Сойти на берег в порту невозможно

Японские военно-морские силы в настоящее время выполняют на Ближнем Востоке две миссии — «борьба с пиратством» и «сбор информации». Однако команды японских эсминцев и патрульно-разведывательных самолетов Р3С не обеспечены необходимой медицинской помощью перед угрозой пандемии коронавируса.

Вообще присутствие японских военных кораблей на Ближнем Востоке началось с марта 2009 года. Тогда многие государства мира объединились в борьбе с сомалийскими пиратами. Япония тоже послала в регион эскадренный миноносец «Харусамэ». Вместе с двумя патрульно-разведывательными самолетами японских ВМС Р3С корабль начал базироваться в Джибути.

Эти действия мирового сообщества оказались эффективными — пиратство здесь сошло на нет. Казалось бы, японскую «антипиратскую миссию» можно было бы завершить. Но тут помощь Японии понадобилась возглавляемой США анти-иранской коалиции. И Токио оказался в положении верного «мелкого вассала» Америки.

Хотя в Иране бушует эпидемия коронавируса…

Как известно, по специальному решению кабинета Абэ, принятому без согласования с парламентом в декабре 2019 года, под предлогом «ухудшения военно-политической обстановки на Ближнем Востоке из-за противостояния США и Ирана», в этот регион в начале 2020 года был направлен с «наблюдательными» целями ракетный эскадренный миноносец «Таканами» и 2 морских патрульно-разведывательных самолета Р3С.

Эта миссия проводится отдельно от упомянутой выше «антипиратской» программы.

За март месяц в поле зрения самолетов-разведчиков в Персидском заливе зафиксировано 2100 торговых и 300 военных и рыболовецких судов.

Но в марте нынешнего года условия выполнения японским военным контингентом своей наблюдательной миссии резко ухудшились в связи с развитием в мире пандемии коронавируса.

В Иране оказалось инфицировано больше всего людей на Ближнем Востоке — 70 000 человек. 4000 из них умерли. С мая 2018 года Соединенные Штаты, в одностороннем порядке вышедшие из «атомной сделки» с Ираном, ввели против этой страны жесткие санкции. Они не были смягчены даже в условиях пандемии COVID-2019. В результате в условиях недостатка медицинских средств для борьбы с вирусом Иран оказался в кризисе.

Несмотря на это, возглавляемая США антииранская коалиция продолжает свои военные операции, как ни в чем не бывало.

30 марта американское Центральное командование вооруженных сил США, в сферу ответственности которого входит Ближний Восток, выступило с заявлением, в котором подчеркнуло, что «в боевом составе войск антииранской коалиции случаев заражения коронавирусом нет, и что в ней принимаются все необходимые меры по обеспечению безопасности военного персонала». Командование отметило, что в содержании военной миссии коалиции никаких изменений не происходит.

Примечательно, что хотя США пригласили к участию в антииранской коалиции (формально создана в ноябре 2019 года) более 60 стран, к ней, помимо Америки, присоединилось всего 6 государств: Великобритания, Австралия, Бахрейн, Саудовская Аравия, ОАЭ и Албания. Позже в коалицию вступила Литва.

Япония в ловушке. Даже если бы она отказалась от присутствия своего военного контингента на Ближнем Востоке, сделать это она не может

Действия коалиции в регионе в настоящее время организованы следующим образом.

1) Большие военные корабли патрулируют и ведут наблюдение в акватории западного и восточного побережья Ормузского пролива и во внутренней и внешней акватории Персидского залива. 2) Малые военные корабли патрулируют его внутреннюю акваторию. 3) Морские патрульно-разведывательные самолеты наблюдают за обстановкой на море и движением судов с воздуха.

Однако на самом деле военные корабли и самолеты для коалиции предоставили только две страны — Великобритания и Австралия. Всего здесь действуют три их военных корабля класса эсминцев, кораблей охранения и фрегатов. Австралия мобилизовала для коалиции еще один сторожевик. США и другие государства, присоединившиеся к коалиции, состав задействованных в ней своих военно-морских сил не раскрывают.

В таких условиях японский военный контингент на Ближнем Востоке оказывается не таким уж и незаметным. Два морских разведывательно-патрульных самолета Р3С имеют более 100 человек летного и технического персонала. А большой ракетный эскадренный миноносец «Таканами», действующий в Оманском заливе, в котором нет сил коалиции, вообще играет для нее серьезную «поддерживающую роль».

В этой связи военные эксперты отмечают, что Япония на Ближнем Востоке оказалась в «очень деликатном положении». Официально она в коалицию не входит. Но если японский военный контингент покинет регион, то в возможностях коалиции «образуется дыра». Как известно, Япония поддерживала США и во время их действий в Афганистане, и во время войны в Ираке. Поэтому для ее руководства «предать» сейчас президента Трампа в его ожиданиях недопустимо. Таким образом, продолжение миссии японских военных в регионе становится для Японии самоцелью.

По имеющимся данным, японский эскадренный миноносец «Таканами» для заправки топливом и пополнения необходимых припасов использует два порта: Фуджейру в ОАЭ и Салалу в Омане. Оба они прикрыты американскими судами береговой охраны против возможных действий террористов. Однако против страшного коронавируса COVID-2019 все военные корабли бессильны.

Тесты на коронавирус у японских моряков не берутся, но «все они здоровы»

Как известно, в ОАЭ и Омане началась пандемия коронавируса, поэтому в этих странах действуют жесткие карантины, особенно в отношении приезжих. Когда в марте эсминец «Таканами» заходил в них для заправки и забора продовольствия, 200 членам команды не было разрешено сойти на берег, и они были вынуждены находиться взаперти на корабле.

Это тяжелая для моряков ситуация. Полноценный отдых команда может получить только на берегу. Ведь в условиях постоянного нахождения на корабле моряки подвергаются действию трех тяжелых стрессов — ограниченности пространства, скученности и невозможности побыть одному. С целью хоть как-то скрасить быт членов команды на «Таканами» увеличили скорость и мощность интернета. Но разве только этим можно обеспечить людям «нормальные условия существования»?

3 апреля на заседании нижней палаты парламента статс-секретарь Министерства обороны Коити Ватанабэ сделал поразительное заявление: «На эскадренном миноносце "Таканами" случаев коронавируса или подозрений на него не выявлено. Правда, на корабле нет ни наборов для осуществления тестов, ни необходимого оборудования». Возмущенный этим заявлением депутат от коммунистической партии Кэйдзи Такэда жестко раскритиковал Ватанабэ, отметив, что «говорить о том, что вся команда здорова, не проведя при этом ни одного теста — это просто безумие!» 

Не меньшее удивление вызывают и слова министра обороны Таро Коно по поводу другого японского эсминца «Кирисамэ» (базируется в Сасэбо), который теоретически должен сменить «Таканами» в июне. 8 апреля в ответ на вопрос журналиста, планирует ли министерство обороны оснастить корабль тестами на коронавирус, Коно сказал: «Если сможем их достать, то сделаем это». При этом каких-то твердых обещаний он не давал.

Смена двух патрульных самолетов Р3С должна была вылететь в Джибути 13 апреля. Однако это государство закрыло свои границы в связи с пандемией. Вопрос о ротации японского контингента повис в воздухе. Правда, министр Коно высказался в том плане, что «замена может произойти в обозримой перспективе».

Действующие сейчас в Аденском заливе в рамках «антипиратской» программы два японских самолета Р3С выполняют 80% работы, необходимой для уверенного мониторинга ситуации в заливе. Остальные 20% делают патрульно-разведывательные самолеты Германии и Испании. Военно-воздушные силы коалиции в Аденском заливе не присутствуют, так что японские морские самолеты-разведчики играют здесь основную роль.

Если миссия японских ВВС в регионе прервется, это образует широкую «прореху» в сборе коалицией разведывательной информации в регионе.

14 апреля министр обороны Коно в ходе пресс-конференции сказал: «Мы внимательно наблюдаем за развитием эпидемии в Джибути. В зависимости от этого будем готовить соответствующие решения».

В ответ на прямой вопрос, предусмотрен ли отзыв японской военной миссии из региона, министр Коно ответил: «У нас есть разные планы от плана А до плана Я. Последний — это план отзыва нашего контингента. Но пока речь об этом не идет». Тем самым Коно подчеркнул линию Японии на продолжение военной миссии на Ближнем Востоке.

Кстати, командование находящегося в регионе «ветерана» антипиратской миссии эсминца «Харусамэ», как и «Таканами», не отпускает команду на берег во время стоянок в Джибути. Люди тоже остаются на борту, теснясь как сардины в банке. Считается, что если у них возникнут подозрительные на коронавирус симптомы, то они могут быть осмотрены во французском военном госпитале.

Таким образом, японские военные находятся на Ближнем Востоке без достаточного медицинского обеспечения и положенного отдыха, в условиях тяжелых стрессов. Есть ли смысл рисковать их жизнями для того, чтобы «подчищать» последствия действий США, погружающих этот регион в хаос?

Сигэру Ханда — известный японский военный обозреватель и журналист. Родился в 1955 году. С 1991 года работал в газете «Тюнити симбун». Впоследствии — обозреватель и член редколлегии газеты «Токио симбун». С 1992 года руководил освещением в газете военных вопросов и связями с управлением сил самообороны. В 2007 году был удостоен главной премии Японского фонда «За мир и взаимопонимание между журналистами» (PCJF) за книгу «Новые военные в Японии». Автор многочисленных книг по военной проблематике: «Завещание японского военного пилота времен холодной войны», «21 вопрос к нашим силам самообороны», «Будет ли Япония воевать?» и др.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.