Шумиха в СМИ вокруг сообщений о поставках СПГ из США через Польшу на Украину отвлекла внимание от сложностей, связанных с реализацией этого проекта. Шансы на его претворение в жизнь в такой версии, которую описывает пресса, иллюзорны, а непрозрачность инициативы может послужить дискредитации самой, несомненно полезной, концепции поставок.

Старт без конкретики

О преимуществах импорта газа из США на Украину через Польшу написано уже много. Это полезная инициатива, которая может оказать положительное воздействие на позицию польского и украинского рынков, сделать их более безопасными, повысить уровень конкуренции.

За последний год тема поставок СПГ на Украину оказывалась в центре внимания СМИ по меньше мере трижды. 31 августа 2019 года представитель польского правительства по вопросам развития стратегической энергетической инфраструктуры Петр Наимский (Piotr Naimski), секретарь Совета нацбезопасности и обороны Украины Александр Данилюк и министр энергетики США Рик Перри (James Richard Perry) подписали в Варшаве меморандум о сотрудничестве в энергетической сфере. Документ предполагал, что объем поставок СПГ из США через Свиноуйсьце на Украину составит 6 миллиардов кубометров в год, появится новая инфраструктура, соединяющая польскую и украинскую газовую систему, а партнеры помогут Киеву реформировать газовый сектор.

13 марта 2020 года вице-премьер и заместитель министра энергетики Украины Константин Чижик сообщил, что его ведомство подписало соглашение о намерениях с компанией «Луизиана Нэчурал Газ Экпортс» на поставку через польский СПГ-терминал 6-8 миллиардов кубометров газа из США в год в перспективе «двух-трех лет». При этом в сообщениях, поступавших из Киева, Польша изображалась стороной, не играющей в процессе важной роли.

В начале мая Чижик лишился поста вице-премьера. Тем не менее 27 мая 2020 года кабинет министров утвердил соглашение с американской компанией. Официальное объявление было очень лаконичным. Там говорилось лишь об «изучении возможностей диверсификации источников поставок газа посредством обеспечения долгосрочных поставок СПГ, а также развития трансграничной газовой инфраструктуры Украины и ЕС».

Документ, который до сих пор не обнародовали, в течение одного дня должны были доработать четыре министерства (финансов, иностранных дел, экономики и юстиции) и регулятор энергетического рынка. В тот же день депутат от оппозиционной «Европейской солидарности» Алексей Гончаренко опубликовал на своем канале в Телеграм сообщение, что меморандум предполагает ведение сотрудничества в течение 20 лет и объем поставок на уровне 5,5 миллиардов кубометров в год, а цена будет привязана к ценам на «Хенри Хаб». Также, по словам Гончаренко, меморандум предусматривает строительство нового газопровода, соединяющего Бильче-Волицко-Угерское подземное хранилище с газовым узлом Германовице.

Внимание на себя обращает декларативный характер подписанных документов и официальных сообщений. Меморандум или соглашение о намерениях — это документы общего характера, их появление не гарантирует успеха предприятия. Анализ сложностей, с которыми могут столкнуться его участники, склоняет умерить оптимизм.

Инфраструктурные споры

Реальную форму проект приобретет при выполнении определенных условий. Если Киев хочет нарастить объем поставок с польского направления, ему придется совместно с Варшавой заняться связывающей две страны инфраструктурой. Сейчас она позволяет поставлять 2 миллиарда кубометров газа в год, следовательно, мощность нужно наращивать. В Киеве рассматривают две концепции.

Первая предполагает строительство нового газопровода, соединяющего системы Польши и Украины, который будет иметь мощность 5 миллиардов кубометров (с возможностью нарастить ее до 8 миллиардов на украинском и до 7 миллиардов кубометров на польском направлении). Один из самых ревностных сторонников его строительства, влиятельный эксперт и генеральный директор компании «Нефтегазстройинформатика» Леонид Униговский, говорит, что это позволит ликвидировать проблему с обветшанием газопроводов и соблюдением стандартов безопасности (действующая компрессорная станция «Комарно», от которой сейчас в направлении Польши идет газопровод, расположена слишком близко от жилых массивов).

Униговский обращает, однако, внимание, что понадобится заново провести анализ технической осуществимости проекта. Эксперт не отрицает, что с коммерческой точки зрения другие решения могут казаться более привлекательными, но именно это позволит укрепить энергетическую безопасность Польши и Украины. По его подсчетам, построить новый газопровод дешевле, чем реконструировать существующую инфраструктуру.

Вторая концепция предполагает модернизацию имеющихся газопроводов. За такой вариант выступает, в частности Нафтогаз. Председатель правления компании Андрей Коболев и вторящий ему директор оператора ГТС Украины, считают, что реконструкция газопроводов по обе стороны границы позволит увеличить пропускную способность с нынешних 2 до 6,6 миллиардов кубометров в год. В отличие от Униговского, они, не забывая о безопасности, делают упор на экономических аспектах. Ведущий украинский эксперт по вопросам энергетики Михаил Гончар полностью разделяет этот взгляд. Он подчеркивает, что 6 миллиардов кубометров газа с одного только польского направления — это уже очень много, кроме того, в пользу строительства нового газопровода нет аргументов, а какие на европейских рынках будут тренды, сказать сложно.

Мощности СПГ-терминала в Свиноуйсьце не позволяют реализовать план Чижика, а появления плавучего терминала в Гданьске еще придется подождать. Кроме того, мы не знаем, как будет выглядеть структура рынка в Польше и на Украине в ближайшие годы: какой объем газа будет нужен нам, сколько мы будем готовы реэкспортировать, какими окажутся реальные потребности украинцев. Прогнозы касательно других рынков региона тоже выглядят не вполне конкретно. Если ответов на такие основополагающие вопросы нет, значит, перспектива достичь объемов, которые называет Чижик, выглядит малореальной.

Как вписаться в украинский рынок?

Основные данные о газовом рынке на Украине склоняют еще сильнее усомниться в концепции, представленной в меморандуме и соглашении о намерениях. Во-первых, в прошлом году Украина использовала чуть более 29 миллиардов кубометров газа, а в текущем из-за теплой зимы и экономического спада этот показатель упадет до 27-28 миллиардов кубометров. Объем собственной добычи на Днепре составляет чуть более 20 миллиардов кубометров в год, и в этом плане в ближайшие годы ничего измениться не должно. Киев начал внедрять программы повышения энергоэффективности, что будет способствовать снижению объема потребления. То есть в год объем импортных потребностей составит 6-8 миллиардов кубометров, хотя подземные хранилища могут закачивать больше заграничного сырья, если это будет востребовано западными компаниями. Следует, однако, осознавать, что сейчас украинская ГТС может принимать с западного направления (Словакия, Венгрия, Польша) почти 26 миллиардов кубометров сырья в год, а это в несколько раз больше, чем нужно украинцам (с запасом — 10 миллиардов). Следовательно, для Украины увеличение пропускной способности газопроводов, соединяющих ее с Польшей, не первоочередная задача, а, скорее, возможность разнообразить рынок.

Во-вторых, есть сильные конкуренты. В январе-мае Украина закупила за границей 5,2 миллиарда кубометров газа. 2,8 миллиарда (почти 54%) — со словацкого направления, 1,6 миллиарда (почти 31%) — с венгерского и 0,8 миллиарда (более 15%) — с польского. Дело не только в состоянии инфраструктуры, но и просто в конкурентоспособности поставщиков. Сложно найти убедительные аргументы, доказывающие, что польское направление в этом плане привлекательнее двух других вышеперечисленных. Так что планы по объему поставок американского газа через Польшу, утвержденные украинским правительством, выглядят не слишком реальными.

В последние годы Киев строит модель рынка газа, опирающуюся на гибкость и максимальную конкуренцию разнообразных экспортеров, которые, по замыслу украинских властей, должны сражаться за покупателей на Украине. США придется конкурировать с другими продавцами на становящимся все более гибким рынке.

Газовый терминал в Свиноуйсьце
В-третьих, нельзя исключить появления на высшем уровне решения о возобновлении импорта газа из РФ. Часть олигархов призывает государственное руководство относиться к экономическим отношениям с ней более прагматично. Такую позицию в первую очередь занимает группа «газовщиков», которую в последнее время поддерживают кремлевский фаворит Виктор Медведчук, Игорь Коломойский и Виктор Пинчук. Более того, раз Украина обязалась использовать нормы Третьего энергопакета ЕС, Газпром имеет право поставлять сырье украинским покупателям, а оператор ГТС будет обязан предоставить ему свободный доступ к украинским транспортным сетям. По неофициальной информации, российский концерн намеренно откладывает принятие такого решения, выжидая более удачного политического момента, который позволит склонить администрацию Зеленского к более серьезным уступкам.

Киев может также выбрать «план Б» и запретить импорт из страны-агрессора. Такие запреты работают в других сферах, например, компании из РФ не могут владеть долями в операторе ГТС. Судя по всему, украинские власти сами не знают, какой вариант выбрать, а это добавляет неопределенности. Возобновление импорта из России может обострить конкуренцию и ограничить возможности для поставок газа с территории Польши. Заключение американо-польско-украинского соглашения, включающего обязательства Киева по закупке определенного объема сырья, стало бы фактором, перечеркивающим смысл возобновления поставок из РФ, однако, пока этот вопрос остается открытым.

Представляется, что объемы, о которых идет речь в соглашении о намерениях, сильно завышены и не соответствуют украинским реалиям. Это не значит, что сама концепция лишена смысла, напротив, она (в том числе с точки зрения Киева) совершенно разумна, однако, ее следует основательно модифицировать. Даже если удастся создать дополнительную инфраструктуру в Польше и на польско-украинской границе, большим успехом станет стабилизация импорта с польского направления на уровне в 4 миллиарда кубометров в год. При этом украинские эксперты сходятся во мнении, что посредством польской системы на Украину должен поступать газ не только из США, но и с европейских хабов.

Печальная картина

Перечисленные выше факторы — не единственные подводные камни в истории с меморандумом. Основная проблема всей концепции заключается в ненадежности американской компании и политической атмосфере вокруг американо-украинских отношений. «Луизиана Нэчурал Газ Экпортс» появилась всего два года назад, опыта в сфере экспорта у нее нет. Более того, фигурирующие в ее документах персоны имеют очень плохую репутацию и криминальное прошлое.

Портал «Зеркало недели» публикует тревожные данные: за два года эта американская компания привлекла всего 17,5 миллионов долларов инвестиций, а сама инвестировала 2,25 миллионов, при этом у нее есть налоговые задолженности (340 тысяч). Ее совладелец и директор Уильям Миллер (William Miller) в 1980-х провел 8 лет в тюрьме за финансовые махинации, сейчас против него выдвигают такие же обвинения. Спрашивается, как компания с сомнительной репутацией сможет сыграть ключевую роль в масштабном международном проекте?

В последние месяцы Трамп повысил свою активность на украинском направлении. Белый дом, разумеется, хотел бы увидеть решительные шаги киевских властей в отношении члена совета директоров добывающей компании «Бурисма» Хантера Байдена (Huntera Bidena), чей отец выступает соперником действующего президента. В этом контексте обещание поставить на Днепр большие объемы американского газа выглядит попыткой склонить украинские власти к действиям.

Кроме того, сложно не заметить, что одновременно на Украине повысилась активность пророссийских кругов. Абсурдные обвинения в адрес Петра Порошенко со стороны депутата с крайне пророссийскими взглядами Андрея Деркача (он говорит, что экс-президент покровительствовал компании), были призваны, по всей видимости, побудить Зеленского воспользоваться шансом расправиться с соперником. Глава государства сначала отреагировал с энтузиазмом и заявил, что дело получит ход, но спустя два дня, видимо, под влиянием сохраняющих здравомыслие советников, отказался от этого авантюрного плана. Наконец, в то же самое время о себе пытаются заявить лоббисты из США: Андрей Артеменко и Андрей Телиженко. Первый был депутатом Верховной рады, а второй — дипломатом, за обоими тянется пророссийский след. Они тоже выступают за решение «вопроса Байдена», а также высказываются на газовые темы.

Источники упоминавшегося выше портала говорят, что идею подписания меморандума с «Луизиана Нэчурал Газ Экпортс» продвигал экс-глава офиса президента Андрей Ермак, которого эксперты считают пророссийской фигурой. На основании всего вышесказанного можно выдвинуть гипотезу, что разворачивающаяся игра — это имитация, значение в которой имеют лишь тактические цели политиков, а реальные газовые аргументы толкуются вольно, если не сказать извращаются.

Мы видим печальную картину того, как текущие политические интересы берут верх над здравомыслием. Сомнительная репутация американской компании, заключение соглашений при отсутствии транспортных мощностей, политико-лоббистский фон указывают, что история с меморандумом может послужить для дискредитации самой концепции поставок американского газа на Днепр. Подчеркну, совершенно разумной и нужной концепции, но не в такой форме, какую задает меморандум, и не с таким партнером.

Выводы и перспективы

Инфраструктурные условия и основные характеристики рынка газа Украины таковы, что шансов на реализацию поставок в объеме, указанном в меморандуме, практически нет. Тактической задачей-максимум должно стать налаживание поставок на уровне в 4 миллиарда кубометров, со временем при благоприятных условиях их можно будет нарастить.

Представляется, что следует скорректировать также подход к самой модели сотрудничества в рамках проекта. Идея поставок в одном направлении рано или поздно вызовет на Днепре недовольство. Следует помнить о гибкости в распределении газовых потоков в регионе и видеть в отношениях с Украиной не только возможность найти рынок сбыта, но и этап интеграции ее рынка с европейским.

Сейчас там есть два подхода к проекту. Энергетические круги (эксперты, работающие на официальные органы специалисты, государственные и частные компании) решительно поддерживают идею увеличения объема поставок с польского направления, хотя по-разному предлагают претворять ее в жизнь. Между тем подход и действие представителей мира политики порождают риск дискредитации самой концепции закупок американского газа.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.