Традиция в очередной раз не была нарушена. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и президент России Владимир Путин нашли компромисс в момент чрезвычайно опасного обострения кризиса, охватившего в том числе Турцию и Россию, вмиг взяли это напряжение под контроль и снизили его. Отрадно, что оружие смолкает, начинает действовать мирная альтернатива, и все смогут вздохнуть полной грудью.

Итоги вчерашних переговоров в Москве мы можем обобщить следующим образом:

Прежний статус-кво

В Идлибе больше нет прежнего статус-кво, установившегося с подписанием между Турцией и Россией Сочинского меморандума 17 сентября 2018 года, который в значительной степени нарушился территориальными достижениями, которые режим Асада обрел начиная с прошлого мая при активной поддержке со стороны российских военно-воздушных сил. За это время, которое растянулось до второй недели минувшего февраля, режим полностью взял под свой контроль трассу М5, спускающуюся с севера на юг на востоке Идлиба, а также начал продвигаться с юга Идлиба на север в направлении автомагистрали М4, пересекающей провинцию с востока на запад. В результате этих действий практически половина территории Идлиба перешла от оппозиции к режиму. Вчерашним соглашением эта ситуация была в некотором роде зафиксирована. Особенно принимая во внимание ось М5 и ситуацию к востоку от нее, вернуться к первоначальным границам Сочинского меморандума теперь, кажется, непросто.

Новый статус-кво

С заключением соглашения 5 марта в Идлибе возник новый статус-кво, который по сути также фиксирует порядок, фактически созданный Турцией за период с начала февраля в рамках колоссальной переброски сил в Идлиб и, в частности, через создание временных «позиционных районов» к западу от М5 и северу от М4. В итоге после крупных столкновений восток и юг Идлиба остались под контролем режима, а к северу от автотрассы М4 и на значительной части территории к западу от М5 распоряжаются Турция вместе с оппозицией. Такое развитие событий также можно трактовать в некотором смысле как создание Турцией «безопасной зоны» на севере Идлиба, в примыкающем к ее границам районе.

На какой линии будет действовать перемирие?

Чтобы понять, что будет происходить на поле боя, давайте обратим внимание на фразу, упомянутую в первом пункте достигнутого соглашения: «Линия соприкосновения в идлибской зоне деэскалации». Под «линией соприкосновения» нужно понимать все точки горячего контакта, в которых ВС Турции и вооруженная оппозиция сталкивались с армией режима, и прежде всего линию границы, спускающуюся к западу от трассы М5 от крайней точки на севере провинции на 50 километров до Серакиба, а также сам Серакиб. Горячие столкновения в то же время происходили в районе автотрассы М4 по направлению на запад и к югу от М4.

Перемещение некоторых позиций

Важнейшим механизмом, предусмотренным соглашением, является «безопасный коридор», который будет создан на трассе М4, простирающейся от Серакиба на 55 километров на запад, напрямую в сторону Латакии. Этот коридор будет расширен на шесть километров в обе стороны от автомагистрали. Хотя об этом четко сказано не было, мы можем предположить, что тяжелые вооружения, которые остаются в этой зоне общей шириной 12 километров, могут быть отведены за линии ограничений. В феврале ВС Турции создали некоторые временные позиционные районы как к северу от М4, так и совсем недавно к югу от трассы. Неудивительно, если в результате работ по созданию коридора, часть этих пунктов изменят свое местоположение, и будут произведены некоторые перемещения.

Режим не сможет выйти на М4

В ходе совместных патрулирований обеспечение безопасности этой трассы возьмут на себя турецкие и российские военные. В некотором смысле здесь тоже будет работать модель совместных патрулирований, начатых Турцией и Россией вдоль границы на востоке от Евфрата с проведением Турцией операции «Источник мира». Можно предположить, что в рамках этих решений режим Асада тоже сможет использовать этот путь в гражданских целях. Таким образом можно будет соединить Алеппо, находящийся в регионе под контролем режима, с Латакией на берегу Средиземного моря. Но при этом данный механизм позволит затормозить продвижение режима с юга и его выход к автотрассе М4. Не менее важно то, что Турция имеет возможность контролировать М4 вместе с Россией.

Центр Идлиба остался в районе под контролем оппозиции

Создаваемый формат показывает, что центр Идлиба, находящийся немного выше автотрассы М4, в предстоящий период останется в границах региона под контролем оппозиции. Центр находится примерно в шести-семи километрах к северу от автотрассы М4. В этих условиях режиму Асада придется на какое-то время отказаться от своих намерений установить контроль над центром Идлиба.

С точки зрения выполнения соглашения, проблема — опять в ХТШ*

В выступлении Путина основной акцент был сделан на террористических организациях в Идлибе. Кроме того, в четвертом абзаце объявленного дополнительного протокола подчеркивается «решимость бороться со всеми проявлениями терроризма и уничтожить все террористические группировки, которые признал таковыми Совет Безопасности ООН». Признанная ООН в качестве «террористической организации» «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ — запрещена в РФ — прим. ред.) в значительной степени контролирует поле боя в районе расположения оппозиции к северу от М4. Город Идлиб — один из важнейших центров влияния ХТШ. Россия, опираясь на это соглашение, имеет право оказывать давление на ХТШ на территории района, который будут контролировать ВС Турции. Следовательно, «слабым звеном» выполнения нового соглашения опять же будет ХТШ.

Как Турция обуздает ХТШ?

Следует отметить, что этим соглашением было в очередной раз закреплено обязательство Турции бороться с ХТШ. Эрдоган в своем вчерашнем выступлении также отметил, что наряду со сдерживанием агрессии режима дополнительные войска, отправленные Турцией в Идлиб, будут «усмирять и другие группы, не соблюдающие режим прекращения огня». В настоящее время сдерживание ХТШ выступает как один из критических вопросов, создающих неопределенность относительно дальнейшего периода в Идлибе.

Обязательство России не наносить удары по гражданским объектам

Похожим образом Россия тоже взяла на себя важное обязательство. Оно зафиксировано в следующей фразе, упоминающейся в протоколе: «Угроза гражданским лицам и инфраструктуре не может быть оправдана какими-либо предлогами». Давайте вспомним, что значительная часть воздушных бомбардировок, начавшихся после прошлого мая и беспощадно проводившихся без особого внимания к гражданскому населению, была осуществлена непосредственно российскими военными самолетами. Россия таким образом берет на себя обязательство не повторять этих действий.

Путин настаивает на диалоге с Асадом

Еще один момент, который нужно подчеркнуть, состоит в том, что Путин в своем выступлении выразил надежду на то, что достигнутое соглашение «поспособствует диалогу между всеми конфликтующими сторонами». Становится понятно, что Кремль и в новый период продолжит настаивать на диалоге между Турцией и режимом Асада.

*«Хайят Тахрир аш-Шам» — запрещена в РФ — прим. ред.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.