество лицемерия и оппортунизма в политике Запада по отношению к «третьим сторонам».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.