Эрдоган и Путин — одновременно союзники, конкуренты и враги. Убийство восьмерых турецких солдат — новое испытание для этого непростого альянса.

Чуть более полугода назад по социальным сетям стремительно распространилось видео с президентом России Владимиром Путиным и президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Президенты (оба в темных очках) стоят у лотка с мороженым в России, куда Эрдоган приехал, чтобы посмотреть на военную технику. Продавщица в голубой бейсболке дает каждому из них по стаканчику, и Эрдоган выжидающе смотрит на Путина:

«За меня тоже заплатите?» — спрашивает он Путина, который размахивает толстой пачкой рублей.

«Само собой. Вы же мой гость», — отвечает Путин и протягивает деньги через прилавок.

Для населения Идлиба, последней контролируемой повстанцами сирийской провинции, которую с апреля прошлого года активно бомбит с воздуха поддерживаемый Россией режим Асада, это видео было словно удар в спину.

До этого они считали Турцию и особенно президента Эрдогана своим единственным другом и защитником от агрессии режима. А теперь и он их продал — ради альянса с Россией.

Плохими новости были и для западных союзников Турции. Решение Эрдогана купить российские ракетные системы С-400 не только заставило вздрогнуть весь альянс НАТО, куда входит Турция, но и поставило под большой вопрос лояльность этой страны.

Стали поговаривать, что Турция повернулась к Западу спиной. На почве антизападной позиции Путин и Эрдоган нашли общий язык и стали лучшими друзьями.

Враг моего врага

Но в реальности их отношения гораздо сложнее.

Конечно, президенты разделяют антизападные взгляды и, по-видимому, у них хороший личный контакт. Но в области реальной политики их интересы часто противоречат друг другу, и прагматичный альянс двух стран раз за разом подвергается испытаниям.

Одно из самых серьезных потрясений случилось в прошлый понедельник, когда в Идлибе были убиты восемь турецких солдат. В этом районе Турция все еще поддерживает некоторые оппозиционные группировки.

Атаку осуществили войска сирийского диктатора Башара Асада, которого поддерживает Москва.

С тех пор как сирийские власти начали свою воздушную операцию, которая к настоящему моменту унесла жизни более 1,5 тысяч гражданских, а более полумиллиона из 3 миллионов жителей Идлиба заставила бежать к турецкой границе, события обычно развивались по следующей схеме: Асад нападает, турки жалуются, Россия вмешивается, чтобы разрешить конфликт. Потом все начинается заново.

Для Эрдогана, который уже принял до 4 миллионов сирийских беженцев, новый их поток в Турцию стал бы политическим кошмаром.

Но после убийства турецких солдат конфликт вышел на новый уровень.

В ответ Турция уничтожила по меньшей мере 13 сирийских солдат, предупредив Россию, чтобы та не мешала. Также она отменила совместное с Россией патрулирование северо-восточных частей Сирии.

В день атаки Эрдоган был с визитом на Украине, где осудил российскую аннексию Крыма и выразил удовлетворение «блестящими отношениями» Анкары с Киевом.

Это было похоже на провокацию и на открытый конфликт с Путиным. Но пока еще не ясно, насколько это скажется на отношениях, и сможет ли Эрдоган позволить себе зайти дальше.

Самое слабое место

Сирия — уже давно одна из самых проблемных тем для альянса Анкары и Москвы, поскольку страны с самого начала поддерживали противоположные стороны.

Пять лет назад турецкие военные сбили российский истребитель, который приблизился к границе Турции, из-за чего отношения двух стран были заморожены почти на семь месяцев, прежде чем они началось новое сближение.

Но когда Эрдоган в последнее время жалуется на поведение Асада в Идлибе, Москва все чаще отвечает, что «нельзя контролировать все, что делает Дамаск».

Во все более кровопролитной войне в Ливии Турция и Россия тоже оказались по разные стороны, — и многое указывает на то, что у России там также есть превосходство.

Когда месяц назад обсуждался мирный договор, генерал Хафтар, которого поддерживает Россия, к большому раздражению Эрдогана отказался подписать соглашение.

В экономическом отношении Эрдоган тоже не получает платы за лояльность.

По информации Financial Times, Турция, согласившаяся на строительство нового газопровода «Турецкий поток», который позволяет России поставлять газ, минуя Украину, по-видимому, платит Газпрому за это топливо больше, чем Германия.

Но значит ли это, что Эрдоган будет еще чаще конфликтовать с Путиным? Вряд ли.

Реальность такова, что Турция нуждается в России — например, в области газоснабжения и торговли, и всего, что касается усилий не позволить курдским ополченцам в будущем играть значительную роль в Сирии.

«За меня тоже заплатите?» — спросил Эрдоган, когда Путин предложил ему вафельный стаканчик с мороженым прошлым летом.

Возможно, кому-то показалось, что двое лучших друзей просто вышли на прогулку. Но нам эта сцена многое рассказала о том, кто из них пользуется большей властью.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.