Статьей известного британского экономического обозревателя Мартина Вулфа британское издание The Financial Times открывает серию публикаций, авторами которых являются известные эксперты и политические деятели. Они рассуждают на важнейшую сегодня тему дня: что нужно делать, чтобы смягчить последствия этого разрушительного спада.

Мартин Вулф замечает, что пандемия отнюдь не была неожиданностью, однако реальная действительность, как всегда, оказалась отличной от того, чего ожидали. Он уверен, что вирус представляет собой не только угрозу здоровью, но, возможно, он несет и экономическую угрозу, которая намного больше, чем от финансового кризиса 2008-2009 годов. Чтобы справиться с этой угрозой, считает автор, потребуется сильное и разумное руководство. Центральные Банки якобы сделали первые важные шаги, а теперь вся ответственность лежит на правительствах. Ни одно событие не способно было бы продемонстрировать, почему для общества так важно, чтобы высокоэффективное административное государство возглавлялось бы людьми, которые способны отличить экспертов от шарлатанов.

Центральный вопрос заключается в том, насколько глубокой и длительной будет чрезвычайная ситуация в области здравоохранения. Единственная надежда — полное изолирование стран, как в случае с Испанией, или отдельных частей страны, как это было сделано в Китае, поможет уничтожить вирус. Тем не менее, даже если подтвердится, что это сработало на определенной территории, это вовсе не значит, что подобная мера будет эффективна везде. И может случиться так, что до 80% населения мира будут инфицированы. При предполагаемом уровне смертности в 1% это может означать еще миллионы смертей, что эквивалентно цифрам Второй мировой войны. Нынешнее бедствие, скорее всего, растянется во времени: испанский грипп 1918 года охватывал мир в три этапа на протяжении чуть более года. Тем не менее вероятнее всего, что нынешний вирус остановится где-то посередине — уровень смертности будет ниже, но болезнь не исчезнет совсем.

Если это действительно так, мир не сможет вернуться к докризисному положению как минимум до 2021 года. Возможно, молодые люди придут в себя немного раньше, но старшее поколение этого сделать не сможет. Более того, даже если несколько стран действительно устранят заболевание, они будут сохранять режим карантина в отношении других. В целом, воздействие коронавируса, вероятно, будет серьезным и продолжительным. По крайней мере, политики должны быть готовыми к такому развитию событий, уверен Мартин Вулф.

Пандемия уже оказала чудовищное давление на спрос и предложение. Изоляция не только приостановила поставки товаров первой необходимости, но и серьезно ограничила покупки вообще особенно в области развлечений и путешествий. А результатом станет резкое падение активности в первой половине этого года.

Вулф пишет: больше всего пугает угроза депрессии. Очевидно, что у многих домашних хозяйств и компания скоро закончатся деньги. Даже в богатых странах большая часть населения практически не имеет наличных сбережений. Частный сектор — прежде всего нефинансовый корпоративный сектор — также погряз в долгах.

Таким образом, потребительский спрос еще больше ослабнет. Бизнесы будут банкротиться. Люди будут отказываться вести торговые отношения с бизнес единицами, которые могут обанкротиться, если только они не предложат предоплату. Вновь возникнут сомнения относительно здоровья финансовой системы. Существует риск падения спроса и экономической активности, выходящий далеко за рамки прямого воздействия чрезвычайной ситуации в области здравоохранения.

Автор уверен, что особенно трудно будет сдерживать распространение заболевания в странах с ограниченным социальным страхованием и слабым социальным контролем. В первую очередь это повлияет на США: многие больные люди откажутся идти в больницу, а также будут вынуждены работать.

Как кредиторы последней инстанции, Центральные Банки должны обеспечивать ликвидность, поддерживая низкую стоимость займов и предоставляя финансирование для кредитования как прямо, так и косвенно. Но Центральные Банки не могут обеспечить платежеспособность. Они не могут подкрепить доходы домохозяйств или застраховать компании от такого резкого падения спроса, однако это может и должно сделать государство, которое является основным заемщиком и покупателем. 

Долгосрочный государственный долг настолько дешев, что им не нужно бояться этого: Германия, Япония, Франция и Великобритания теперь могут брать кредиты на 30 лет по номинальной ставке менее 1%, Канада — 1,3% и США — 1,4%.

В таком случае, как считает Вулф, это может стать ограниченным во времени кризисом с экономическими последствиями и последствиями для здоровья, которыми должны управлять правительства. На локальном уровне, минимальное, что должны сделать власти на период кризиса, — это обеспечить щедро оплаченный больничный и страховые выплаты по безработице, в том числе и фрилансерам. Если это окажется слишком сложно, власти могут просто отправить каждому чек.

Но даже этого будет недостаточно, чтобы избежать массового банкротства и депрессии, замечает автор статьи. Профессор экономики Эммануэль Саез и известный экономист Габриэль Цукман из Университета Беркли уверены в том, что «самый прямой путь предоставления поддержки состоит в том, чтобы государство выступало в качестве покупателя последней инстанции. Если правительство полностью заменит собой исчезающего потребителя, то бизнес сможет продолжать платить своим работникам и поддерживать свой основной капитал, как если бы он работал как обычно». Анатоль Калецкий из исследовательской компании Gavekal рекомендовал аналогичные ответные меры на кризис.

Предоставление такой помощи не создаст морального риска. Получение поддержки от государства при пандемии раз в столетие вряд ли будет способствовать вопиющей безответственности. Если компании одолжат слишком много, они все равно обанкротятся.

Этот план, уверен Вулф, намного лучше, чем кредиты и кредитные поручительства, как было предложено правительством Германии. Компании будут брать кредиты только для того, чтобы обеспечить свое выживание в условиях кризиса, а не для того, чтобы платить своим работникам. Кроме того, впоследствии займы должны быть погашены, и это создаст бремя при окончании пандемии. Однако в этой предлагаемой программе сохранение рабочих мест может стать обязательным условием для получения средств. Программа также закончится естественным путем вместе с завершением пандемии. Затем правительства могут ввести дополнительные налоги, чтобы окупить свои расходы.

Поддержание доходов и минимизация долгосрочных затрат на рушащиеся компании имеют важное значение. Кроме того, в пределах еврозоны будет важно помочь правительствам, чьи возможности заимствования ограничены. Во всем мире уязвимым развивающимся странам также потребуется помощь в преодолении кризисов в области здравоохранения и экономики. Мартин Вулф считает, что жизненно необходимо отказаться в современной политике от бессмысленного национализма, который, по его мнению, затруднит восстановление глобального порядка.

И в конце своей статьи Вулф заключает: Salus rei publicae suprema lex (Благо республики — высший закон). В военное время государства свободно тратят средства. Так же и сейчас они должны мобилизовать свои ресурсы для предотвращения катастрофы.

«Мыслите широко. Действуйте сейчас. Совместно», — призывает Вульф.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.