Интервью с экспертом по энергетике компании «Эсперис консалтинг», соавтором доклада «Пустят ли американские санкции под откос проект "Северный поток — 2"» Матеушем Кубяком (Mateusz Kubiak).

Polskie Radio: Палата представителей Конгресса США одобрила оборонный бюджет, включающий санкции против компаний, которые задействованы в проекте «Северный поток — 2». Дональд Трамп заявил, что незамедлительно его подпишет. Остается подождать только решения Сената. Вы следите за этой темой вот уже не первый месяц. Значит, санкции введут, можно уже так сказать?

Матеуш Кубяк: Законопроект о санкциях, касающихся «Северного потока — 2», то есть документ под названием «Акт о защите энергетической безопасности Европы», появился еще до летних каникул. Тогда казалось, что законотворческая работа будет продвигаться нормально, но в итоге она застопорилась. В итоге большинство тезисов, содержавшихся в Акте, включили в закон об оборонном бюджете. Это нормальная для США практика: текст некоторых законопроектов иногда включают там в бюджетные законы, которые должны быть утверждены до конца года.

— Палата представителей бюджет одобрила, теперь свое решение должен вынести Сенат.

— Ожидается, что голосование по этому вопросу проведут там на этой неделе, самое раннее — во вторник, после того как будут произведены все соответствующие процедуры (никаких осложнений не ожидается). Потом закон должен подписать президент.

— Он сказал, что сделает это сразу же.

— Да, республиканцы и демократы наконец смогли договориться об оборонном бюджете, а обсуждался он не один месяц. Дональд Трамп наверняка подпишет этот закон или на этой неделе, или на следующей, накануне Рождества.

— Что даст закон?

— Здесь нужна точность, потому что формулировки в нем очень конкретные. Закон вступит в силу с момента подписания. Санкции касаются прокладки труб на глубине 30 метров и более. Они затронут как суда, занимающиеся такими работами, так и компании, которые предоставляют их для ведения строительства. Это экономические ограничительные меры, а физические лица, то есть представителей руководства таких компаний, ожидает запрет на въезд в США и так далее.

Вероятность того, что, как только закон будет подписан, против соответствующих организаций введут санкции, очень велика. В течение 60 дней Государственный секретарь США, проведя консультации с министром финансов, опубликует список тех, на кого они будут распространяться. Вопросы у комментаторов вызывает только недавно добавленный в закон пункт, которого изначально не было.

— О чем идет речь?

— Теоретически такие компании должны прекратить строительство самое позднее в день подписания закона. Если они этого не сделают, на них следует распространить санкции, и официальное обнародование списка не имеет особого значения. Если бы ситуация выглядела так, все было бы ясно, но, как я сказал, появился один новый пункт: президент может вынести решение, проявила ли та или иная компания добрую волю, прекратив строительство в течение 30 дней с момента подписания закона.

Конечно, он может об этом не заявлять, однако, многие комментаторы считают, что этот пункт ослабляет закон: за месяц можно успеть построить ключевые отрезки. Впрочем, мы не знаем, решит ли компания, которой угрожают санкции, продолжать работать все это время, ведь тогда ей будет сложно доказать, что она продемонстрировала «добрую волю».

— Речь ведь идет об одной компании?

— Да, это швейцарская фирма «Олсиз». Ключевой вопрос, прекратит ли она работы или продолжит укладывать трубы, ориентируясь на пункт о 30 днях. Именно это интересует сейчас некоторых экспертов. Однако, подчеркну, президент вовсе не обязан выносить решение, что на нее не следует распространять санкции. Сама компания, в свою очередь, заинтересована в исключении рисков. Что будет, мы узнаем, когда закон подпишут. Важно одно: если «Олсиз» прекратит строительство, можно будет говорить об очередной задержке в реализации инвестиции.

— Газета «Бильд» пишет, что если США введут санкции, запуск газопровода в эксплуатацию может задержаться на пять лет. Также издание упоминает о компаниях из Швейцарии и Италии, а комментатор агентства Блумберг отмечает, что заменить их будет некому.

— Мы в «Эсперис консалтинг» уже давно анализировали, может ли Россия найти замену такого рода компаниям. В мире их очень мало. Это глобальные фирмы, которые не могут позволить себе попасть под санкции. Россиянам остается вариант закупки специальных судов в странах, где не обращают особого внимания на санкции США, то есть, возможно, в Китае, или завершения строительства своими силами.

Сейчас у России в Балтийском море есть другое судно аналогичного профиля, оно уже много недель стоит в одном немецком порту. До этого оно уложило полтора десятка километров труб у российского побережья. Ранее компания «Северный поток — 2» потребовала, чтобы «Межрегионтрубопроводстрой» доказал, что он действительно способен вести такие работы. Была произведена пробная прокладка трубопровода, потом его разобрали. В итоге эта компания уложила полтора десятка километров труб на неглубоком отрезке. У ее судна при этом нет специальной системы динамического позиционирования. Датчане в разрешении на строительство указали, что ее наличие необходимо, но вопрос в том, можно ли вообще без нее успешно вести строительство, особенно зимой. Упомянутый российский корабль — это, скорее, баржа для укладки труб, у него нет собственного мотора. Так что можно не принимать его в расчет.

Однако в 2015 году россияне купили другое судно такого профиля, которое должно быть способно заниматься прокладкой протяженных трубопроводов. Это трубоукладчик: «Академик Черский», который в последние четыре года постоянно модернизируют и переделывают. Недавно он вел пробные работы на Дальнем Востоке неподалеку от Сахалина. Россияне заявили, что в следующем году продолжат его модернизировать.

Мы не знаем, может ли в своем нынешнем состоянии «Академик Черский» заниматься строительством «Северного потока — 2», или еще нет. Можно предположить, что россияне будут полагаться на это судно. Каким будет отставание от графика, сказать сложно.

— Оно может оказаться серьезным.

— Нужно сформировать команду, прибыть на место (сейчас судно в Находке)… Кроме того, это всего один корабль. Сейчас строительство ведется быстро: две нитки строятся одновременно, в проекте задействован целый флот кораблей, которые подвозят трубы и так далее. Россияне стараются как можно быстрее закончить важный датский участок. Один «Академик Черский» не может работать в том же темпе.

— В Германии отреагировали на намерение США ввести санкции. Глава немецкого МИД Хайко Маас написал: «Решения в области европейской энергетической политики принимает Европа, а не США. Мы решительно осуждаем внешние вмешательства и ограничительные меры экстерриториального характера». Значит, угрозу он воспринимает всерьез.

— Этот закон наносит по немецким компаниям лишь опосредованный удар. Они пострадают из-за возможных задержек в реализации проекта. Другой реакции от Германии, которая поддерживает строительство «Северного потока — 2», ожидать, впрочем, было сложно.

Следует напомнить, что сейчас действует закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций», который позволяет ввести гораздо более широкие ограничительные меры, чем тот закон, который одобрил Конгресс. Они могли касаться практически любой компании, которая принимает участие в строительстве или модернизации экспортных трубопроводов, так что речь шла не только о газе, но и о нефти. Однако по этой причине санкции так и не ввели: они оказались бы болезненными для слишком большого числа фирм.

— Закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций» был нацелен на противостояние влияниям России в Евразии.

— Он мог бы нанести серьезный удар по немецким компаниям, которые финансируют строительство «Северного потока — 2», и другим европейским фирмам.

— В контексте санкций упоминают еще итальянскую компанию.

— Это «Сайпем», она занималась соединением отдельных участков газопровода. Впрочем, на такую деятельность санкции, которые сейчас могут появиться, не распространяются. В свою очередь, все работы, связанные с «Турецким потоком», «Сайпем» уже завершил. Так что эту кампанию санкции не затронут.

Ключевой вопрос в том, как будут действовать стороны, прекратит ли «Олсиз» строительство. Я думаю, продолжая его, компания рискует. Поправка «о доброй воле» не обязательна к исполнению, тем более в ходе избирательной кампании Трамп может решить разыграть карту «Северного потока — 2». Теоретически закон дает президенту возможность полностью вывести компанию из-под действия санкций, но тогда ему придется объявить, что это соответствует интересам США. С политической точки зрения такой шаг невозможен.

Закон о санкциях важен еще и потому, что в нем идет речь о будущих проектах, связанных с «Северным потоком — 2» и «Турецким потоком»: если Россия решит построить «Турецкий поток — 2», ей придется учитывать, что ограничительные меры будут действовать еще пять лет.

— Разработка документа продолжалась долго, а санкции затронут только одну компанию. Можно ли постепенно дополнять такие точечные удары новыми?

— На следующем этапе, о чем мы тоже писали в нашем августовском докладе, можно было бы распространить санкции на очередные сферы, чтобы россиянам (если им придется этим заниматься) было сложнее закончить строительство самостоятельно. Можно найти решения, которые ограничат доступ не только к судам (одно у России все же есть), но и к технологиям, западным экспертам, людям, специализирующимся на теме прокладки морских трубопроводов.

В этой версии санкционного закона не говорится о страховых компаниях, а возможность включить их упоминание в документ обсуждалась. Еще один вариант — это расширение ограничительных мер на сертификационные компании. Каждый газопровод должен получить соответствующий сертификат в независимой фирме, а их в мире не так много, они ведут деятельность в глобальном масштабе. Возможность распространить на них санкции станет серьезным инструментом.

Так что при желании рычаги, которые можно будет использовать в следующем году, найдутся, нужна только политическая воля. На этот раз американцы решили действовать с хирургической точностью и нанести не слишком сильный удар, который может на какое-то время остановить строительство газопровода. Даже если эти санкции не сработают, как задумывалось, «Северный поток — 2» введут в эксплуатацию не раньше середины следующего года. Это связано, в частности, с тем, что процедуры запуска газопровода такого масштаба занимают много времени. 

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.