Турция не позволит сирийскому режиму продвинуться дальше в Идлибе, заявил президент Реджеп Тайип Эрдоган по возвращении из поездки на Украину. Эти слова прозвучали на следующий день после беспрецедентно острого противостояния между турецкой армией и силами Башара Асада, в ходе которого погибли более десяти человек.

Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган стали настоящими мастерами в искусстве достижения компромиссов, которые они всячески стараются не соблюдать. Они вот уже четыре года регулярно заключают все новые договоренности по Сирии в соответствии со своими интересами: турецкое вмешательство в курдских городах, вывод джихадистов, формирование зон деэскалации, в том числе в Идлибе.

Именно в этой провинции, где сейчас находятся последние очаги сопротивления режиму Дамаска, ситуация вновь начала обостряться. Наступление сирийской армии при поддержке российской авиации и спецподразделений привело 29 января к взятию города Маарат ан-Нуман, который считался центром суннитского сопротивления с 2011 года.

На выходных Турция направила колонну из 240 грузовиков и бронемашин к населенному пункту Саракиб. Это вызывало реакцию сирийского режима, который тоже намеревается взять город. Его армия окружила позиции турок. Анкара ответила артиллерийскими ударами по сирийским позициям у Идлиба, Хамы и Латакии. Были погибшие, в том числе пять турецких солдат.

Стратегическое сражение

Эти события усилили напряженность между Турцией, которая поддерживает отряды мятежников, и Россией, главным союзником сирийского режима в его войне с повстанцами и джихадистами. Фронт в Идлибе теперь представляет собой последнее стратегическое сражение для режима Асада, который контролирует более 70% территории страны после целого ряда побед. Сирийская армия осаждает несколько турецких наблюдательных постов, которые были установлены вокруг Идлиба в рамках соглашения по деэскалации, подписанного Москвой и Анкарой в 2018 году.

«Развитие событий в Идлибе стало недопустимым. Мы проявили большое терпение, — заявил Эрдоган в понедельник в ходе визита на Украину. — В настоящий момент почти миллион человек бежит по направлению к нашей границе из-за бомб режима и, к сожалению, небрежности России».

Президенту Турции необходимо оправдаться перед собственной общественностью, которая недовольна массовым наплывом сирийских беженцев. В стремлении повлиять на позицию России он также грозит сближением с США по сирийскому вопросу. Владимир Путин в свою очередь создал новое поле для политического столкновения, оказав поддержку маршалу Хафтару в Ливии. Эрдоган в ответ расширил помощь Триполи. «Два этих театра действий представляют собой сообщающиеся сосуды, — говорит замдиректора франко-российского центра "Обсерво" Игорь Деланоэ. — Путин, вероятно, пытался вовлечь турецкого коллегу в ситуацию в Ливии, чтобы добиться от него уступок по Сирии».

Сирия все еще играет первостепенную роль для России и Турции. Она граничит с Турцией, и на ее территории действуют курдские силы. Для Москвы страна является единственным прямым доступом в Средиземное море через порт Тартус. Кроме того, российская армия создала военно-воздушную базу в Хмеймиме.

«Новое противостояние не поставит под сомнение природу политического, экономического и оборонного сотрудничества России и Турции, — считает Игорь Деланоэ. — Разногласия были давно определены, и ни одна из двух стран не хочет возвращения той напряженности, которая возникла после уничтожения российского Су-24 турецким истребителем в ноябре 2015 года и введения Москвой в ответ экономических санкций».

Нарушение договоренностей

Эти ответные меры в сфере торговли и туризма стали тогда ударом по турецкой экономике. В июне 2016 года президент Эрдоган в конечном итоге принес извинения, а российский коллега предупредил его о готовившемся перевороте. Эта поддержка стала неожиданностью для Эрдогана, особенно с учетом того, что Запад не пытался помешать путчу. С тех пор оба лидера провели множество встреч по Сирии и возобновили торговое и военное сотрудничество.

«Главная проблема в том, что ограниченные и временные договоренности по Сирии, которые были достигнуты в Астане и дополнены в Сочи, не соблюдаются ни одним из партнеров, — делает вывод Игорь Деланоэ. — Президент Сирии Башар Асад всегда говорил, что намеревается вернуть Идлиб, где у него есть прикрытие российской авиации. Турция, в свою очередь, не смогла создать там демилитаризованную зону между силами Дамаска и отрядами джихадистов и мятежников. У нее нет рычагов влияния на группы вроде «Хайят Тахрир аш-Шам», которая была связана с «Аль-Каидой» (обе террористические организации запрещены в РФ — прим.ред.).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.