Глава офиса президента Украины Андрей Ермак предложил придать «импульс» переговорам в Минске и для этого повысить уровень представительства в контактной группе

Заместителем главы Минской группы станет вице-премьер Алексей Резников, в каждую подгруппу войдут представители Украины на уровне не ниже заместителей министра, возможно участие «руководителей нескольких профильных комитетов» украинского парламента. При этом Ермак пока что не знает, готова ли к такому расширению представительства в Минске российская сторона. Но надеется на это и считает, что в таком случае «переговоры станут эффективными».

Но почему? Представим себе даже, что российской стороне понравятся предложения Андрея Ермака, заместителем Бориса Грызлова в контактной группе станет какой-нибудь российский министр или даже вице-премьер, в подгруппах появятся заместители министров и депутаты Государственной думы. Какое все это имеет значение, если в Москве все вопросы, связанные с войной с Украиной, определяет лично Владимир Путин. Путин, не собирающийся заканчивать войну в Донбассе и использующий ее как рычаг давления на Зеленского и украинское общество. Путин, постоянно требующий от Киева одного — прямых переговоров с представителями марионеточных администраций. Путин, продолжающий рассчитывать на покорение Украины — в особенности сейчас, когда наша страна оказалась на краю экономической пропасти. Какое, в таком случае, значение имеет состав делегаций в Минске, если их встречи все равно не могут привести к урегулированию конфликта? Если в Кремле для этого нет ни политической воли, ни желания?

Для Андрея Ермака значение есть — ведь свои инициативы он предлагает не только международной общественности, но и президенту Владимиру Зеленскому. Ермаку важно демонстрировать Зеленскому свою эффективность, показывать, что «вот-вот» и вопрос урегулирования ситуации на Донбассе будет сдвинут с мертвой точки. От этого зависят объемы власти и влияния Ермака в стране. По большому счету, имитация урегулирования в Донбассе — его дорога к власти.

И для Владимира Зеленского значение есть. Главе государства необходимо доказывать своим сторонникам, что он не лжет им, когда обещает прекратить войну. Что войну действительно можно остановить, если найти «правильный подход» к Путину. Что переговоры имеют какое-то значение. Что при предыдущем президенте «разговаривали не так» и «не переставали стрелять». Возможно, и сам Зеленский в это искренне верит. А может быть, просто занимается имитацией. Ведь имитация — это и есть его дорога к власти. И получается, что имитация Ермака просто помогает Зеленскому демонстрировать собственный театр иллюзий. При этом война будет продолжаться, люди — гибнуть, Украина — разлагаться и деградировать. Чтобы стать легкой добычей для Путина.

Ну и в довершение — просто для информирования господина Ермака, только недавно заинтересовавшегося политикой — замечу, что российским представителем в Минской группе изначально всегда был действующий политик, а не отставник, как с украинской. Вначале — посол России на Украине Михаил Зурабов, который к тому же был специальным представителем президента России по развитию торгово-экономических отношений с Украиной. А затем — член Совета безопасности России Борис Грызлов. Более влиятельной инстанции, чем Совет безопасности, в России просто не существует. Выше только сам Путин.

И именно Путин через полгода после командирования Грызлова в контактную группу вывел его из Совбеза. Вывел именно потому, что ему не нужен ни влиятельный чиновник в Минске, ни минское урегулирование, ни прекращение войны.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.