Российский президент Владимир Путин прибыл в Стамбул в ночь на среду, прилетев прямо из Дамаска, где встречался с сирийским диктатором Башаром Асадом. В сирийской столице они с улыбками позировали перед камерами на российском командном пункте как два полководца в позах победителей. Затем Путин проехался по Дамаску и заявил: все нормально.

Всего пару часов спустя он уже жал руку турецкому президенту в Стамбуле. И тут можно было видеть довольного Путина, запускающего вместе с Реджепом Тайипом Эрдоганом (Recep Tayyip Erdoğan) новый — по его словам «исторический» — газопровод «Турецкий поток».

Турция очень хотела стать перевалочным пунктом для энергоносителей. Долгое время она надеялась в этом деле на европейских партнеров, но последний поддерживаемый Европой и США газопроводный проект, который должен был транспортировать газ из Азербайджана и Египта через Турцию в ЕС, был закрыт в 2013 году по техническим и финансовым соображениям. Теперь вместо него «Турецкий поток», построенный Газпромом для российского газа. Он сначала пойдет в Турцию, где новый газопровод усугубит уже имеющуюся зависимость от русского газа. Вторая — уже почти готовая — нитка должна будет прокачивать русский газ через Болгарию и Сербию в Европу. Сербский президент Александр Вучич и болгарский премьер Бойко Борисов также были приглашены на церемонию в стамбульский конгресс-центр. Болгария тоже хочет стать перевалочным пунктом для энергоносителей и — так же, как и Сербия, — мирится с зависимостью от России именно поэтому.

Противники в Сирии хотят сотрудничать в Ливии

Если на Балканах Турция и Россия — соперники, борющиеся за влияние, то в сирийской войне они противники. Россия поддерживает Асада, обеспечивая ему своими ВВС политическое долголетие. Турция помогает различным группам повстанцев, ведущим борьбу с диктатором. Но в то же время в рамках так называемого астанинского процесса Москва и Анкара прилагают силы к улаживанию конфликта. Однако этот процесс время от времени застопоривается. Об отношениях с Россией Эрдоган теперь говорит, что Турция не допустит, чтобы «наши разногласия» влияли на общие интересы.

Путин сказал, что сотрудничество между Россией и Турцией хорошо развивается во всех областях. Это стремление к гармонии дошло до того, что Эрдоган и Путин потребовали установления перемирия в Ливии, которое должно вступить в силу в воскресенье. Они чувствуют «свою ответственность за суверенитет, независимость, территориальную целостность и национальное единство Ливии» — так было сказано в заявлении обоих президентов. А ведь до того момента эта североафриканская страна была еще одним турецко-российским конфликтным полем. Россия поддерживает мятежного генерала Халифу Хафтара (Khalifa Haftar), а признанное международным сообществом правительство получает помощь от Турции. Совсем недавно турецкий парламент удовлетворил желание Эрдогана и позволил послать турецких военных в Триполи. Выступая перед руководством правящей «Партии справедливости и развития» (ПСР) перед визитом Путина, Эрдоган сказал, что пока его страна отправила в Ливию всего 35 военнослужащих для «выполнения задач по координации».

Это уже было похоже на деэскалацию. Эрдоган также сказал, что Турция не вступает в войну, а хочет помочь установить там перемирие. Почти вся турецкая оппозиция негативно относится к отправке войск в Ливию. Оппозиция хочет также знать, не использует ли Турция в Ливии сирийских наемников и насколько правдивы слухи о том, что сирийские боевики получают для этой цели турецкое гражданство. Ранее Эрдоган сам намекнул на использование боевиков, сказав: «Для боевых действий мы будем использовать там другие силы». Депутат от ПСР Эмруллах Ишлер (Emrullah İşler) сообщил, что Турция — это место, куда люди бегут, и что некоторые ливийские парламентарии уже бежали в его страну. В конфликте между Ираном и США Эрдоган также делает ставку на дипломатию.

Он сказал, что в данный момент, «когда гремят боевые барабаны», Турция может лишь попробовать уменьшить напряжение. Путин также выразил свою «глубокую озабоченность». В Дамаске Асад показал Путину знаменитую мечеть Омейядов. Вероятно, это было неприятно Эрдогану, ведь в 2012 году он сказал, что недалек тот день, когда «мы помолимся в мечети Омейядов». Тогда Эрдоган еще верил в близкое окончание войны — без Асада.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.