Интерпретация кровавой истории ХХ века, таким образом, стала еще одним фронтом гибридной войны. Сегодня между Россией и европейскими демократическими странами продолжается многолетняя и постоянно обостряющаяся конфронтация на пространстве от Кавказа до Великобритании. Вооруженные нападения на Грузию и Украину, убийства противников путинского режима дома и за рубежом, стремительно растущее число провокационных полетов российских военных самолетов в Прибалтике, а также прямая и скрытая поддержка популистов и агрессивных политических групп в демократических странах и пропагандистские марши байкерских банд, поддерживаемых государством, по Центральной и Южной Европе — все это шаги российского националистически-капиталистического государства, направленные на возвращение себе доминантной позиции.

Пока Европа реагирует на них вяло, но, пожалуй, она наконец-то начала понимать, что для такой националистической державы, как Россия, Европейский Союз — главная мишень. Путинский режим просто не может стерпеть такой пример успешного многонационального сотрудничества у себя по соседству.

В прошлом году 19 сентября Европейский парламент принял резолюцию под названием «О важности европейской памяти для будущего Европы». Для ответа на нее Владимиру Путину понадобились почти три месяца, и 12 декабря решение Европейского парламента он с огорчением назвал «беспардонной ложью». Всего через несколько дней в прямом эфире во время четырехчасовой «беседы с журналистами» он пообещал опубликовать на эту тему статью, «которая все объяснит». Вот так: никакой дискуссии, и никаких историков, которые изучали бы доступные архивы и все документы. Правду о прошлом, как всегда, огласит лидер, а архивы по-прежнему останутся закрытыми…

Центральному комитету чешских коммунистов, которые вместе со своим московским начальником три месяца дисциплинированно молчали, хватило двух дней после первого заявления Путина, чтобы 14 декабря обнародовать путаное заявление, в котором они осуждают резолюцию Европейского парламента. Материал называется «Переписывание истории открывает двери фашизму». Товарищи так и не поняли, что в первую очередь это касается их самих и ста лет их существования.

Ленин как раз сто лет назад утверждал, чтобы уничтожить народ, нужно уничтожить его нравственность, и больше уже ничего не придется делать. А более прочной части нравственности народа, чем его общая история, нет. Российское государство не только уже более ста лет скрывает правду о прошлом от собственных граждан, но и все более нагло пытается навязать свою ложную интерпретацию исторических событий окружающему миру. На декабрьском заседании расширенного совета Министерства обороны РФ президент Путин пригрозил Европе опубликовать пока засекреченные документы из немецких и польских архивов, украденных НКВД сразу после окончания войны. «Слава Богу, у нас достаточно архивных документов, доставшихся нам как трофеи еще из европейских стран после Второй мировой войны», — похвастался Путин.

На заседании совета Содружества Независимых Государств он (для пробы) прочитал главам постсоветских стран лекцию по европейской истории с конца Первой мировой войны и до 1945 года (то есть до наших дней). Ничего нового Путин тогда не сказал, а только повторил пропагандистские клише советских времен.

Немного не к месту, зато позитивно в своей речи Путин упомянул довоенного чехословацкого армейского генерала Сергея Войцеховского, который в 1938 году выступил против мюнхенской капитуляции. Конечно, Путин не сказал, что уже 12 мая 1945 года этого бравого чехословацкого офицера похитил в Праге СМЕРШ, а через шесть лет он умер в советском лагере… Зачем державе историческая правда? Еще Ленин советовал всегда продвигаться со штыком наготове. Натолкнешься на кашу — проходи мимо, на сталь — остановись. И сегодня Путин так и делает.

В предстоящей конфронтации Чешская Республика будет одной из самых слабых и уязвимых стран Европы. Причина одна, и заключается она в непроработанной истории коллапса чехословацкой демократии (что подобно самоубийству) и вытекающей из него победе коммунистического тоталитаризма. Одним из худших поражений Чехословакии в ХХ веке по праву считают коммунистический путч 1948 года. Но до сих пор многим чехам трудно признать, что к путчу закономерно и неизбежно привело то, что большая часть чешского общества беспрекословно согласилась с лживой интерпретацией предшествующей декады, когда рушилась чехословацкая демократия.

После избрания Эдварда Бенеша президентом всех, кто с демократической платформы позволил себе возражать против полуслепой внешней политики Первой республики и оппонировать полудиктаторскому руководству страны, заставили замолчать. Если после оккупации, желая бороться с фашизмом, они уехали за границу, их вытеснили «за пределы» политики в Соединенные Штаты или по приказу Бенеша отправили в британские концлагеря. Откровенным демократическим противникам Бенеша, которые уже в 1943 году протестовали против его антиконституционного и диктаторского решения подчинить Чехословакию сталинской диктатуре, даже не позволили вернуться на родину, и их имена канули в Лету. Армейского генерала Льва Прхала, единственного генерала, который защищал республику с оружием в руках и приступил в организации сопротивления за рубежом на несколько месяцев раньше Бенеша, разжаловали в солдаты, и до сих пор он не реабилитирован.

Эдвард Бенеш стал ведомым вассалом большевистской диктатуры задолго до окончания войны. Еще до возвращения в Чехословакию он согласился передать все ключевые ведомства коммунистам и добился этого в обход парламента. Так называемая Кошицкая правительственная программа не была программой освобожденной демократии. С самого начала это была откровенная капитуляция перед новой диктатурой. Бенеш продал чехословацкую демократию Сталину всего лишь в обмен на помощь при насильственном выдворении немецкого населения в конце войны. У нас есть масса тому доказательств, которые, однако, даже через 75 лет мы не хотим видеть.

Достаточно было бы прочитать, к примеру, стенограмму заседания национального комитета в Брно от седьмого мая 1945 года. Министр внутренних дел кошицкого «правительства» коммунист Вацлав Носек тогда сказал: «Судя по представленным докладам, национальный комитет работает хорошо, и в первую очередь я рад тому, что вопрос о немцах в Брно, в отличие от других мест, решен последовательно. Немцев надо собрать и отправить на работы, прежде чем будет решен вопрос об их использовании в Советском Союзе, на что правительство уже получило согласие от СССР». Правительство якобы демократического государства договорилось с советской диктатурой еще до конца войны о насильственном вывозе трех миллионов человек для рабского труда в другое государство.

Автократ Бенеш намеренно очернил довоенные конституционные порядки и добился, чтобы еще до конца войны, согласно плану коммунистов, государственное и местное управление слились в «национальные комитеты». Бенеш выслал всех без исключения представителей местного сопротивления и очень быстро расформировал армейское руководство, а также все чехословацкие отряды из Великобритании. Он буквально до ужаса боялся, что Прагу освободят американцы, а не его советские покровители. Ведь только с ними он мог выступить в роли «освободителя» (большая часть чехословацких граждан воспринимала его в этом качестве с огромным и наивным восторгом). Президент и управляемое коммунистами правительство сосредоточились только на координировании «неорганизованного» насильственного изгнания немецкого населения. Против похищения тысяч чехословацких граждан советскими органами они так ни разу и не возразили.

Установилась недемократическая полудиктатура, но называли ее (и до сих пор неизвестно почему называют) «возвращением демократии». Ставка делалась на самые низменные чувства, ведь кто-то должен был занять квартиры, дома и получить имущество выселенных немцев, а также десятков тысяч «пропавших» евреев. Всем этим занимались институты под управлением коммунистов, в первую очередь Земельный фонд и все так называемые национальные комитеты. Вот так уже через семь месяцев после окончания войны Компартия Чехословакии привлекла миллион членов. На полудемократических выборах в 1946 году она получила на 40% больше голосов.

Нельзя опровергать усилия и жертвы среди советских, а также румынских, американских, польских и чехословацких солдат, которые в составе своих армий победили на нашей земле нацистскую Германию и установили мир. Однако освобождалось уже не суверенное демократическое государство. Так же, как и повсюду в Центральной Европе, нацистскую диктатуру сменяла другая — коммунистическая. И чешская ситуация особенна лишь тем, что мы единственные, кто, не обладая прочной национальной идентичностью и тягой к правде, с восторгом приняли эту диктатуру как свою.

Сегодня путинскому режиму любой ценой необходимо скрыть историческую правду о многолетнем сотрудничестве СССР с Германией в рамках секретной программы по вооружению и обучению с 1925 по 1934 годы. В современной России хотят признать уголовным преступлением упоминания о поистине братском сотрудничестве двух «социалистических» государств при насильственном разделе и оккупации Центральной и Восточной Европы в 1939 — 1940 годах. Подлинная история должна быть навсегда забыта и перекрыта легендой о Великой Отечественной войне, борьбе с фашизмом и «освобождении Центральной Европы».

Жители освобожденной от гитлеровцев Праги на митинге дружбы в честь советских воинов-освободителей и победы в войне с фашистской Германией.
Поэтому поднялась такая шумиха вокруг пражского памятника доносчику и худшему из высокопоставленных командиров Красной армии. Только диктатуре мог служить маршал Конев, чьи подразделения несли в десятки раз большие потери, чем остальные фронты. Главной военной заслугой этого человека была не смелость или прозорливость, а десятки доносов на остальных командиров Красной армии, адресованных лично Сталину. Политический лакей, который занял Прагу через день после окончания войны. Но именно поэтому чешские коммунисты до сих пор, как попугаи, повторяют и всегда будут повторять любую ложь Москвы.

Так называемые демократические политические партии еще не понимают, что любая мучительная историческая правда — это драгоценность, которая идет на пользу здоровому демократическому обществу. Правду о прошлом, а вместе с ней и позитивную национальную идентичность, невозможно выстроить на лжи. Любая ложь неизбежно воспроизводит другие одну за одной.

Бессмысленно принимать декларативные законы о заслугах Эдварда Бенеша перед государством. Вместо этого его нужно честно признать слепым и наивным поклонником сталинизма, который во имя собственного успеха готов был принести в жертву тысячи жизней своих сограждан. Также глупо описывать его роль в разрушении чехословацкой демократии после 1938 года, навязывании ЧСР сталинской диктатуры после 1943 года и его личное участие в ликвидации чехословацкой демократической оппозиции, чехословацкой армии и местного сопротивления. На совести Бенеша также останется коммунистический переворот, который случился позднее, и аресты тысяч представителей профсоюзов и солдат нашей собственной коммунистической диктатурой.

Грядущий острый спор о завершении Второй мировой войны станет для чешского общества шансом избавиться от мифов о прошлом. Пожалуй, нам стоило бы взять пример с голландского премьера Марка Рютте, который в выходные на памятном мероприятии извинился от имени правительства за бездействие голландских властей, которые во время войны не противились депортации евреев. Более ста тысяч голландских евреев погибли в нацистских концентрационных лагерях. «Мы сделали слишком мало. Мы мало защищали, мало помогали и недостаточно признавали это», — сказал с горечью Рютте через 75 лет после тех событий.

В Праге, наверное, в самый последний момент все же удастся реализовать идею Памятника тишине на вокзале Прага — Бубны, тем самым предотвратив его закрытие. Он должен стать напоминанием о том, что именно отсюда, когда чешские власти и общество молчали и даже содействовали, уходили целые составы чешских евреев, обреченных на смерть. Мы не защищали их, не помогали им, и мы так и не можем этого признать. Почему спасением еврейских детей в 1939 году в Праге занимались добровольцы из Англии, в том числе знаменитый сэр Николас Уинтон? Почему мы молчим о том, что чешское общество и власти совершили ошибку?

С пункта сбора у Выставочного дворца в день отправки по Выставочной улице к вокзалу Прага — Бубны шли десятки тысяч евреев в сопровождении чешской полиции. Тот, кто выжили, вспоминали, что в тот момент на улице не было ни души. Не сохранилось ни одной фотографии… Царила тишина, которую чуть позже назовут победой трудового народа…

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.