События, разворачивавшиеся на днях в Хабаровске, а также некоторых менее крупных городах Хабаровского края, дают представление о том, чем живет сегодняшняя Россия, что думают ее граждане, и до какой степени Запад не понимает происходящего там.

Речь идет, разумеется, об истории Сергея Фургала — губернатора, которого несколько дней назад по решению московского суда поместили на два месяца под стражу по делу об организации совершенных 15 лет назад убийств.

Начнем с самого простого, то есть с демонстрации, до какой степени западные знатоки России слабо разбираются в процессах, разворачивающихся у нашего соседа. Известный эксперт по российской тематике, автор множества книг и статей Андерс Ослунд (Anders Åslund) опубликовал в Твитере комментарий, удивляясь в нем, как человек, которого обвиняют в принадлежности к преступной группировке в 2004-2005 годах, мог быть назначен губернатором. «Почему его арестовали»?— задается риторическим вопросом аналитик. Потому, что Фургал — член «преступной партии» Жириновского или потому, что он был в рядах мафии?

Не буду даже заострять внимания на том, что считающийся экспертом Ослунд сделал в короткой записи две ошибки: Фургала не назначили губернатором, он был избран на этот пост, а его команда буквально смела конкурентов из «Единой России», партии власти, в ходе выборов в органы местного самоуправления. На этом фоне то, что Фургала обвиняют не в принадлежности к преступной группировке, а в управлении ей и организации убийств, выглядит мелочью.

Нет смысла полемизировать с Ослундом, который, судя по всему, писал свой комментарий, не ознакомившись как следует с сутью дела. Между тем выглядит оно чрезвычайно интересно. Эксперта наверняка удивило также то, что спустя два дня после его публикации в Твитере на улицы Хабаровска выразить протест против ареста «их губернатора» вышли тысячи людей. Это была самая масштабная демонстрация в этом городе с 1991 года. Аналогичные акции прошли также в других населенных пунктах региона.

Мы наблюдали не единоразовое выступление возмущенных людей, которые прошли по городу с лозунгами «Путин — вор», требуя свободы и отставки президента. Митинги и демонстрации с разной интенсивностью продолжаются в Хабаровске уже третий день. Звучат предложения организовать бесконечный митинг, то есть нечто вроде локального майдана. Перед протестующими выступали, в частности, представители местного штаба Навального, что наверняка стало для аналитиков вроде Ослунда большим сюрпризом. Пресс-секретарь арестованного губернатора Надежда Томченко заявила СМИ, что «такого единодушия еще не видел ни Хабаровский край, ни Дальний Восток». Ее слова цитирует в своем развернутом репортаже «Новая газета», занимающая идеологическую позицию, противоположную той, на какой стоит партия Жириновского.

Житель Хабаровска Владимир Кутепов, слова которого приводит издание, напоминает, что в 2018 году в первом туре губернаторских выборов Фургал и кандидат «Единой России» Шпрот набрали примерно одинаковое количество голосов, но народ увидел, что есть шанс что-то изменить, наладить, что выбор имеет значение. Таким образом Фургал стал своего рода символом сопротивления. Именно сопротивление, поиск какой-либо альтернативы подтолкнули жителей Дальнего Востока, которые сейчас рассказывают журналистам, что «все расхитили, и лес и нефть», поддержать кандидата от объединения Жириновского.

Узнав об аресте Фургала, не скрывающий своего раздражения лидер ЛДПР выступил в Думе с претензиями в адрес российских властей. Он пригрозил, что все депутаты его партии откажутся от мандатов, если губернатора не освободят. «Вам Конституция нужна? Мы вам дали Конституцию! А вы нам наручники на руки!», — кричал Жириновский, по всей видимости, имея в виду недавний референдум. Все дело, как полагает политический шеф Фургала, имеет политическую подоплеку, а губернатора после 2004-2005 годов, когда он, как говорится, совершил инкриминируемые ему преступления, неоднократно проверяли, но ничего не нашли.

Жириновский выдвигает тезис (и это интересная тема, которая наверняка еще вернется), что Фургал разорвал договоренности с высокопоставленными чиновниками и перестал привозить в Кремль чемоданы с деньгами, то есть своеобразную дань или оброк. Из-за этого от него отвернулись, не помогла даже чрезвычайная лояльность губернатора президентской администрации, о которой писали многие СМИ. В этом контексте вспоминается дело уже осужденного и отбывающего наказание бывшего министра Алексея Улюкаева, который, как сообщалось, получил восемь миллионов долларов от главы Роснефти в качестве платы за согласие на то, чтобы этот государственный концерн купил другую государственную компанию. Некоторые предполагали, что Улюкаев просто регулярно собирал дань, которая шла на обслуживание потребностей кремлевских чиновников, а поэтому он так удивился появлению заковавших его в наручники людей.

Второе предположение, которое высказал в Думе Жириновский, выглядит тоже интересным. Согласно этой версии, Фургал оказался под прицелом потому, что он мешал продать китайцам крупный завод «Амурсталь». И, наконец, третий возможный мотив избавления от губернатора связан с приближающимися выборами в Думу, которые на фоне нарастания общественного недовольства и ухудшающихся условий жизни не станут для путинской команды легкой прогулкой.

Жириновский заявил также с думской трибуны, что если так пойдет дальше, произойдет взрыв, а армия встанет на сторону народа, поэтому власти не поможет никакая Росгвардия Золотова. Это очень любопытная информация, учитывая, что на закрытых военных базах число противников «путинской конституции» оказалось гораздо выше, чем в целом по стране.

Как сообщает газета «Коммерсант», Москва взяла Фургала «в разработку» сразу же после выборов 2019 года, когда его команда практически выдавила из локальных органов власти «Единую Россию». Сигнал поступил с самого верха, соответствующее распоряжение, как сообщается, дал председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин. Игорь Краснов, который тогда занимал пост его заместителя, а сейчас стал преемником, должен был инициировать повторную проверку материалов, касающихся того, что происходило в Хабаровске в 2004-2005 годах. Задачу поручили проверенному прокурору — генерал-майору Юрию Буртовому, который известен, в частности тем, что «проявил себя» в делах против некоторых акционеров компании ЮКОС и главы ее службы безопасности. Все пошло как по маслу. Начались аресты, а один из задержанных местных предпринимателей вспомнил, что убийства конкурентов заказывал ему именно Фургал. Он пошел на сделку с прокуратурой и именно его показания позволили арестовать губернатора.

Сложно, конечно, утверждать, что Фургал — кристально чистый человек. В бурные 1990-е годы и следующее десятилетие, когда в России делались капиталы, было много трупов, а политико-предпринимательско-мафиозные кланы яростно боролись за влияния. Фургал, имеющий медицинское образование, занялся тогда бизнесом и не исключено, что выдвинутые против него обвинения имеют под собой основания. Но что с того? Судя по всему, российская общественность считает, что у всех представителей элиты есть кровь на руках, а источник происхождения их состояния вызывает как минимум вопросы.

Сейчас следует обратить внимание на то, что после референдума силовики занялись укреплением своих влияний. По нелепому обвинению в шпионаже был арестован журналист Иван Сафронов (доступа к закрыт материалам он не имел, а детали обвинительного акта засекречены), а на следующий день — Фургал. Оба этих дела объединяет следующий аспект: Сафронов работал советником главы Роскосмоса Рогозина, начинавшего свою политическую карьеру в рядах националистической партии «Родина», а Фургал представляет не менее националистическое объединение Жириновского. Это указывает на то, что если в Кремле сейчас чего-то и боятся, то роста националистических настроений и экономического популизма под лозунгами перераспределения средств от олигархов к нищенствующему большинству.

Заявление Путина о введении прогрессивного налога (он будет применяться к доходам, превышающим пять миллионов рублей) — это реакция на нарастание эгалитарных настроений: чтобы ими накануне приближающихся выборов не смогли воспользоваться национал-коммунисты, пришлось арестовать Фургала.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.