С гибелью 36 турецких военных в Идлибе «идлибский спор», который долгое время продолжается между Турцией и Россией, эволюционировал в сторону весьма опасного процесса.

Хотя состоявшийся после нападения на наших военных телефонный разговор лидеров двух стран Реджепа Тайипа Эрдогана и Владимира Путина несколько снизил возросшее напряжение, по-прежнему неясно, к какому финалу мы идем. В Турции и России, в СМИ, особенно контролируемых властью, льются рекой жесткие комментарии, обвинения, сценарии катастрофы. Одна из респектабельных российских газет «Коммерсантъ» на своей первой полосе пишет, что две страны подошли к опасной грани конфликта, и, даже используя игру слов, помещает заголовок: «Идлибо мир, Идлибо война».

Если мы отбросим в сторону текущую политику тех, кто с обеих сторон занимается подстрекательством к войне, и, сделав шаг назад, посмотрим на турецко-российские отношения, то происходящее не покажется нам таким уж неожиданным, и более того, мы поймем, что, по сути, дело не в Идлибе.

В каждой статье, где анализируется недавнее прошлое российско-турецких отношений, необходимо обязательно делать отсылку к 24 ноября 2015 года, а именно — к тому дню, когда Турция сбила российский военный самолет, зашедший в ее воздушное пространство.

«Самолетный кризис» не только нарушил относительный баланс, сохранявшийся между сторонами, и позволил России перехватить инициативу, но и, «разбив вазу», воскресил проблему доверия, которую две страны переживали на протяжении всей истории, а в последний раз — в 1990-е годы.

Руководство Турции в последнее время, кажется, обратило взоры на Москву. Связано ли это с тактическими причинами или с отсутствием альтернативы, неизвестно, однако Россия после 24 ноября 2015 года никогда не теряла бдительности.

Сотрудничество в Сирии двух стран, у каждой из которых свои амбиции и претензии, является временным союзом (!), продиктованным условиями.

С начала 2000-х годов тактика России нисколько не меняется: удерживать Турцию, своего регионального противника, на таком расстоянии, чтобы иметь возможность «контролировать» ее, и достигать максимальную выгоду как в двусторонних отношениях, так и на международной арене. Пока Турция придерживается российского плана игры, проблем не возникает, а когда нет — в Москве хмурят брови.

Чем завершится всплеск напряженности в Идлибе, дойдут ли две стороны до конфликта, пусть даже ограниченного, пока неизвестно. Тем не менее можно предположить, что интересы и здравый смысл возобладают, два региональных конкурента избегут горячего контакта. По крайней мере, надеемся, что будет так.

Но, судя по всему, мы какое-то время будем лишены панегириков в турецких СМИ о «турецко-российском медовом месяце» и «стратегическом партнерстве»!

Россия — нам не друг и не враг, а только страна, с которой мы взаимодействуем, можем взаимодействовать во многих сферах, ставя на первое место свои национальные интересы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.