«Атлантико»: 2010-е годы были чем-то вроде золотого века для самых состоятельных людей. В США такая ситуация объясняется в частности мерами Дональда Трампа, но, если рассматривать Европу, с чем связано обогащение самых богатых на протяжении прошлого десятилетия?

Мишель Рюими: Число долларовых миллиардеров продолжает расти. Хотя США по-прежнему впереди всех, Китай наверстывает отставание.

Такой всплеск обогащения может объясняться пагубным воздействием глобализованной рыночной экономики в ее нынешнем виде. Другими словами, предприятия оказывают давление на сотрудников, чтобы ограничить расходы на заработную плату (они стали корректировочным параметром) и увеличить доходы. Зарплаты многих высокопоставленных руководителей, которые к тому же нередко получают их в акциях, продемонстрировали бурный рост, тогда как доходы простых сотрудников практически не выросли или даже уменьшились в некоторых случаях.

Этот момент представляет собой одну из множества темных сторон экономического роста стран: достижения в экономике играют на руку лишь крошечному меньшинству при том, что большая часть населения становится только беднее. Мы наблюдаем захват механизма создания мировых богатств в экономике. Цена неолиберализма оказалась очень высокой в плане роста неравенства.

Хотя принятие неравенства может быть полезным по ряду причин, сегодня встает вопрос о его масштабе. Сегодня мы возвращаемся к эксцессам начала ХХ века, когда доход большого руководителя достигал 100 средних зарплат (30 в период «Славного тридцатилетия»). В этом вся проблема. После Второй мировой войны все общество продвигалось вперед примерно в одном темпе, а плоды роста распределялись «справедливо»: бедные получали столько же, сколько и богатые. На протяжении нескольких последних десятилетий большая часть плодов роста оказывается в руках крошечного меньшинства.

Сложившаяся ситуация (то, что богатые лишь еще больше обогащаются) не может быть признаком процветающей экономики. Она в первую очередь является симптомом неэффективной экономической системы, которая запирает самых уязвимых граждан в бедности и наносит тем самым удар по общему экономическому процветанию. Сосредоточение богатств не сводится лишь к проблеме обладания имуществом, а представляет собой основополагающий вопрос для наших демократий, поскольку право принятия решений не может по-настоящему быть у граждан, если богатства сконцентрированы в руках горстки людей.

— Может ли измениться положение самых богатых в Европе и США в ближайшие годы? Почему?

— Финансовая и экономическая обстановка меняется. Структурные проблемы системы международной торговли, подрыв легитимности международных институтов и необходимость обновления финансового капитала вызывают сомнения насчет устойчивости сложившейся ситуации.

На протяжении последних десятилетий ВТО рассматривала ряд стран как развивающиеся. Речь шла о таких государствах, как Китай. Статус «развивающейся страны» предоставляет право на особое обращение, которое сегодня ставится под сомнение. Ситуация на самом деле изменилась. Так, рост богатств миллиардеров в Китае вдвое превысил мировой показатель, в частности из-за масштабов населения страны и ее технологических возможностей. За последние десять лет китайские миллиардеры создали сотни крупнейших и процветающих предприятий, подняли уровень жизни и сколотили огромные состояния. Ни о каком статусе развивающейся страны тут больше не идет и речи.

Нынешний кризис международной системы (торговая напряженность между США и Китаем, Брексит…), который существовал еще до прихода к власти Дональда Трампа, может привести к перераздаче карт среди игроков, поскольку международная торговля оказывается в новых, совершенно неопределенных условиях. Все это отражается на Европейском союзе, первой международной торговой державе. Его торговым связям грозит нестабильность в связи со стратегическим соперничеством США и Китая, которое может повлечь за собой еще большее усиление напряженности между двумя странами. Все это может стать ударом по имущественному капитализму.

— Что ждет европейцев с более скромными доходами и имуществом?

— Как следует из одного исследования ОЭСР, чем ближе к тому или другому концу социальной лестницы рождается человек, тем выше шансы на то, что он проведет там всю свою жизнь. У тех, кто находится в самом низу, очень мало шансов подняться. «Липкий пол» не дает поколениям вскарабкаться вверх. Что касается детей самых состоятельных семей, У них гораздо меньше шансов скатиться вниз благодаря «липкому потолку». В результате элита замыкается в себе.

Хотя Франция называет признание личных заслуг одной из основ республиканской системы, ей далеко до пьедестала в плане социального продвижения. Детей рабочих, которым удалось подняться по социальной лестнице, гораздо больше в Германии, Великобритании и северных странах. Худшие показатели наблюдаются только в Словении и Венгрии. Что касается стран с наименьшей долей населения в группе 20% самых бедных, Францию опережают Германия, Норвегия, Швеция, а также Чехия, Польша, Португалия и Эстония. Получается, что выбраться из бедности проще в Восточной Европе, чем во второй самой богатой стране ЕС. То есть, «липкий пол» обрекает на бедность.

Кроме того, не стоит забывать, что в нашу эпоху приходят в упадок целые отрасли экономики. Рост сконцентрирован в самых богатых регионах, а бедные области только беднеют. Такая модель сосредоточения не только обогащения, но и обеднения, заставляет задуматься о том, не является ли обогащение одних плодом обеднения других. Когда рынки просят создавать больше стоимости, не означает ли это усиление давления на подавляющее большинство к выгоде крошечного меньшинства? Меньшинства, которое не желает делиться даже крохами…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.