Съездив в Киев в августе 2004 года за единственным благоприятным интервью с Виктором Ющенко, опубликованным в тот год в России, я вернулся в Москву, — ничуть не сомневаясь, что он станет следующим президентом Украины. Когда в начале 2014 года по всей Украине гремели протесты, я тоже не сомневался: Виктора Януковича вот-вот сметет разъяренная толпа.

Теперь же я наблюдаю за событиями в разных городах Белоруссии за последние несколько недель и тоже убежден: шансов выжить на выборах, запланированных на конец лета, у президента этой страны Александра Лукашенко нет никаких.

Всего полгода назад позиции Лукашенко казались незыблемыми. Волевой лидер казался ярым защитником белорусского суверенитета от российского президента Владимира Путина, который добивается более тесной интеграции между двумя постсоветскими странами.

Однако, когда разразилась пандемия covid-19, и президент предпочел объявить ее «ерундой» и всячески от нее отмахнуться, что-то изменилось. В Белоруссии заболевших зарегистрировано около 54 000, а в соседней Польше, где населения вчетверо больше, всего около 30 000 случаев.

В начале мая популярный ютубер Сергей Тихановский объявил о намерении баллотироваться в президенты. Сам он баллотироваться не может из-за ареста после подавления оппозиции, но запасная кандидатура его жены была поддержана с энтузиазмом. Подписывать петицию в поддержку Светланы Тихановской в Минске, Бресте и Гомеле выстраивались километровые очереди.

Возвращение Белоруссии к демократии Москву потрясет даже больше, чем шаги Украины за последние годы. Россия давно считает Украину совершенно другой нацией, которая всегда смотрела на Запад, а не шла российским путем. Белоруссия же, напротив, видится самым верным другом. Россияне глубоко уважают страдания белорусов во Второй мировой войне, и граждане обеих стран пользуются равными экономическими правами по договору о Союзном государстве от 1999 года.

Поэтому я бы сказал, что демократический выбор Украины и ее отказ от политики в советском стиле неожиданностью не стал, но аналогичный поворот со стороны Белоруссии окажется для России тяжелым ударом.

Лукашенко — это Белоруссия в том же смысле, что Путин — это Россия (как однажды заявил нынешний председатель Думы: «Нет Путина — нет России»). Сейчас президент Путин пытается провернуть то, что уже сделал президент Лукашенко, — увековечить свою власть и наживаться на советском наследии вместо того, чтобы модернизировать страну. На провал Лукашенко на выборах Москва посмотрит с опаской.

Дополнительная интрига в том, что напряженность между Путиным и Лукашенко нарастает. С 2000 года Россия субсидировала Белоруссию на сумму свыше 100 миллиардов долларов, а взамен почти ничего не получила. В последние годы Лукашенко не раз критиковал Путина по вопросам границы и другим темам и возглавляет блок «русоскептиков» внутри Евразийского союза, любимого геополитического построения Путина. Так что вмешиваться на стороне Лукашенко у Москвы может не найтись ни инструментов, ни желания.

В Белоруссии нет ни этнических различий, которые облегчили российское вторжение на Украину, ни обладателей российских паспортов, коих было немало в украинском руководстве эпохи Януковича.

Так что 2020 год в Восточной Европе вполне может стать Годом Белоруссии — точно так же, как 2014 год стал Годом Украины. Мир должен внимательно следить и протянуть руку помощи, если произойдет сейсмический сдвиг.

Владислав Иноземцев — директор Центра исследований постиндустриального общества в Москве

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.