Речь идет о малоизвестном похоронном ритуале. Когда один из наемников гибнет в бою в Сирии, Ливии или какой-то другой африканской стране, его тело отправляют в Ростов-на-Дону на юг России. Компания Вагнер и множество других ассоциаций и предприятий Евгения Пригожина (по прозвищу «повар Путина») берут на себя все. Родственников бойца размещают в бездушной гостинице в центре города. Перед тем, как забрать останки, они получают его награды и медальон «Вагнер», который положат на его могилу. Кроме того, они получат 5 миллионов рублей, которые полагаются семье каждого погибшего в бою.

Официально этих бойцов не существует, а у их военной компании нет регистрации. Как бы то ни было, по словам журналиста «Би-Би-Си Россия» Ильи Барабанова, который уже не первый год ведет расследование на эту тему, за 5 лет в рядах «Вагнера» побывали 8 000 человек. В Сирии из-за американских бомбардировок в Дейр-эз-Зоре в феврале 2018 года погибли несколько десятков из них, быть может, до 250 человек. Были потери и в Ливии, где с октября 2018 года они поддерживают «маршала» Халифу Хафтара (вместе с Египтом и ОАЭ). По информации из разных источников, в Ливии в общей сложности были убиты 35 россиян, причем не все они входили в «Вагнер». Некоторые утверждают, что у России были там и регулярные войска (в частности, в прошлом году) под началом генерал-лейтенанта Андрея Холзакова, заместителя командующего воздушно-десантными силами. В настоящий момент такое присутствие возможно, но его никак нельзя подтвердить.

На протяжении 2019 года информация об этом появлялась в американских СМИ, но российские власти неизменно отрицали свою роль в присутствии наемников в Ливии. В феврале этого года Владимир Путин вновь подчеркнул, что Москва не имеет отношения к потенциально находящимся на территории страны россиянам. Как бы то ни было, изменение обстановки в ливийском кризисе, военные неудачи Хафтара и напряженность в его отношениях с российскими союзниками привели к тому, что эти наемники недавно оказались под светом прожекторов.

Присутствие наемников

24 апреля в представленном Совету безопасности ООН докладе было впервые подтверждено присутствие наемников «Вагнера» в Ливии. Отмечается, что их число «не более 800-1200», хотя у авторов нет возможности «проверить независимым образом масштабы из присутствия».

Эти люди, чьи действия служат как «мультипликатор силы», предоставляют «техническую поддержку для ремонта военной техники, участвуют в боях и операциях по установлению влияния», — полагают ооновские эксперты. Они также помогают силам маршала Хафтара в сфере «артиллерии и воздушного контроля, используют опыт в сфере радиоэлектронной борьбы и развертывают снайперов». Снимки с изображением «тяжелого и современного» оружия «Вагнера» в стране указывают на то, что речь идет не просто о частной компании, отмечает один американский специалист. В ООН говорят о присутствии в Ливии наемников и других российских ЧВК, таких как «Русские системы безопасности», которые занимаются техобслуживанием и ремонтом военной авиации. Эти наемники обостряют ситуацию в Ливии, негодовали в Вашингтоне.

В ооновском расследовании также отмечается напряженность между лидером востока Ливии и Россией. Отношения Халифы Хафтара с Москвой постепенно ухудшились за последние месяцы. Возникли конфликты между его Ливийской национальной армией и «Вагнером», чьи люди находились на фронте во время начатого в январе 2019 года масштабного наступления на Триполи, где расположено Правительство национального единства Фаиза Сараджа (только оно официально признано международным сообществом). ЛНА все еще топчется перед Триполи, а недавно потеряла контроль над несколькими прибрежными городами, что дало Хафтару причину для обвинений в «неэффективности» бойцов «Вагнера», в частности в борьбе с вездесущими дронами сил ПНЕ, которые теперь получают поддержку Турции.

В понедельник правительственные войска заявили о захвате стратегической позиции, военно-воздушной базы Ватийя в 125 км к юго-западу от Триполи. По информации из нескольких источников, Халифа Хавтар не хочет выплачивать «Вагнеру» 150 миллионов долларов по нескольким контрактам, в том числе на поставку оружия. Ливийский военачальник был также недоволен отправкой «Вагнером» «неопытных», по его мнению, бойцов из Сирии, Белоруссии и Сербии. По словам Ильи Барабанова, недавно бойцов «Вагнера» отозвали с линии фронта.

В официальных реестрах ни один боец «Вагнера» не погиб в Ливии, где у Москвы даже нет посольства и консульства. Все потери записаны на Сирию. Вскрытия проводятся в ростовской военной лаборатории, которая была создана в период войны в Чечне. Большинство из вернувшихся к мирной жизни отказываются говорить (в таком случае им уже не подписать новый контракт с компанией) или же требуют огромные суммы за непроверяемые рассказы о своих похождениях. Как бы то ни было, у них вырисовывается определенный профиль: это бывшие военные или бойцы из Донбасса, уроженцы небольших и бедных городов. Илья Барабанов отмечает, что речь чаще всего идет о регионах с казачьими традициями: Краснодарский край, Оренбургская и Екатеринбургская области. Они подписывают договор из-за безработицы или необходимости платить за ипотеку, проходят подготовку на базе Молкино под Краснодаром, а затем отправляются на место службы.

По просьбе народа

Отношения между Москвой и Хафтаром окончательно испортились 29 апреля, когда тот «по просьбе народа» провозгласил себя единственным лидером Ливии. Российская дипломатия осудила это решение. По словам Сергея Лаврова, нынешний кризис в процессе ливийского урегулирования не может быть предлогом для односторонних решений. В России явно пришли к выводу, что кипучий «маршал», который отправился с шашкой наголо на завоевание Триполи, наверное, является не лучшим вариантом, несмотря на поддержку, полученную им от многих арабских покровителей. Отсутствие результатов в военном плане подчеркивает ограниченность его возможностей и выводит из себя влиятельные экономические силы, в том числе российские нефтяные компании, которые недовольны тем, что не могут продолжить работу из-за отсутствия стабильности.

Хафтар вызвал серьезное недовольство России еще до того, как провозгласил себя ливийским лидером: прошлой зимой он покинул межливийские переговоры в Москве, громко хлопнув дверью. Кстати говоря, с тех пор российская дипломатия пыталась диверсифицировать контакты и, в частности, наладить связь с Агилой Салехом Исой, президентом расположенной в Тобруке Палаты представителей Ливии. Как считает Игорь Деланоэ, замдиректора франко-российского центра «Обсерво» и специалист по Ближнему Востоку, маршала «пока что не бросают». По его мнению, Россия стремится диверсифицировать риски в случае проблем с Хафтаром, дать тому прочувствовать последствия его бесплодного авантюризма путем сокращения поддержки и показать ему, что для Москвы он не единственный вариант.

В таких условиях «Вагнер» остается важным рычагом в руках России, в том числе по отношению к Хафтару. «Это инструмент российского правительства, который Кремль использует для достижения целей за меньшие деньги и с меньшими рисками, — подчеркивает специалист по России из Госдепа США Крис Робинсон. — Не стоит рассчитывать, что Россия соберет чемоданы и уедет, раз она так вовлечена в ливийский конфликт».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.