Интервью с экспертом по вопросам энергетики Якубом Вехом (Jakub Wiech).

Polskie Radio: 4 мая президент Анджей Дуда (Andrzej Duda) объявил о подписании контракта на строительство газопровода, соединяющего Польшу с Норвегией и Данией. Этот проект принесет перелом, поскольку он позволит нам отказаться от российского газа. Польский нефтегазовый концерн (PGNiG) сообщает, что с 2022 года он планирует, используя новый газопровод, покупать сырье в Норвегии. Что еще можно сказать о значении «Балтий пайп»?

Якуб Вех: Здесь следует рассматривать два контекста: польский и региональный. Для Польши этот газопровод имеет революционное значение, он позволит сменить вектор поставок газа с восточного на северный. Мы создадим надежный маршрут, благодаря которому сможем получать в год с норвежских месторождений примерно 8 миллиардов кубометров газа в год.

Это даст нам возможность отказаться от российского сырья, а тем самым нивелировать политические и геополитические последствия зависимости от энергоносителей, которые продавал нам Газпром — государственная компания, в значительной мере обслуживающая интересы Кремля.

— Кремль с незапамятных времен использует энергоресурсы для политического шантажа.

— Строительство газопровода «Балтик пайп» и ввод его в эксплуатацию станет, несомненно, одним из важнейших событий в истории польской энергетики. Можно сказать, что это будет один из важнейших моментов в геостратегической истории нашей страны.

Если говорить о региональном контексте, то мы создадим архитектуру, которая изменит положение многих наших соседей в плане безопасности поставок газа. В регион сможет поступать нероссийский газ, путь для которого проложила Польша со своей концепцией «Северные ворота». В ее рамках будут функционировать регазификационный терминал в Свиноуйсьце, «Балтик пайп» и еще один СПГ-терминал на польском побережье.

«Северные ворота» или «Северный коридор» станут сейчас для стран региона дополнительной защитой, они смогут полагаться на Польшу и рассчитывать на имеющийся у нее газ, если Россия, например, решит обратиться к газовому шантажу или развяжет газовую войну как в 2006-2009 годах. Связанные с торговлей углеводородами инциденты, которые провоцировал Газпром, показывают, что россияне не те поставщики, которым можно доверять. Польша, создающая свою собственную инфраструктуру, канал поставок, станет столпом энергетической безопасности в регионе.

Мы инвестируем сейчас не только в нашу безопасность, но и в безопасность региона, в польские влияния и отношения с соседними странами, а также закладываем основу для доходов от продажи сырья. Это имеет огромное значение в контексте Украины, которая отказалась от поставок газа непосредственно из России.

— Когда-то это казалось совершенно нереальным.

— Для украинцев это огромный шаг вперед в сфере обретения независимости от политики Москвы. Польша может помочь Украине сблизиться с Западом и лишить Россию возможности заниматься энергетическим шантажом.

— До сих пор реализация проекта «Балтик пайп» шла по графику. Сейчас мы подписали договор на строительство, работы должны начаться в ближайшее время. Займется ими компания «Сайпем». Вы ожидали, что выберут ее?

— Реализация проекта продвигалась даже с опережением графика. Об этом сообщал уполномоченный правительства по стратегической энергетической инфраструктуре Петр Наимский (Piotr Naimski), который его курирует. Этап, связанный с формальностями, имел свои сложности, но он не был сопряжен с такими рисками, которые могут возникнуть на этапе строительства. С начала этого года проект «Балтик пайп» на самом деле развивался очень динамично: сначала мы услышали о получении всех необходимых разрешений на строительство, потом о подписании контракта на поставку труб для морского отрезка газопровода между Данией и Польшей, сейчас выбрали подрядчика, который будет вести работы на этом участке.

Выбор «Сайпем», договор с которой был подписан 30 апреля, меня не удивил, поскольку таких компаний не так много. У нее есть опыт функционирования на польском рынке: она принимала участие в строительстве СПГ-терминала в Свиноуйсьце. Правда, тогда выдержать сроки не удалось. Это было связано, в частности, с отсутствием необходимых правовых рамок, что было описано в докладе Верховной контрольной палаты на тему Ямальских контрактов и строительства терминала.

Следует подчеркнуть, что этап строительства будет самым сложным и рискованным. Польском руководству понадобится удвоенная решимость и мобилизация. Самое главное, уложиться в график. По плану, «Балтик пайп» должен позволить нам после 2022 года отказаться от поставок с востока и ни в какой форме не продлевать действие Ямальского контракта. Без этого газопровода реализовать такие планы в полной мере мы не сможем, поэтому любые задержки станут угрозой для нашей стратегии диверсификации.

— По поводу завершения действия Ямальского контракта уже появилось заявление о намерениях. Продлевать его Польша не будет.

— Конечно, можно задаться вопросом, не стоит ли за этим заявлением о намерениях Польского нефтегазового концерна желание выработать новые, приближенные к рыночным условиям условия контракта, заключить его на более короткий срок. Однако при этом нельзя забывать, что «в нагрузку» к российскому газу всегда идет политика, ориентированная на интересы, противоречащие польским. Раздумывая о возможных договорах с Газпромом, этот фактор нужно обязательно учитывать.

— В дальнейшей перспективе Польша хочет полностью отказаться от российского газа, покрывая свои потребности при помощи вначале одного, а затем двух СПГ-терминалов, «Балтик пайп» и собственной добычи. Президент Анджей Дуда сообщил, что проект «Балтик пайп» позволит построить перемычки и снабжать сырьем соседние страны: участников «Инициативы трех морей» и Украину.

— Создание общего газового рынка в Центральной Европе вписывается в стратегию Польши, которую мы реализуем в том числе в рамках «Инициативы трех морей».Это международный проект, который цементирует сотрудничество ряда стран нашего региона.

Основой этого сотрудничества должен стать в том числе газовый рынок. Польша как страна, которая получит доступ к большим объемам сырья нероссийского происхождения (газ из Норвегии, СПГ), станет в этом плане одной из главных движущих сил. Стратегия, которая последовательно претворяется в жизнь, связана с инвестициями в инфраструктуру: это как интерконнекторы, так и маршруты транспортировки в отдельных странах.

Создание интегрированного газового рынка — непростая задача. Однако уже сейчас страны, которые ходят наладить взаимодействие с «Инициативой трех морей», например, Украина, заявляют о своей заинтересованностью в доступе к этому рынку. Украинские политики, в частности, заместитель министра энергетики Константин Чижик, считают, что при посредничестве Польши украинцы смогут получать большие объемы американского сжиженного газа.

Нам понадобятся дополнительные средства на реализацию наших стратегических концепций, основной вопрос состоит в том, где их взять. Помочь здесь мог бы фонд «Инициативы трех морей», в котором следует аккумулировать средства по мере того, как проект будет развиваться.

— В выступлениях представителей польского руководства и связанных с сектором энергетики компаний звучал тезис, что проект «Балтик пайп» стал плодом взаимодействия между Польшей, Норвегией и Данией. Сейчас мы стараемся получить лицензии на добычу нефти и газа на норвежском шельфе. Судя по всему, сотрудничество приносит отличные результаты.

— Сотрудничество в рамках проекта «Балтик пайп» Польши и Дании, а также частично Норвегии, позволило расширить поле коммуникации между нашими странами и обратиться к обсуждению других вопросов в сфере энергетики.

«Балтик пайп» будет пересекаться со строящимся сейчас «Северным потоком — 2». Говорилось о том, что это станет проблемой, причем, скорее, в юридическом, чем в техническом плане. Следует, однако, напомнить, что «Северный поток — 2» — это совершенно другой проект. Газпрому он нужен для того, чтобы залить центральноевропейский рынок своим газом.

— Такая попытка привязать Европу к российскому газу могла бы стать ударом по политическому единству нашего континента, в частности, в вопросе подхода ЕС и отдельных его членов к России.

— Сейчас наше сотрудничество с датчанами складывается очень хорошо. Переговоры по «Балтик пайп» позволили помимо прочего урегулировать споры на тему экономических зон Польши и Дании. Датчане также позволили затормозить реализацию проекта «Северный поток — 2». Многие страны считают, что он представляет угрозу для их энергетической безопасности. Есть вероятность, что мы начнем обсуждать проект создания польско-датских ветровых электростанций в Балтийском море. Здесь тоже можно рассчитывать, что Варшава и Копенгаген будут отлично взаимодействовать. Развивается и сотрудничество с норвежцами: Польский нефтегазовый концерн получил лицензии на добычу сырья на норвежских месторождениях. «Балтик пайп» позволит расширять такого рода проекты.

Это будет очень выгодно для Польши. Норвегия и Дания играют важную роль в наших планах в сфере трансформации энергетической отрасли. Думаю, проект «Балтик пайп» позволит нам еще сильнее сблизиться с датчанами и норвежцами. Кто знает, если ситуация на газовом рынке в Польше будет и дальше выглядеть так, что спрос будет расти, а одновременно появятся новые экспортные возможности (например, в связи со сменой энергетической стратегии некоторых стран Европы или политики таких государств, как Украина), возможно, мы начнем строить планы по созданию «Балтик пайп — 2».

— Значит, на уровне региона необходимо наращивать возможности в сфере транспортировки газа.

— Если будет спрос, то это станет актуальным.

— Пока мы строим первый газопровод «Балтик пайп», состоит он из пяти частей.

— В него входит несколько сегментов. Самый важный, о котором говорится больше всего, это проходящий по дну моря газопровод между Данией и Польшей. Также проект включает в себя расширение датской газотранспортной системы (при помощи нее газопровод соединят с месторождениями в Норвежском море), строительство на польской территории газораспределительных станций и газопроводов, которые позволят поставлять сырье в разные части страны.

«Балтик пайп» станет состоящей из нескольких элементов интегрированной системой общей мощностью примерно 10 миллиардов кубометров газа в год. Это совсем не такой проект, как «Северный поток — 2», который представлял опасность для многих европейских стран. Государства, задействованные в проекте «Балтик пайп», относятся к нему положительно, поскольку он не имеет разрушительного потенциала, угрожающего единству ЕС или его отдельным членам.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.