Нередко травмы прошлого вновь дают о себе знать годы спустя в масштабах целой нации. В Испании перенос останков Франко из мавзолея на кладбище в пригороде Мадрида в октябре 2019 года раскрыл незажившие раны. А предложенный правительством Педро Санчеса в марте законопроект об уголовной ответственности за апологию франкизма посыпал на них соль. Через 45 лет после кончины Франко его призрак все еще нависает над историей страны.

Будь-то Южная Корея, Аргентина или Алжир, болезненные события прошлого вызывают повсюду глубокие разногласия. Как бы то ни было, одному региону размером почти с континент отводится здесь особое место: речь идет о бывшем СССР. 30 лет спустя после своего развала Советский Союз все так же активно подпитывает страхи и обиды. Жившие под таким же, как и россияне, коммунистическим ярмом бывшие советские республики Организации Варшавского Договора сегодня испытывают особенно сильную неприязнь к Москве.

Коллективная депрессия

Виной тому Владимир Путин, чья подкрепленная безграничной пропагандой агрессивная политика лишь набирает обороты после аннексии Крыма в 2014 году и начала конфликта на востоке Украины. Причастна к этому и Европа, которая как никогда разобщена на фоне кризисов и выхода британцев из ЕС, а также Америка с непредсказуемой политикой Дональда Трампа. Переданные постсоветским поколениям травмы прошлого вновь всплывают на поверхность, причем особенно остро в трех маленьких прибалтийских странах (Эстонии, Латвии и Литве), которые были аннексированы в 1940 году после вторжения и ликвидации еврейских общин Гитлером и коллаборационистами.

Литва, как недавно напомнил генеральный секретарь ее МИДа Лаймонас Талат-Кялпша, «сегодня принимает на своей территории войска НАТО и США. Тем не менее ее население по-прежнему упоминает Россию и войну, когда ему задают вопрос о возможных угрозах». «Быть может, наше общество больно, и причиной тому не коронавирус?» — добавил он.

«Коллективная депрессия». Именно так польский социолог Петр Штомпка описывает «культурную травму» бывших коммунистических стран. Эта теория упоминалась в коллективной работе «Переходный период в Литве. Психологические последствия культурной травмы» под редакцией Дануте Гаильене. В ней отмечается, что, несмотря на признание СССР независимости Литвы в 1991 году, «последствия 50 лет тоталитарного советского режима до сих пор находят отражение в жизни людей и всего общества».

Рассмотрение числа самоубийств (оно особенно высоко среди мужчин) в этой небольшой стране с населением в 3 миллиона человек рисует поразительную картину. Если в Швеции этот показатель остается относительно стабильным с 1830 по 1990 год, то в Литве в нем наблюдаются большие колебания. И хотя вопрос причин суицида всегда является довольно деликатным, у специалистов нет сомнений в том, что политическая ситуация играет в этом решающую роль.

Показатель находился на отметке в 16 на 100 000 жителей в начале 1960-х годов (более ранние данные отсутствуют), увеличился до 36 в 1984 году, но затем сократился с началом политики перестройки последнего советского лидера Михаила Горбачева. Похожая тенденция наблюдалась и в Венгрии. Затем, с 1990 по 1996 год, шок перехода на капитализм и трудности населения привели к резкому увеличению числа самоубийств. Кривая вновь пошла вниз на фоне вступления в ЕС в 2004 году, но опять начала расти с 2012 года.

В Вильнюсе, где 5 и 6 марта прошла организованная МИДом конференция о «неусвоенном прошлом» с участием психотерапевтов, дипломатов и интеллектуалов из нескольких стран, польский режиссер Агнешка Холланд так охарактеризовала ситуацию: «Европейский союз был нашим ответом на травму». «Хотя это работало в течение многих лет, сегодня эффект прекращается», — добавила она.

Война за историю

Коллективная память в бывшем СССР несет на себе следы травм. Не только из-за сохранения секретности большей части архивов, но и из-за постоянного давления Москвы на бывших сателлитов. Ее пропагандистские СМИ без конца устраивают нападки на «нацистское прошлое» этих стран и их предполагаемое потворство вчерашним фашистам и современным ультраправым.

В других странах, в частности в Польше, наблюдается подъем популизма. В результате между Москвой и Варшавой вновь вспыхнула война за историю. Кроме того, напряженность возникла в отношениях России и Чехии, когда 3 апреля в стране убрали памятник советскому маршалу Ивану Коневу. Чешское посольство в Москве закидали в ответ дымовыми шашками. Перемирия не может быть даже во время эпидемии коронавируса.

«Историческая перспектива может менять вещи и раздувать геополитические проблемы», — отметил в Вильнюсе комиссар по нацменьшинствам ОБСЕ Ламберто Дзанньер. По его словам, 2020 год может оказаться критическим на фоне усиления раскола вокруг толкования истории. «Признание, публичные извинения и репарации — ключевые составляющие в поиске «исторической завершенности», — добавил он. С приближением 75-летия победы СССР над нацисткой Германией 9 мая, празднования которого были перенесены из-за пандемии коронавируса, до этого всем еще далеко.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.