С тех пор, как 20 января 2017 года президент Барак Обама и я покинули свои посты, авторитет и влияние Соединенных Штатов в мире уменьшились почти по всем показателям. Президент Дональд Трамп унизил союзников и партнеров США, поставил под сомнение их значимость и в некоторых случаях отрекся от них. Он ополчился против наших собственных профессиональных разведчиков, дипломатов и военных. Он придал смелости нашим противникам и безрассудно лишил нас возможности оказывать давление в борьбе с угрозой национальной безопасности в разных странах — от Северной Кореи, Ирана, Сирии и Афганистана до Венесуэлы, не достигнув практически никаких результатов. Он развязал нецелесообразные торговые войны против друзей и против врагов США, наносящие ущерб американскому среднему классу. Он отказался от лидерства США в мобилизации коллективных действий, необходимых для преодоления новых угроз — особенно тех, которые характерны для этого столетия. Но что самое серьезное, он отвернулся от демократических ценностей, которые придают силу нашей стране и объединяют нас как народ.

При этом общемировые проблемы, стоящие перед США — от изменения климата и массовой миграции до технологических сбоев и инфекционных заболеваний — становятся все более сложными и актуальными, в то время как стремительное наступление авторитаризма, национализма и антилиберализма отрицательно влияет на нашу способность решать их коллективно. Демократиям, которые парализованы слишком ожесточенной межпартийной борьбой, ограничены в развитии из-за коррупции, угнетены крайним неравенством, становится все труднее выполнять обязательства перед своими гражданами. Доверие к демократическим институтам подорвано. Страны начинают все больше бояться друг друга. И международная система, которую с особой тщательностью построили США, трещит по швам. Эта действительность привлекает Трампа и демагогов во всем мире, и они используют ее ради собственной личной и политической выгоды.

В январе 2021 года следующему президенту США придется решать мировые проблемы в сложившейся ситуации, и собрать разрушенное по частям будет сложной задачей. Ему или ей придется спасать нашу репутацию, восстанавливать доверие к нашему руководству и мобилизовать нашу страну и наших союзников для быстрого решения новых задач. Нельзя будет терять ни минуты.

Если я стану президентом, я приму безотлагательные меры для возрождения американской демократии и восстановления альянсов, защиты экономического будущего США и сделаю все, чтобы Америка вновь заняла лидирующее положение и повела мир за собой. Сейчас не время бояться. Настало время использовать силу и смелость, которые привели нас к победе в двух мировых войнах и позволили обрушить железный занавес.

Благодаря победе демократии и либерализма над фашизмом и самодержавием возник свободный мир. Но эта борьба определяет не только наше прошлое. Она определит и наше будущее.

Возрождение демократии у себя в стране

Прежде всего, мы должны восстановить и укрепить нашу собственную демократию и в то же самое время укрепить коалицию демократических стран, которые поддерживают нас, во всем мире. Способность США быть движущей силой прогресса в мире и мобилизовать коллективные действия начинается в нашей собственной стране. Поэтому я намерен изменить нашу систему образования таким образом, чтобы возможности ребенка в жизни определялись не местом его жительства или расой. Я собираюсь провести реформу системы уголовного правосудия, чтобы устранить несправедливое неравенство и положить конец эпидемии массового лишения свободы, восстановить Закон об избирательных правах, чтобы дать каждому возможность быть услышанным. А также вернуть прозрачность и подотчетность нашему правительству.

Но демократия является не только фундаментом американского общества. Она также является источником нашей силы. Она укрепляет и расширяет нашу лидирующую роль, обеспечивая нам безопасность в мире. Это движущая сила нашей изобретательности, которая определяет наше экономическое процветание. Это основа того, кто мы и как мы видим мир — и того, как мир воспринимает нас. Она позволяет нам со временем исправляться и дальше стремиться к достижению наших идеалов.

Как страна, мы должны доказать всему миру, что США готовы снова стать лидером — не только на примере нашей мощи, но силой своего примера. С этой целью я — в случае избрания меня президентом — буду принимать решительные меры, чтобы восстановить наши основные ценности. Я немедленно отменю жестокую и бессмысленную политику администрации Трампа, согласно которой на нашей границе родителей разлучают с их детьми. Покончу с проводимой Трампом пагубной политикой в вопросах предоставления убежища. Отменю запрет на въезд. Прикажу пересмотреть статус временной защиты для уязвимых групп населения. Установлю квоту ежегодного приема беженцев в количестве 125 тысяч человек и буду стремиться увеличить ее со временем — соразмерно с нашими обязательствами и нашим ценностями. Я намерен вновь подтвердить запрет на пытки и восстановить большую прозрачность при проведении военных операций США, включая политику, введенную при администрации Обамы — Байдена для сокращения числа жертв среди гражданского населения. Я намерен добиться того, чтобы на общегосударственном уровне основное внимание было направлено на улучшение положения женщин и девушек во всем мире. И я приложу все усилия для того, чтобы Белый дом вновь стал выдающимся защитником (а не главным противником) основ и институтов наших демократических ценностей — от соблюдения свободы печати, защиты и обеспечения священного права голоса, до защиты независимости судебной системы. Эти перемены — лишь начало, первоначальный взнос в наше обязательство жить в своей стране в соответствии с демократическими ценностями.

Я буду обеспечивать соблюдение законов США, не выбирая в качестве мишени конкретные группы населения, не нарушая установленного порядка отправления правосудия и не разлучая членов семей, как это делал Трамп. Я буду обеспечивать безопасность наших границ, защищая при этом достоинство мигрантов и отстаивая их законное право на убежище. Я опубликовал планы, в которых подробно изложил эту политику и объяснил, каким образом США будут вплотную заниматься основными причинами, по которым иммигранты вынуждены направляться к нашей юго-западной границе. Как вице-президент, я заручился поддержкой двух партий для реализации программы помощи в размере 750 миллионов долларов, чтобы поддержать обязательства лидеров Сальвадора, Гватемалы и Гондураса заняться проблемами коррупции, насилия и эндемической бедности, вынуждающими людей покидать свои дома. В таких странах, как Сальвадор, вырос уровень безопасности, и миграционные потоки стали сокращаться. В случае избрания президентом я буду развивать эту инициативу, разработав рассчитанную на четыре года комплексную региональную стратегию стоимостью четыре миллиарда долларов, согласно которой страны должны выделять собственные ресурсы и проводить значительные, конкретные и поддающиеся проверке реформы.

Я также приму меры для решительной борьбы с такими явлениями, как злоупотребление служебным положением и заключение сделок, в которых имеется заинтересованность, конфликты интересов, «грязные» деньги и разгул коррупции, которые служат узким, частным целям или повесткам дня зарубежных государств и подрывают нашу демократию. Началом этого станет борьба за принятие конституционной поправки, полностью исключающей участие частных лиц в финансировании федеральных выборов. Кроме того, я намерен внести законопроект об ужесточении запрета для иностранных граждан или правительств, пытающихся влиять на американские федеральные выборы, выборы в штатах и в муниципальные органы. А также поручить новому независимому органу — Комиссии по этике в федеральных органах — обеспечить активный и комплексный контроль соблюдения этого и других антикоррупционных законов. Отсутствие прозрачности в нашей системе финансирования избирательных кампаний в сочетании с широко распространенным отмыванием денег из-за рубежа являются причиной значительной уязвимости. Мы должны закрыть лазейки, которые разрушают нашу демократию.

Предприняв эти важные меры для того, чтобы укрепить демократические основы США и побудить к действиям другие страны, я предложу своим коллегам — лидерам демократических стран всего мира — вновь включить в глобальную повестку дня вопрос об укреплении демократии. Сегодня демократия подвергается более серьезному давлению, чем за период с 1930-х годов. По данным «Фридом хаус» (Freedom House), из 41 страны, которые в период с 1985 по 2005 годы постоянно попадали в число «свободных», в 22 странах за последние пять лет отмечается чистое снижение уровня свободы.

Граждане многих стран — от Гонконга до Судана и от Чили до Ливана — вновь напоминают нам о всеобщем стремлении к честному государственному управлению и о всеобщем неприятии коррупции. Распространяющаяся по всему миру коррупция способствует угнетению, унижает человеческое достоинство и служит для авторитарных лидеров мощным инструментом, позволяющим им разобщать и ослаблять демократические страны всего мира. Но когда мировые демократии рассчитывают на Соединенные Штаты в надежде, что они встанут на защиту ценностей, которые объединяют страну, и действительно возглавят свободный мир, Трамп, судя по всему, находится в другом лагере, прислушиваясь к автократам, демонстрируя презрение к демократам. Возглавляя самую коррумпированную администрацию в современной американской истории, он дает «зеленый свет» клептократам всего мира.

В первый год моего пребывания на посту президента Соединенные Штаты организуют и примут у себя всемирный саммит, посвященный защите демократии, призванный возродить дух и общие цели стран свободного мира. Они объединят мировые демократии для укрепления наших демократических институтов, честного противостояния со странами, отступающими от демократических принципов, и выработки общей повестки дня. Опираясь на успешную модель, принятую при администрации Обамы — Байдена на саммите по ядерной безопасности, США будут уделять приоритетное внимание результатам, мобилизуя новые страны на принятие серьезных обязательств в трех областях: в борьбе с коррупцией, защите от авторитаризма и защите прав человека в своих собственных странах и за рубежом. В качестве обязательства, взятого на себя Соединенными Штатами на саммите, я издам президентскую стратегическую директиву, согласно которой борьба с коррупцией будет основным интересом национальной безопасности и демократической ответственности. Кроме того, я возглавлю работу на международном уровне, целью которой будет обеспечивать прозрачность мировой финансовой системы, выявлять незаконные налоговые «гавани», арестовывать похищенные активы и создавать условия, в которых лидерам, обворовывающим свой народ, будет сложнее прятаться за анонимными подставными компаниями.

В саммите по защите демократии также примут участие гражданские общественные организации со всего мира, которые стоят на переднем крае защиты демократии. Кроме того, участники саммита обратятся с призывом к действию к представителям частного бизнеса, в том числе к технологическим компаниям и операторам крупных социальных сетей, которые должны признать свою ответственность и огромную заинтересованность в деле поддержки демократических обществ и защиты свободы слова. При этом свобода слова не может означать, что технологические компании и операторы социальных сетей имеют право способствовать распространению злонамеренной лжи. Эти компании должны делать все, чтобы их инструменты и платформы не расширяли возможности полицейского государства, не нарушали неприкосновенность частной жизни, не способствовали репрессиям в Китае и других странах, не сеяли ненависть и не распространяли дезинформацию, не провоцировали людей на совершение насилия и не оставались уязвимыми для других злоупотреблений.

Внешняя политика для среднего класса

Во-вторых, для достижения успеха в глобальной экономике моя администрация подготовит для американцев внешнюю политику для среднего класса. Чтобы победить в конкурентной борьбе за будущее с Китаем или какой-либо другой страной, США должны усилить свое инновационное преимущество и объединить экономическую мощь демократий всего мира для борьбы со злоупотреблениями в экономике и сокращения неравенства.

Экономическая безопасность — это национальная безопасность. Наша торговая политика должна начинаться в нашей собственной стране с укрепления нашего главного актива — нашего среднего класса — и создания условий, в которых каждый мог бы участвовать в успехе страны, независимо от расы, пола, места жительства, религиозных убеждений, сексуальной ориентации или состояния здоровья и трудоспособности. Для этого потребуются огромные инвестиции в нашу инфраструктуру — широкополосный доступ в интернет, автомагистрали, железные дороги, энергетические сети, умные города — и в образование. Мы должны дать каждому учащемуся квалификацию, привить профессиональные навыки, необходимые для получения хорошей работы на уровне XXI века. Мы должны приложить все усилия, чтобы каждый американец имел доступ к качественному, доступному медицинскому обслуживанию, поднять минимальную заработную плату до 15 долларов в час. А также возглавить революцию «чистой» экономики, чтобы создать в Соединенных Штатах 10 миллионов хороших новых рабочих мест — в том числе охваченных профсоюзами.

Я намерен сделать инвестиции в научные исследования и разработки краеугольным камнем своего президентства, чтобы Соединенные Штаты лидировали в области инноваций. Мы не должны отставать от Китая или кого-либо еще в таких областях, как экологически чистые виды энергии, квантовая вычислительная техника, искусственный интеллект, 5G-сети, высокоскоростные железные дороги или борьба с раком в его известном нам виде. В нашей стране находятся самые большие в мире исследовательские университеты. У нас традиционно действует незыблемое верховенство закона. И самое главное, у нас есть необыкновенные рабочие и новаторы, которые никогда не подводили нашу страну.

Внешняя политика для среднего класса также будет гарантировать, что правила международной экономики будут честными и не будут направлены против Соединенных Штатов — поскольку, когда американские компании участвуют в честной конкурентной борьбе, они побеждают. Я верю в честную торговлю. Более 95% населения мира живет за пределами наших границ — и мы хотим выйти на эти рынки. Мы должны быть в состоянии создавать в США самое лучшее и продавать самое лучшее по всему миру. Это означает необходимость снятия торговых барьеров, которые ставят американцев в невыгодное положение, и противодействие опасному сползанию к протекционизму во всем мире. Именно это произошло столетие назад, после Первой мировой войны — и это углубило Великую депрессию и способствовало началу Второй мировой войны.

Нет ничего хуже, чем прятать голову в песок и отказываться от дальнейших торговых сделок. Страны будут торговать в любом случае — с Соединенными Штатами или без них. Вопрос в том, кто будет устанавливать правила, регулирующие торговлю? Кто даст гарантию, что они будут обеспечивать защиту работников, окружающей среды, прозрачности и заработной платы среднего класса? Возглавлять эту деятельность должны США, а не Китай.

На посту президента я не буду заключать никаких новых торговых соглашений, пока мы не сделаем ставку на американцев и не обеспечим их успех в мировой экономике. И я не буду вести переговоры о заключении новых соглашений, если в них не будут в значительной степени участвовать лидеры профсоюзов и лидеров в области охраны окружающей среды, и если в эти соглашения не будут включены жесткие положения, предусматривающие выполнение нашими партнерами условий соглашений, которые они подписывают.

Особую проблему представляет собой Китай. Я много часов беседовал с его лидерами и понимаю, с какими трудностями мы столкнулись. Китай играет с дальним прицелом, расширяя свое международное присутствие и влияние, продвигая свою собственную политическую модель и вкладывая средства в технологии будущего. Но Трамп назвал угрозой национальной безопасности импорт из стран, являющихся ближайшими союзниками США (от Канады до стран Евросоюза), и ввел разрушительные и непродуманные пошлины. Отрезав нас от экономической мощи и влияния наших партнеров, Трамп подорвал способность нашей страны противостоять реальной экономической угрозе.

Соединенным Штатам действительно нужно ужесточить свою позицию в отношении Китая. Если Китай добьется своего, он будет и дальше воровать у США и американских компаний их технологии и интеллектуальную собственность. Кроме того, он будет и дальше использовать субсидии, чтобы обеспечить своим государственным предприятиям незаслуженное преимущество — и приблизить то время, когда он будет доминировать в области технологий и отраслей будущего.

Наиболее эффективным способом решения этой проблемы является создание единого фронта союзников и партнеров США для противостояния злоупотреблениям Китая и нарушению им прав человека, даже если мы стремимся сотрудничать с Пекином по вопросам, в которых наши интересы совпадают, — таким как изменение климата, нераспространение ядерного оружия и глобальная медицинская безопасность. На долю одних только США приходится около четверти мирового ВВП. Когда мы объединяемся с другими демократиями, наша мощь увеличивается более чем в два раза. Китай не может не считаться с силой, составляющей более половины мировой экономики. Благодаря этому у нас есть значительные рычаги влияния, позволяющие устанавливать правила игры во всех сферах — от окружающей среды до трудовых отношений, торговли, технологий и прозрачности, чтобы они и дальше отражали демократические интересы и ценности.

Вернуть лидерство

Во внешнеполитической повестке дня Байдена Соединенные Штаты вернут себе лидерство, чтобы иметь возможность взаимодействовать со своими союзниками и партнерами с целью мобилизации совместных действий против глобальных угроз. Мир неспособен к самоорганизации. На протяжении 70 лет США при президентах-демократах и республиканцах играли ведущую роль в установлении правил, заключении соглашений и оживлении институтов, которые направляют отношения между странами и способствуют повышению коллективной безопасности и процветанию. Так было, пока не пришел Трамп. Если мы продолжим его политику отказа от этой роли, то произойдет одно из двух: либо место США займет кто-то другой, но не с тем, чтобы продвигать наши интересы и ценности, либо их место никто не займет, и наступит хаос. Так или иначе, Америке это не на пользу.

Американское лидерство небезупречно. Мы совершали ошибки и допускали промахи. Мы слишком часто полагались исключительно на мощь наших вооруженных сил вместо того, чтобы использовать весь наш арсенал сил. Катастрофические итоги внешней политики Трампа каждый день напоминают нам об опасности одностороннего и непоследовательного подхода, который ослабляет и принижает роль дипломатии.

Я всегда буду решительно защитить американский народ, в том числе, применяя силу в случае необходимости. Из всех функций, которые должен выполнять президент США, самой важной является роль главнокомандующего. У Соединенных Штатов самая сильная армия в мире, и я, в случае избрания меня президентом, сделаю все, чтобы она и впредь оставалась такой, вкладывая средства, необходимые для оснащения и вооружения наших войск, чтобы они могли противостоять вызовам этого столетия, а не прошлого. Но применение силы должно быть не первым средством, а последним. Ее следует использовать только для защиты жизненно важных интересов США, когда цель ясна и достижима, и с сознательного согласии американского народа.

Давно пора положить конец вечным войнам, которые обходятся Соединенным Штатам очень дорого — ценой огромных человеческих жертв и материальных потерь. Как я уже давно говорю, мы должны вернуть домой подавляющее большинство наших военнослужащих, воюющих в Афганистане и на Ближнем Востоке, и обозначить нашу ограниченную задачу — разгром «Аль-Каиды» и «Исламского государства», или ИГИЛ (террористические организации, запрещенные в РФ — прим. редакции ИноСМИ). Мы также должны прекратить поддерживать войну в Йемене, которую ведут силы, возглавляемые Саудовской Аравией. Мы должны и дальше уделять основное внимание борьбе с терроризмом — как в мире, так и у себя в стране. Однако поддержка неразрешимых конфликтов сокращает нашу способность быть лидером роль в решении других проблем, требующих нашего внимания, и это мешает нам восстанавливать другие инструменты американского влияния.

Мы можем быть сильными и одновременно разумными. Существует большая разница между широкомасштабным и не ограниченным по срокам размещением десятков тысяч американских боевых подразделений (чему следует положить конец) и задействованием нескольких сотен солдат спецназа и разведывательных средств для поддержки местных партнеров в борьбе против общего врага. Выполнение этих менее масштабных задач целесообразно в военном, экономическом и политическом отношении, и они способствуют продвижению национальных интересов.

Однако инструментом американского влияния, который следует использовать в первую очередь, должна стать дипломатия. Я горжусь достижениями американской дипломатии за годы правления администрации Обамы — Байдена, среди которых — активизация деятельности международных организаций с целью введения в действие Парижского соглашения по климату, руководство мероприятиями, проводимых на международном уровне с целью остановки распространения лихорадки Эбола в Западной Африке. А также заключение принципиально важного многостороннего соглашения по прекращению работ в рамках иранской ядерной программы. Дипломатия — это не просто серия рукопожатий и позирование перед теле- и фотокамерами. Это налаживание и укрепление отношений, выявление областей, представляющих взаимный интерес, и при этом — улаживание вопросов, являющихся предметом конфликтов. Дипломатическая деятельность требует дисциплины, согласованной выработки политики, а также наличия команды опытных и компетентных специалистов. В случае избрания меня президентом я намерен повысить роль и уровень дипломатии как главного инструмента внешней политики США. Я планирую восстановить авторитет и значимость дипломатического корпуса, которые нынешняя администрация обесценила, и сделать так, чтобы дипломатической работой в США вновь стали заниматься настоящие профессионалы.

Дипломатия также требует доверия и авторитета, а наш авторитет Трамп разрушил. В проведении внешней политики — и особенно во времена кризиса — слово, данное страной, является ее самым ценным активом. Выходя раз за разом из договоров, отказываясь от политических принципов и стратегий, уходя от выполнения обязательств, принятых США, и делая лживые заявления по важным вопросам и «по мелочам», Трамп обесценил слово и авторитет США в мире.

Кроме того, его стараниями США отвернулись от тех самых демократических союзников, которые им больше всего нужны. Он словно тараном прошелся по альянсу НАТО, считая его инструментом покровительства и защиты в руках Америки. Наши союзники должны вносить свою справедливую лепту, и именно поэтому я горжусь обязательствами, которые согласовала администрация Обамы — Байдена с таким расчетом, чтобы члены НАТО увеличили свои расходы на оборону (что Трамп теперь приписывает в заслугу себе). Но альянс — это больше, чем доллары и центы. Обязательства и твердая позиция США священны и не являются предметом сделок. НАТО находится в самом центре национальной безопасности США и является оплотом либерально-демократического идеала — альянса ценностей, что делает его гораздо более прочным, надежным и мощным, чем партнерские отношения, построенные с помощью принуждения или денег.

В случае избрания меня президентом я не просто восстановлю наши исторические партнерства, — я возглавлю усилия по их переосмыслению с учетом того мира в котором мы оказались сегодня. Кремль опасается сильного НАТО, самого эффективного военно-политического альянса в современной истории. Чтобы противостоять российской агрессии, мы должны поддерживать военный потенциал Североатлантического союза на должном уровне, одновременно расширяя его возможности для противодействия нетрадиционным угрозам, таким как используемая в качестве оружия коррупция, дезинформация и киберугроза. Мы должны заставить Россию платить по счетам за нарушение ею международных норм и оказать поддержку российскому гражданскому обществу, которое раз за разом мужественно выступает против клептократической авторитарной системы президента Владимира Путина.

Сотрудничество с другими странами, разделяющими наши ценности и цели, не означает, что США действуют неразумно. Благодаря такому сотрудничеству мы становимся более защищенными и успешными. Мы увеличиваем нашу собственную мощь, расширяем свое присутствие по всему миру и усиливаем свое влияние, разделяя глобальную ответственность с добровольными партнерами. Мы должны укрепить наш совместный потенциал, общий с дружественными демократическими странами за пределами Северной Америки и Европы, вновь сделав ставку на заключение союзнических соглашений с Австралией, Японией и Южной Кореей и углубление партнерских отношений с другими странами от Индии до Индонезии. Это необходимо для продвижения общих ценностей в регионе, который будет определять будущее США. Мы должны сохранить нашу твердую приверженность принципам безопасности Израиля. Мы также должны активизировать работу по интегрированию наших друзей из Латинской Америки и Африки в более широкую систему демократических стран и использовать возможности для сотрудничества в этих регионах.

Чтобы вернуть доверие мира, мы должны доказать, что Соединенные Штаты говорят то, что думают, и отвечают за свои слова. Это особенно важно в отношении вызовов, которые будут определять характер нашего времени: изменение климата, возобновление угрозы ядерной войны и разрушительные технологии.

Соединенные Штаты должны возглавить мир в борьбе со стоящей перед нами экзистенциальной угрозой — изменением климата. Если мы не сделаем все как надо, все остальное уже не будет иметь значения. Я намерен осуществлять крупные, срочные инвестиции у себя в стране, что позволит Соединенным Штатам создать к 2050 году экономику с использованием экологически чистых видов энергии с полным отсутствием выбросов. Не менее важно и то, что, поскольку на долю США приходится 15% мирового объема выбросов в атмосферу, я собираюсь использовать наш экономический и моральный авторитет, чтобы подтолкнуть мир к решительным действиям. В первый же день пребывания Байдена на президентском посту я присоединюсь к Парижскому соглашению по климату, а затем проведу саммит стран, которые выбрасывают в атмосферу самое большое в мире количество углерода, объединив страны, чтобы разжечь их амбиции, а также обеспечить и ускорить дальнейший прогресс. Мы возьмем на себя имеющие юридическую силу обязательства по сокращению выбросов в международном морском судоходстве и авиации, и будем вводить жесткие меры, решительные меры, гарантирующие, что другие страны не смогут ослабить экономику США в условиях, когда мы выполняем наши собственные обязательства. В частности речь идет о том, чтобы потребовать от Китая — страны, на долю которой приходится самое большое количество выбросов углерода,- прекратить субсидировать экспорт угля. И не привлекать другие страны к деятельности, предполагающей загрязнение атмосферы, за счет финансирования многомиллиардных энергетических проектов по добыче углеводородов в рамках реализации своей инициативы «Один пояс, один путь».

В том, что касается нераспространения ядерного оружия и ядерной безопасности, США не могут быть авторитетным игроком, пока отказываются от выполнения условий заключенных ими соглашений. Из-за политики Трампа в отношении таких стран, как Иран, Северная Корея, Россия и Саудовская Аравия, возросла вероятность распространения ядерного оружия, новой гонки ядерных вооружений и даже применения ядерного оружия. На посту президента я возобновлю наши обязательства по контролю над вооружениями на новом историческом этапе. Историческое ядерное соглашение с Тегераном, которое заключила администрация Обамы и Байдена, предполагало прекращение Ираном работ в рамках своей программы по созданию ядерного оружия. Однако Трамп совершил опрометчивый шаг, выйдя из этого соглашения, в результате чего Иран возобновил реализацию своей ядерной программы и стал предпринимать более провокационные действия, что повышает опасность начала новой катастрофической войны в регионе. Я не питаю иллюзий относительно иранского режима, который осуществляет действия, дестабилизирующие обстановку на Ближнем Востоке, жестоко расправляется с протестующими в стране и незаконно задерживает американцев. Но есть разумный способ противостоять угрозе, которую Иран представляет для наших интересов, и способ неконструктивный, сопряженный с большими рисками. Трамп выбрал второй из них. Недавнее убийство Касема Сулеймани (Qasem Soleimani), командующего иранскими подразделением «Кудс», позволило устранить опасного деятеля, но также повысило вероятность эскалации насилия в регионе, и по этой причине Тегеран отказался соблюдать ядерные ограничения, установленные в рамках ядерного соглашения. Тегеран должен вернуться к строгому соблюдению условий соглашения. Если это произойдет, я присоединюсь к соглашению и использую нашу вновь подтвержденную приверженность дипломатии для совместной работы с нашими союзниками над его укреплением и расширением. При этом мы будем более эффективно давать отпор другим действиям Ирана по дестабилизации обстановки.

В отношении Северной Кореи я предоставлю нашим переговорщикам возможность начать совместно с нашими союзниками и другими странами, включая Китай, последовательную, скоординированную кампанию, направленную на достижение нашей общей цели — денуклеаризации Северной Кореи. Я также буду добиваться продления действия договора СНВ-3 между США и Россией, являющегося одним из ключевых элементов стратегической стабильности, и использовать его в качестве основы для создания новых механизмов контроля над вооружениями. И я приму другие меры, чтобы продемонстрировать нашу приверженность идее сокращения роли ядерного оружия. Как я уже говорил в 2017 году, я считаю, что единственным назначением ядерного арсенала США должно быть сдерживание ядерного нападения, а при необходимости — нанесение ответного удара. На посту президента я буду работать над претворением этого принципа в жизнь на основе консультаций с руководством американских вооруженных сил и союзниками США.

Что касается технологий будущего, таких как 5G и искусственный интеллект, другие страны выделяют национальные ресурсы для того, чтобы контролировать процесс их разработки и решать, каким образом их использовать. США должны активизировать работу с тем, чтобы эти технологии использовались не для ограничения свободы и возможностей внутри страны и за рубежом, а для распространения демократии и во имя всеобщего процветания. Например, администрация Байдена объединится с демократическими странами-союзниками США для создания под руководством частного бизнеса безопасных сетей 5G, благодаря чему не будет оставлен без внимания ни один населенный пункт — сельский или не очень обеспеченный. Поскольку новые технологии изменяют нашу экономику и общество, мы должны сделать так, чтобы эти двигатели прогресса использовались в рамках закона и этики, как мы делали в прежние поворотные моменты в истории развития технологий. Кроме того, не должны допустить «гонки уступок», в которой правила цифрового века устанавливают Китай и Россия. Соединенным Штатам пора возглавить процесс формирования технологического будущего, который позволит процветать демократическим странам и обеспечит экономический подъем в целом.

Это — амбициозные цели, и достичь их можно лишь при условии, если задавать тон будут США — в сопровождении других демократических стран. На нашем пути — внутри страны и за ее пределами — стоят противники, которые рассчитывают на то, чтобы использовать в своих интересах разногласия в нашем обществе, ослабить нашу демократию, разрушить наши союзы и добиться возрождения международной системы, в которой прав тот, кто силен. В ответ на эту угрозу надо быть более (а не менее) открытыми, искренними, расширять дружественные связи, сотрудничество, увеличивать число союзов, расширять демократию.

Готовы быть лидером

Путин хочет убедить себя и всех остальных (кого может убедить обманным путем), что либеральная идея «изжила себя». Но он делает это потому, что боится ее силы. Никакая армия на земле не может сравниться с тем, как возбуждающая идея свободы легко распространяется между людьми, преодолевает границы, выходит за рамки языка и культуры и завоевывает сообщества обычных граждан, превращая их в активистов и организаторов, вестников и проводников перемен.

Мы должны еще раз задействовать эту силу и сплотить свободный мир, чтобы справиться с проблемами, стоящими сегодня перед миром. Играть ведущую роль в этом выпало Соединенным Штатам. Другие страны сделать это неспособны. Для других стран либеральная идея не является основополагающей. Мы должны отстаивать свободу и демократию, вернуть доверие к себе и с неиссякаемым оптимизмом и решимостью смотреть в будущее.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.