Россия и Китай недавно открыли новый газопровод «Сила Сибири», который позволит россиянам экспортировать голубое топливо азиатским соседям. Как этот трубопровод меняет расклад в энергетической сфере? На этот вопрос высказал свое мнение Франсис Перрен, старший научный сотрудник Института международных и стратегических исследований (IRIS).

IRIS: Какие перспективы открывает этот трубопровод на рынке газа? И какое значение он имеет для отношений России и Китая?

Франсис Перрен: Речь идет о реализации первого договора на поставку российского газа в Китай. Это чрезвычайно важное событие, учитывая вес его участников. Россия — настоящий гигант в газовой сфере, второй по величине в мире производитель и первый экспортер природного газа. Китай — первый мировой потребитель всех энергоресурсов. Кроме того, речь идет об огромных объемах газа: Китаю будут продавать каждый год 38 миллиардов кубометров в течение 30 лет, что составляет в общей сложности более триллиона кубометров.

Сделка будет способствовать экономическому, энергетическому и, отчасти, стратегическому сближению двух стран, хотя здесь есть свои нюансы. Так, у Китая и России остаются существенные стратегические разногласия, а также взаимное недоверие, которые не позволят им превратить газовый альянс в устойчивое стратегическое объединение в международном плане.

Хотя Россия упрочивает свои позиции на китайском газовом рынке, который очень велик и демонстрирует бурный рост, она не хочет заменять европейский рынок азиатским. Россия и Газпром намереваются остаться главным поставщиком газа на европейском рынке, все больше развивая при этом поставки в Азию. Россия нацелена на статус крупного поставщика на обоих рынках.
- Трубопровод играет против Туркменистана, который раньше был главным поставщиком газа в Китай. Каким в целом будет его влияние на энергетическую геополитику региона?

— Туркменистан окажется в положении прямой конкуренции с Россией, но энергетические потребности Китая так велики, что появление России на китайском рынке не означает, что Туркменистан больше не сможет поставлять газ во вторую мировую державу. Китайские потребности в нефти и газе постоянно растут. Природный газ очень важен для страны, поскольку, хотя он и относится к ископаемым энергоносителям, выбросы углекислого газа гораздо меньше, чем от нефти и тем более угля. В настоящий момент парк китайских электростанций очень сильно ориентирован на уголь (порядка 75%), в связи с чем стране важно импортировать больше газа для диверсификации и сокращения выбросов углекислого газа.

Стране нужно импортировать больше газа, и она продолжит закупать его у Туркменистана и других государств (например, в Австралии, Азии и на Ближнем Востоке). Сейчас она запустила и импорт из России. Появление России и Газпрома на китайском рынке, разумеется, будет означать большую конкуренцию для Туркменистана, но у него все равно нет особых причин для беспокойства. Китай как большой импортер будет стремиться к диверсификации снабжения и не захочет зависеть исключительно от российского газа. Как и все импортеры, он не хочет полагаться на один источник, будь то Россия или какая-то другая страна. То есть, Туркменистану и России предстоит разыграть карты в Китае в среднесрочной и долгосрочной перспективе. 

- Как обстоят дела с российскими проектами «Северный поток — 2» и «Турецкий поток»?

— Эти проекты, в целом, неплохо продвигаются вперед, подтверждая, что Россия не бросает Европу ради Азии. Россия занимает 35% европейского рынка (ЕС и Турция) и сейчас прокладывает два дополнительных газопровода, чтобы продавать больше газа в Европу в ближайшие годы. Поставки газа по «Турецкому потоку» должны стартовать в конце 2019 года, а запуск «Северного потока — 2» был задержан из-за нежелания Дании дать добро на его прокладку через свою исключительную экономическую зону. Газпром намеревался завершить проект в конце этого года, но все, видимо, будет отложено на несколько месяцев, на первое полугодие 2020 года. В любом случае, оба трубопровода уверенно продвигаются к реализации и позволят поставлять больше газа в Германию через «Северный поток — 2» и в Турцию по «Турецкому потоку», который пройдет у границы с Грецией и, следовательно, может быть легко продлен в ЕС.

Газпром намеревается оценить, каким будет спрос на газ в ЕС в ближайшие годы. По его прогнозам, он должен вырасти, и два новых газопровода должны будут помочь удовлетворить его.

Эти проекты создают проблему для ЕС, который стремится диверсифицировать каналы снабжения, чтобы сократить зависимость от российского газа. Строительство упомянутых газопроводов никак не способствует этой стратегии. Как бы то ни было, все 28 стран-членов ЕС вовсе не обязательно придерживаются одной энергетической и газовой политики, и Газпром намеревается сыграть на этих потребностях и разногласиях, чтобы расширить экспорт в Европу в ближайшие годы. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.