«Он сильный только с виду, а на самом деле это бумажный тигр, неспособный противостоять ветру и дождю», — говорил Мао Цзедун об американском империализме. С тех пор прошло немало дождей, и параллельно росту своей военной агрессивности США постепенно превращались в несостоявшееся государство (failed state — так в самих США принято называть страны, не справляющиеся с оказанием элементарных госуслуг — прим. ред.). Это особенно ярко проявилось во время урагана «Катрина» (2005) и сейчас с коронавирусом: в стране, где проживает лишь 4% населения Земли, одна треть всех зараженных covid-19 в мире. Кроме того, к настоящему времени там умерло от пандемии около 88 000 человек и 36,5 миллионов остались без работы.

На этом фоне КНР выглядит как эффективный менеджер по борьбе с пандемией в национальном масштабе — благодаря преимуществам государственной плановой экономики. А заодно еще и альтернативный США мировой лидер, который снабжает медицинским оборудованием и оказывает финансовую помощь по меньшей мере 100 странам. КНР, не обладающая такими огромными природными ресурсами, как США, но зато имеющая вчетверо большее население, кормит пятую часть человечества. Китай при этом сумел поднять в четыре раза среднюю зарплату своих работников за последние 20-25 лет, — указывает британский экономист Ричард Вольфф. Кроме того, как одобрительно отмечает ООН, за последние десятилетия КНР вывела из состояния бедности 850 миллионов человек. Получается, что китайская модель является альтернативой бесчеловечному и агрессивному капитализму США и его малосимпатичному главе государства. Сложившаяся ситуация порождает дискуссии о новом мировом порядке и вероятности того, что КНР лишит США роли гегемона, которую они играют с 1946 года. Тем не менее, на Ближнем Востоке, имеющем стратегическое значение в силу того, что 1) там сосредоточены около 65% мировых запасов нефти и газа и 2) близости этого региона к двум великим державам — Китаю и России — реальность предстает в несколько ином свете:

1. Неверно, что — как утверждают наиболее ярые противники Дональда Трампа — он покинул Ближний Восток и отдал его на откуп России и Китаю. Трамп сумел:

Позиция Китая

Независимый политический курс Мао Цзэдуна, положивший конец «веку унижения», нашел свое выражение в теории «Трех миров», согласной которой США и СССР, будучи империалистическими державами, образовывали Первый мир; Европа, Япония, Канада и Австралия принадлежали ко Второму миру, а Китай и развивающиеся страны образовывали Третий мир (отсюда и пошло это выражение). Соответственно, Второй и Третий миры должны были объединиться, чтобы сокрушить Первый мир. И вот здесь он совершил большую ошибку: США являлись угасающей империей, ввиду чего Китай должен был мобилизовать мир на борьбу с набирающим силу советским «социал-империализмом». Генри Киссинджер воспользовался расколом между двумя крупнейшими социалистическими странами и совершил тайный визит в Китай, чтобы подготовить поездку туда президента Никсона, преследуя при этом две цели: 1) сдержать СССР и 2) обратиться к Китаю за помощью, чтобы выбраться из вьетнамской авантюры. Этот подход, отменяющий понятие «классовой борьбы», заявил о себе во время народных выступлений в арабских странах в 2011 году: и Россия, и Китай, по всей видимости, рассматривают «арабскую весну» как происки США, как будто борьба с бедностью в арабском мире прекратилась сама собой, как по мановению волшебной палочки. Народные выступления в Египте, Тунисе, Йемене, Ираке, Саудовской Аравии и даже на базе Шестого флота США — эмирате Бахрейн (саудовские танки вошли в эту страну, чтобы подавить народные выступления), не имели ничего общего с происками США и их союзников против Сирии и Ливии. В этой ситуации КНР установила отношения стратегического партнерства с Саудовской Аравией, Алжиром, Египтом, Ираном, ОАЭ, Ираком, Иорданией, Кувейтом, Марокко, Оманом, Катаром и Турцией. Начиная с 2013 года, Китай является крупнейшим инвестором в регионе. Объем китайских капиталовложений в страны Ближнего Востока составляет около 123 миллиардов долларов. Успехи Пекина объясняются следующими обстоятельствами:

1. Отсутствие имперских притязаний и колониального прошлого. Китай не выступал за «столкновение цивилизаций», допустим, буддизма или конфуцианства против ислама или иудаизма. «Религиозные войны» возникают скорее внутри самих семитских религий. Пекин предпочитает наблюдать со стороны и не вмешиваться в региональную политику.

2. Следование принципу «око за око» в положительном ключе: отношения взаимности и благодарности, основанные на моральном долге. Все это является неотъемлемой частью культуры региона, столь трудной для понимания иностранцев.

3. Приоритет «сотрудничества между государствами» во внешней политике и отказ от воззрений на государство, как Маркса, так и Гоббса.

4. Проецирование собственной мощи не через милитаризацию стратегических регионов или агрессивного реализма, а путем экономической взаимозависимости, наглядным проявлением чего является проект Новый шелковый путь. Эта инициатива направлена на «обоюдное развитие государств» и их общий экономический рост. В рамках этого крупнейшего в истории инфраструктурного проекта КНР уже инвестировала около 400 миллиардов долларов в 80 странах. Военно-промышленный комплекс является одной из несущих конструкций экономики: доля его экспорта на рынке вооружений составляет 36%, в то время как на Китай приходится 5,2%.

5. Человеческий фактор: если вы сравните серьезного, рассудительного и респектабельного Председателя КНР Си Цзиньпина с Дональдом Трампом, то комментарии будут излишни.

Вытеснить можно, заменить нет

Очевидно, что США и Европа переживают глубочайший кризис со времен Второй мировой войны, однако рост активности Китая в регионе, который испокон веков был составной частью тысячелетнего Шелкового пути, не означает, что он намеревается или может взять на себя роль США. На данный момент, исходя из политики Китая, можно сделать следующие выводы:

  • Пекин не хочет (и не имеет возможностей) взять на себя роль США на Ближнем Востоке, хотя регион просит об этом.
  • Вместо того, чтобы покупать верность местных правящих кругов, Китай стремится заручиться поддержкой народа, бесплатно предоставляя миллионы масок и обуви нуждающимся детям, в то время как США усеивают противопехотными минами выжженные земли Ближнего Востока, калеча несчастных детей.
  • Китай не вводит экономических санкций в отношении других государств, не вторгается в них под надуманными предлогами с целью овладения их природными богатствами и территориями.
  • Ни с кем не конкурирует, а просто осуществляет свое поступательное развитие. Это самый крупный мировой кредитор, который выдал прямые ссуды и коммерческие кредиты на сумму 1,5 триллиона долларов 150 странам, которые они оплачивают в основном своими природными ресурсами.
  • КНР не представляет угрозы для США и не стремится подменить их. Пекин скорее стремится избежать какого-либо столкновения с этой сверхдержавой: он присоединился к незаконным санкциям Трампа в отношении Ирана, приостановив действие своих соглашений с этой страной. К неудовольствию тех, кто думает, что существует «ось Китай-Иран-Россия», которая держит под прицелом империализм, в декабре прошлого года, после того, как три станы провели военные учения в Персидском заливе, Китай и Саудовская Аравия продолжили их вдвоем.
  • Китай не пытается вмешиваться в ближневосточные дела, устанавливать зону своего влияния или создавать себе врагов. Он выступает в качестве надежного, прагматичного партнера, уважающего собственный государственный суверенитет.
  • Китай продолжает неспешно выступать за создание Палестинского государства (в то время как Израиль и США пытаются лишить палестинцев даже их мизерной автономии) и в СБ ООН налагает вето на аннексию Израилем палестинских территорий, отчетливо осознавая, что решения этого органа исполняются лишь тогда, когда соответствуют интересам США. У Пекина замечательные отношения с Израилем, представляющим интересы США в регионе: помимо закупок израильских военных технологий, промышленная группа Shanghai International Port подписала в 2015 году соглашение с Тель-Авивом о расширении порта в Хайфе.
  • Потребительский подход Китая к миру не мешает его властям вкладывать часть вырученных денег в борьбу с бедностью и отсталостью в собственной стране, вместо того, чтобы покупать острова и выводить денежные средства в офшоры. Согласно списку Fortune Global 500, 15 ведущих китайских компаний (энергетика, банковское дело, телекоммуникации и железные дороги) с самой высокой степенью доходности принадлежат государству, как и все земли.

Китай в стране чудес

Для Пекина государство является не орудием классового господства, а выразителем национальных интересов, поэтому всегда ведет дело с руководителями, независимо от того, кого они представляют. Когда в июле 2018 года китайский лидер Си Цзиньпин предложил арабским руководителям займы на сумму в 20 миллиардов долларов и еще дополнительно 90 миллионов Сирии, Йемену, Иордании и Ливану на цели восстановления и оказания помощи перемещенным лица и еще миллиард на обеспечение «социальной стабильности» (чтобы предотвратить народные восстания?), разве он не понимал, что по меньшей мере 80% этих средств уйдут прямиком в чьи-то личные карманы?  Прежде всего — коррумпированных капиталистических диктаторов, женоненавистников, которые не останавливаются ни перед чем, а сам долг будет погашаться за счет наиболее обездоленных слоев населения? Какой смысл иметь высокоскоростной поезд, если значительная часть населения не в состоянии оплатить проезд в автобусе?

Провал так называемого «развития по некапиталистическому пути», который проводили в жизнь мелкобуржуазные «независимые» диктатуры в Алжире, Ливии, Ираке и Сирии в 70-80-х годах ХХ века, показал, что без социалистического правительства невозможно проведение реформ в интересах большинства населения. Китай не проводит активной политики, чтобы противостоять милитаризму НАТО на Ближнем Востоке. Если он следует принципу «Когда твой враг хочет повеситься, не отвлекай его», то как быть с сотнями тысяч людей, которые погибли в этих войнах? Вместе с Россией Китай голосовал за введение экономического эмбарго в отношении Ирака (1990-2003), которое привело к смерти около 2 миллионов человек. Китай также не наложил вето на агрессию НАТО против Ливии. Создавать культ личности, на этот раз Си Цзиньпина, и пропагандировать его «мышление» — стоит ли делать это? Ведь такая концентрация на личности одного человека не только дискредитирует коллективную работу партии и народа КНР, но также создает неприкосновенных людей-полубогов, которых нельзя критиковать. И это представляет большую угрозу достижениям этого замечательного народа. Прогресс, и прежде всего социалистическое развитие, невозможны без политических свобод, то есть, без активного и творческого участия всех граждан и их обязательного контроля за действиями властей.

США против Китая

В докладе «Стратегия национальной безопасности США» за 2018 год Китай обвиняют в «попытках ослабить безопасность и благосостояние США, создать мир, чьи этические ценности противоположны ценностям и интересам США». Авторы доклада имеют в виду ценности, воплощенные во лжи относительно Ирака, тюрем в Гуантанамо, Абу-Грейб или Баграм? Дональд Трамп так увлекся антикитайской политикой, что противники обвиняют его в том, что он убрал Россию из своей повестки дня и вообще является агентом Москвы. Несмотря на то, что у США нет четко проработанной «стратегии по отношению к Китаю» ввиду тесных связей американской олигархии с этой страной, Вашингтон применяет в отношении КНР следующие меры сдерживания:

1. Наращивание темпа разведывательных полетов вокруг Китая параллельно с операциями по «свободе мореплавания» (FONOPS) с целью спровоцировать Пекин.

2. Увеличение численности своего контингента в Афганистане, укрепление мощи талибов по периметру границ с Китаем.

3. Введение санкций на продажу иранской нефти как раз в момент подписания Китаем контракта на ее поставки в течение ближайших 25 лет.

4. Заключение соглашений с Индией с тем, чтобы воспрепятствовать ее возможному сближению с Китаем.

5. Создание совместно с Японией, Индией и Австралией альянса (2017) с целью патрулирования и установления своего влияния в Индийском и Тихом океанах, а также в Южно-Китайском море.

6. Поддержка правой оппозиции в Гонконге.

7. Сдерживание Ирана и Китая, следуя доктрине Обамы и осознавая, что энергетическая безопасность больше всего беспокоит Поднебесную.

8. Дискредитация. С этой целью США ссылаются на «Дипломатию долговой ловушки», при помощи которой КНР предлагает займы странам, участвующим в проекте «Нового шелкового пути» при условии, что они будут заключать контракты с китайскими компаниями и возвратят кредиты в короткий срок. Таким образом, как считает Вашингтон, суверенитет стран-должников попадает в серьезную зависимость от долговой нагрузки: 1) Согласно журналу Forbes (2019), за последние 18 лет Китай списал около 9.8 миллиардов долларов долга ряду стран, включая главным образом Кубу. А как поступил ЕС с «братской» Грецией? Долг он ей не списал и даже отказался вести переговоры о его рефинансировании; 2) в связи с тяжелыми экономическими последствиями covid-19, Китай заявил, что рассмотрит вопрос списания долга ряду африканских стран, тем самым, которых Трамп называет «дрянными странами».

9. Обвинения (на которые США не имеют никакого морального права) в том, что Китай «не соблюдает права человека» в странах, куда он осуществляет капиталовложения. Эти обвинения звучат смешно, если вспомнить, что в Нигерии англо-голландскую компанию «Шелл» обвиняли в «причастности к убийствам, насилию и пыткам» населения в 1990-годы; «Шелл» также стояла за государственным переворотом в Иране в 1953 году и убийствах тысяч иранских коммунистов и патриотов. И что уж говорить о роли американских компаний в войнах в Ираке и Афганистане — всюду они оставляют недобрую память. А вот жители тех стран, где работает Китай, сохранили об этой стране совсем другие, намного лучшие впечатления.

10. Перед лицом нарастающих угроз своей стране Пекин намерен защищаться «по-китайски» и в рекордные сроки: с 2012 по 2018 год он спустил на воду два авианосца, а к 2025 году в его распоряжении будет семь авианосцев, при этом он не намерен окружать США в их собственных водах. Но самое лучшее китайское оружие — это быть суверенным держателем госдолга США и главным импортером нефти из России, Саудовской Аравии и Ирака. Китай добился того, что остальные мировые игроки зависят от него.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.