Интервью с профессором Иоахимом Децом (Joachim Diec) — директором Института России и Восточной Европы Ягеллонского университета.

Interia.pl: Российское правительство подало в отставку. Вас это удивило?

Иоахим Дец: Такой сценарий уже принимался во внимание, поскольку были аргументы в его пользу. Первый, возможно, менее существенный, состоит в том, что правительство Медведева не пользовалось особой популярностью. Причина была как в его неэффективности, так и в различных скандалах, связанных с имуществом самого премьер-министра. Второй аргумент представляется более важным. Российское государство в экономическом плане становится все менее успешным, и на этом фоне президент Путин, видимо, решил, что действующее правительство не способно справиться со своими обязанностями. Вряд ли оно ушло само, просто так. За этим, скорее всего, скрывается стремление избавить правительство от негативного имиджа, который за ним закрепился, и начать все с чистого листа.

— В качестве причины Путин назвал назначение Медведева на пост заместителя председателя Совета Безопасности.

— Быть премьером, несомненно, более престижно, чем заместителем главы Совбеза. Официально — это самый важный орган, но пост председателя правительства более престижен, заметен. Что важно, главой Совета Безопасности остается Николай Патрушев (в действительности он занимает пост секретаря, а председателем является президент РФ, — прим.ред.). Подразумевается, что человек номер один — это Путин, а Патрушев, судя по всему, — человек номер два.

— Значит Медведев покидает самый близкий путинский круг? В последние полтора десятка лет Россией управлял этот дуэт, но первым голосом был в нем, конечно, действующий президент.

— Я не думаю, что Медведев покинет этот круг. Решение было чисто прагматическим. Все осознают, что дела в российской экономике идут плохо. Впрочем, речь наверняка идет не только об экономических вопросах. Президент ищет возможность показать, что он принимает ответственные решения.

После его предыдущего обращения многие ожидали серьезных структурных изменений, но их не произошло, так что сейчас главный вопрос в том, какими окажутся следующие шаги, кто станет премьером. Президент предложил не слишком известную фигуру — главу Федеральной налоговой службы Михаила Мишутина. Выбор такого технократа означает, что избран курс на выжидание. Я бы не исключил возможности, что у власти нет стройного плана.

— Путин предлагает изменить конституцию. Что за этим может скрываться?

— Мнения на этот счет разные. Некоторое время назад, например, говорилось, что «черной лошадкой» в этой схеме выступает Вячеслав Володин — председатель Думы.

— Он тоже близок к Путину.

— Разумеется. Это бескомпромиссный и безжалостный человек, занимающий очень высокую позицию, который умеет не только отстаивать собственные интересы, но и распекать членов правительства в Думе. В последнее время часто складывалось впечатление, что он хочет стать политиком, который будет играть еще более важную роль. Представляется, что сейчас самые близкие к Путину персоны — это Николай Патрушев, а также бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. На этом фоне Володин выглядит довольно инициативным.

— Какой реальной властью в современных условиях обладает российский премьер?

— Довольно ограниченной. Правительство — это такой мальчик для битья. В качестве министров в нем работают люди, которые зачастую занимаются второстепенными вопросами, а стратегические решения, разумеется, принимает президент. Более важный орган — это Совет безопасности. Его полномочия сформулированы довольно туманно, а это фактически означает, что именно они имеют первостепенное значение. В его состав входят компетентные и пользующиеся доверием Кремля наиболее приближенные к Путину персоны, ключевые решения принимаются там. Власть в России (и это не явление последних лет) опирается на силовые структуры. Российские политические деятели мыслят категориями геополитики, войны, значения страны и ее доминирования. «Кто кого» — этим вопросом одержимо государственное руководство. Люди из силовых структур не умеют мыслить иначе, именно поэтому Совет безопасности имеет такое значение.

Комментарии читателей

Realista: Стыдоба: сосед наводит у себя дома порядок, а голова по этому поводу болит у нас.

Strateg: Это назначение Медведева преемником Путина! Путин как раз глава Совета безопасности. Мы видим тактический ход в рамках подготовки России к каким-нибудь зрелищным шагам в контексте Ближнего Востока и… Восточной Европы (Белоруссия, страны Балтии, Польша).

Szlachcic: Путин готовит себе пожизненную должность царя, нужно быть слепым и глухим, чтобы этого не замечать.

UWAGA: СМИ преуменьшают или сознательно замалчивают новость о том, что Россия хочет запретить людям на руководящих должностях иметь гражданство других стран. Почему польская пресса об этом молчит? Поднялся ли бы у нас шум, если бы стало известно, какое гражданство у наших руководителей?

Max: А что про доплату для семей с детьми, укрепление службы здравоохранения и так далее? Об этом тоже было объявлено наравне с запретом заграничным институтам оказывать влияние на российское общество.

?: Очередные умствования на тему того, «что хотел сказать автор». За что Польша наказана такими знатоками, которые объясняют политику России, не имея о ней никакого понятия (и еще преподают бедным студентам Ягеллонского университета то, в чем сами не разбираются)? Если бы этот эксперт послушал послание Путина, может, он что-нибудь смог бы узнать (хотя он, наверное, не владеет даже языком, как большинство подобных специалистов, так что предпочел не терять время). Сведения о состоянии российской экономики можно найти, например, в англоязычных публикациях, зачем нести чепуху?

Asd: Путин просто укрепляет государство при помощи новой конституции, вот и все.

Maslanov: Медведев олицетворял проевропейское направление экономического развития России, а его преемником будет технократ. Опасаюсь, что все расшаркивания перед Европой закончатся, программа «Россия в Европе» провалилась.

ABC: Россия ищет новое место в современном мире, но этот мир все больше вырывается вперед.

Ek: Правда такова, что если бы не немецкая «капельница», Россия была бы уже на последнем издыхании. Немцы чувствуют себя виноватыми и, как могут, ей помогают.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.